Если бы о «деле Врбетице» вспомнили в другой момент и в другом контексте, оно не вызывало бы столько вопросов и эмоций.

Сообщение о том, что за взрывом, который унес жизни двух человек, стояли российские спецслужбы, появилось при весьма интересном стечении обстоятельств. На восточной границе с Россией растет военная напряженность, которая вызвана, с одной стороны, шагами и риторикой Украины, а с другой — продолжительным укреплением сил НАТО на восточной границе и российской реакцией на это.

Россия предлагает свою вакцину «Спутник V» европейским странам. На руку ей играет нехватка вакцин, производимых западными транснациональными компаниями, и ошибки при закупке вакцин на уровне Европейского Союза и его стран-членов. Но речь тут идет не столько о геополитической борьбе, сколько о жесткой конкуренции. По-прежнему окончательно не решена судьба газопровода «Северный поток — 2». Кроме того, в Чехии планируется тендер на достройку АЭС «Дукованы» и широко обсуждается участие российского Росатома в этом миллиардном проекте. Не так давно США ввели очередные санкции против России, которыми карают Москву, в частности, за вполне рядовой кибершпионаж. Недавно то же самое Израиль совершил против Ирана, а администрация Байдена никак не отреагировала. Это такой «основанный на правилах порядок»?

Самые серьезные несостыковки

На фоне такого обострения Байден и Путин обсудили по телефону возможность провести этим летом саммит. Такой шаг предвещает диалог, а санкции говорят о продолжении прежней политики без диалога. Кстати, Москва довольно резко отреагировала на американские санкции. В то же время вице-премьер Чехии, министр внутренних дел и исполняющий обязанности министра иностранных дел в одном лице (после отставки министра Томаша Петршичека, который признался, что заранее знал об обстоятельствах взрыва в Врбетице!) предложил сделать Прагу местом проведения этого саммита. Тот же Гамачек хотел ехать в Москву, чтобы обсудить там поставки «Спутника V». Именно предложение провести саммит между США и Россией в Праге, как это было в 2010 — самая большая несостыковка в этой истории. Мы видим, как и.о. министра иностранных дел всего за пару часов делает разворот на 180 градусов и рассказывает нам что-то об операции прикрытия.

Затем проводится пресс-конференция премьера и вице-премьера, где они сообщают, что российское ГРУ устроило взрыв в Врбетице шесть с половиной лет назад и что, исходя из этого «обоснованного подозрения», Чехия высылает 18 дипломатов, которых контрразведка считает сотрудниками спецслужб РФ. Об этом объявили немедленно, не дав российской стороне возможности, по крайней мере официально, запросить какие-то объяснения. Выглядит это все сумасбродно и необдуманно, и вскоре выясняется, что шаг действительно не продумали как минимум с точки зрения реакции России. Сомнения есть и насчет обсуждения ситуации с дипломатами стран-союзников…

Распалять эмоции

Политическая оппозиция и поддерживающие ее СМИ до предела обострили свою антироссийскую риторику и призывают фактически к разрыву отношений с Россией (давайте оставим в Праге одного российского дипломата!), а также называют инцидент актом терроризма. Высылку они считают проявлением чешского суверенитета и гордости. Эта история, по их мнению, свидетельствует о нашей принадлежности к Западу, в которой, по-видимому, больше всех сомневаются ее самые ярые поборники, и поэтому они вынуждены ее постоянно доказывать. И обязательно за счет России.

У субботнего шага была увертюра в Европе: на фоне американо-российского обмена санкциями и высылками дипломатический крестовый поход поддержала также Польша и Болгария. Задетая Россия реагирует на чешское решение жестко, и этого, кстати, стоило ожидать, учитывая увертюру к чешским шагам и тому, что эта история продолжает «рициновый скандал» прошлого года. Наши политики и даже глава МИД заранее предупредили нас, что Чехия предусмотрела российскую реакцию, но потом те же люди признались, что были ею удивлены. Конечно, дело не обошлось без антирусского шовинизма и расизма, которые уже превратились в привычную и даже желанную часть чешского общественного пространства. Чем «либеральнее», тем ярче проявления расистского чувства превосходства над Россией.

