Российский министр иностранных дел Сергей Лавров ранее в этом месяце представил мрачную оценку состояния американо-российских отношений. Хотя в его выступлении мелькнул луч надежды, когда он сказал, что связи между Вашингтоном и Москвой могут улучшиться, Лавров, тем не менее подчеркнул, что «конфронтация достигла дна». Его замечания прозвучали спустя две недели после того, как американский президент Джо Байден и российский президент Владимир Путин подвергли друг друга резкой критике, прямо как дети на школьном дворе. При этом Байден назвал Путина «убийцей», тогда как Путин намекнул на то, что у Байдена могут быть проблемы со здоровьем. Но оказалось, что отношения между этими двумя странами еще не достигли дна, как полагал Лавров.

Мы исходим из того, что динамика в отношениях между Соединенными Штатами и Россией в течение последних нескольких недель стала еще хуже. Можно с пониманием отнестись к тем, кто думает, что американо-российские отношения сегодня так же плохи, как в начале 1980-х годов, когда эти два противника времен холодной войны находились по разные стороны геополитической и идеологической борьбы.

Анатолий Антонов, российский посол в Вашингтоне, отсутствует в американской столице уже месяц. Тем временем Джон Салливан, американский посол в России, направляется домой для проведения консультаций, поскольку несколькими днями ранее Кремль предложил этому ветерану дипломатической службы взять отпуск на некоторое время.

На прошлой неделе администрация Байдена ввела в действие новый набор санкций против Москвы за ее вмешательство в американские выборы, за хакерские атаки на американские сети. Принятые меры предусматривают заморозку активов 32 организаций и физических лиц, а также высылку десяти российских официальных лиц. Не вызывает удивления, что Москва в ответ выдворила из страны десять американских дипломатов, запретила восьми известным американским официальным лицам вести дела в России, а также ограничила деятельность на российской земле финансируемых Соединенными Штатами НКО.

Этот обмен ударами происходит как раз в тот момент, когда Украина, которая все больше оказывается под тенью своего более крупного и мощного соседа, заявляет о том, что больше 120 тысяч российских военнослужащих размещены вблизи украинской границы. Кроме того, все тревожнее становится ситуация с Алексеем Навальным, который был недавно переведен в другую тюремную больницу из-за ухудшения состояния здоровья.

Как раз во времена повышенного стресса дипломатия является наиболее сложным, но и наиболее ценным средством для предотвращения катастрофы. Хотя и американские, и российские официальные лица обмениваются риторическими залпами, санкциями и дипломатическими обвинениями, обе стороны, похоже, понимают, что полный отказ от диалога — каким бы соблазнительным он ни казался — приведет лишь к тому, что эти отношения погрузятся ниже некуда.

Президент Байден и президент Путин продолжают говорить друг с другом, и делают это не столько для решения проблем, сколько для того, чтобы контролировать свои ожидания, улучшить знание друг о друге и сообщить друг другу о своих многочисленных претензиях. Идея Байдена о проведении саммита этим летом, о которой он упомянул в ходе телефонного разговора, активно обсуждается его противниками. Она подвергается резкой критике со стороны известных оппонентов Путина и его правительства, включая шахматного гроссмейстера Гарри Каспарова, который задает такой вопрос: зачем говорить о чем-то с «убийцей»? Однако геополитика — это сложный и запутанный бизнес, который требует, чтобы лидеры поднимали трубку телефона, сжимали зубы и пытались найти способ работать вместе в тех областях, которые представляют взаимный интерес, — независимо от потраченного времени и громких голосов критиков.

Байден, неизменный прагматик, занял жесткую позицию в отношении Путина и в отношении России — страны, которая, как он считал (справедливо или нет) пользовалась слишком уважительным отношением в период правления Дональда Трампа (факты этого не подтверждают; можно утверждать, что администрация Трампа, с учетом высылки дипломатов, санкций и закрытия консульств, проводила такую же жесткую, такую же «ястребиную» политику в отношении России, как и администрация Обамы).

Однако, как гласит старая поговорка, взгляд человека нередко зависит от того места, где он сидит. Мир глазами президента Соединенных Штатов может сильно отличаться от мира глазами кандидата в президенты. Однако Байден без колебаний будет наказывать Кремль за вмешательство в американский политический процесс или за отравление российских диссидентов, но он также без колебаний будет договариваться о телефонном разговоре.

«В течение продолжительной истории соперничества наши две страны (Соединенные Штаты и Россия) находили возможность справляться с напряженностью и не давали ей возможности выйти из-под контроля, — сказал Байден на прошлой неделе во время короткого обращения к нации. — Настало время провести деэскалацию. Путь вперед лежит через содержательный диалог и дипломатический процесс».

Так и есть на самом деле. У двух стран, которые имеют на двоих свыше 11800 единиц ядерного оружия, то есть, около 90% всего ядерного арсенала в мире, нет другого выбора, кроме как поддерживать ту или иную форму диалога, — каким бы разочаровывающим этот диалог в конечном счете ни оказался.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.