В результате чешская дипломатическая миссия в Москве, наш дипломатический костяк, парализована. Политический и экономический отдел закрыты, хотя это не так важно, ведь нашим компаниям в России теперь и так ждать нечего. Росатом исключили из тендера. И Чехия не будет применять российскую вакцину «Спутник V» и оставит ее другим странам Европейского Союза, которые уже занимаются этим вопросом. И, судя по всему, они от нее не откажутся из-за чешских «обоснованных подозрений». В чешской политике эта история сыграла на руку тем, кто выступал против участия Росатома в тендере, кто не хотел «Спутник V» и кто призывал сократить штат российского посольства, которое «кишит шпионами». Что касается внешней политики, то эта история вписалась в антироссийскую линию на фоне роста напряженности на востоке от наших границ.

Вымысел и правда

Вряд ли мы точно узнаем, что произошло семь лет назад в Врбетице. Дело выстроят на авторитете Службы безопасности и информации и на засекреченной информации, на основании которой служба пришла к своим выводам. СМИ мэйнстрима воспринимают это как железобетонный факт, подавляя критику и сомнения. Поэтому опровергать что-то бессмысленно, так как правда не ставится целью. В политике она давно утратила свое значение. Важна не правда, а то, какими вещи кажутся или как преподносятся здесь и сейчас, как правило, с каким-то политическим интересом.

С другой стороны, сценарий военного саботажа со стороны России (то есть препятствование продаже боеприпасов в зоны российских интересов, где ведутся боевые действия) тоже возможен. Разведывательные службы России и других стран, несомненно, были и есть в Чешской Республике. Кстати, подобная деятельность России связана с общей конфронтационной политикой последних лет и с расширением НАТО на восток (Россия расценивает НАТО как неприятеля). Таким образом, мы, будучи страной-членом альянса, участвуем в этой беспринципной конфронтации. Поэтому эмоциональные излияния наших политиков совершенно неуместны и призваны лишь распалить чувства и натравить на Россию, хотя гибель двух людей на складе, конечно — преступление.

Когда на нарушение суверенитета можно закрыть глаза

От этой истории отдает чешской провинциальностью, неспособностью сориентироваться, просчитать последствия собственных шагов и заранее продумать шаги и слова. Наши политики, за редким исключением, соревнуются в заискивании перед западными странами и истерично кричат России, что не поступятся нашим суверенитетом. Но где они были, когда США жестоко и совершенно вопиюще нарушали суверенитет других стран, причем даже военными средствами? В случае Москвы они впадают в бешенство, зато в других случаях нарушение международного права их не беспокоило и не беспокоит. Его даже поддерживают. Почему? И как положение, которое поддерживала Чехия, связно с тем, что правила превращаются из универсального инструмента в инструмент продвижения державных интересов? Какие шаги предприняли чешские политики, чтобы помешать соперничеству держав в последние годы, и что предложили для улучшения отношений с Россией в рамках европейской архитектуры безопасности? Когда и в каких случаях они проявили рассудительность, инициативу и оригинальный подход (я уже не говорю о смелости пойти против течения)?

Вместо этого они предпочитали делать громкие и низкопробные заявления в адрес России, считая это, наверное, даже «стратегией» защиты наших интересов в рамках новой веры в плохие и хорошие державы. Забыв о рассудительности, они рукоплескали событиям на Украине, где раскрутилась спираль конфронтации между Россией и США в Европе. Наивной и недальновидной поддержкой конфронтации не обеспечить безопасность такой страны, как Чехия. Но не думайте, что наши элиты извлекут теперь уроки, ведь за все, что происходит или не происходит в международных отношениях, ответственность несет только и исключительно Россия. А мы так, мы просто погулять вышли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.