Сталинский Советский Союз прославлял коммунизм в своей стране, но практиковал капитализм за рубежом. Продавал странам Запада раскраденные произведения искусства, лесоматериалы и зерно. Запад преимущественно закрывал глаза на то, что эта выгодная торговля отдавала преступлениями и ложью, и была пропитана кровью и слезами.

Коммунистическая партия Китая (КПК) придерживается ленинизма, как эффективной доктрины политической организации, но отбросила недейственные идеи марксистской экономики. Вместо этого, она практикует капитализм у себя в стране и за рубежом.

Так же, как в 1930-х годах, иностранцы помогают. Пятая часть мирового хлопка происходит из западного региона, который Китай называет «Синьцзян» («Новый рубеж»). Это оккупированная родина уйгуров и прочих мусульманских и тюркских меньшинств. Они оказались в ловушке геноцидной системы принудительного труда и контроля над сознанием, поразившей бы даже архитекторов советского ГУЛАГа.

Одним из последствий такой ситуации является то, что самые известные в мире бренды одежды — Adidas, Burberry, H&M і Nike — оказались перед дилеммой. Подстроиться под всё более критическое западное общественное мнение, очистив свои цепочки поставок и не используя ни одной хлопковой ниточки, запятнанной этой системой? Или оставить себе доступ к крупнейшему в мире рынку, подстроившись под Коммунистическую партию Китая?

Большинство читателей, вероятно, и не будут считать это дилеммой. Сейчас мало кто будет утверждать, что нужно было обеспечивать Советский Союз твердой валютой в обмен на экспортные товары, производившиеся священниками, диссидентами, кулаками и представителями этнических меньшинств, которых в невольничьих лагерях истощали трудом до смерти. Почему же так сложно отказаться от продукции современного сталинизма — расистского, техно-дистопического, империалистического режима, нынче управляющего Китаем?

Один из ответов — возмущаться прошлыми недостатками других людей легче, чем принимать личные моральные решения в настоящем. Приоритеты компаний действительно изменяются, когда речь идёт о прекращении использования ископаемых энергоносителей, сохранении тропических лесов или улучшение кадрового разнообразия. Но как отказаться от всего китайского рынка сейчас? Это означает уничтожить компанию или карьеру её руководителя.

Лидеры КПК это знают. Они безжалостно давят на западные компании, отважившиеся отреагировать на сопротивление потребителей «кровавому хлопку». Более 500 магазинов H&M в Китае стали невидимыми в поисковых и платежных приложениях. Китайские знаменитости прекратили рекламировать продукцию шведской компании. Арендодатели разорвали арендные договоры. Как обнаружили компании в Гонконге, тихого нейтралитета недостаточно. Китайской власти нужны публичные, льстивые проявления лояльности. Главной наукой здесь является то, что западные компании более не могут прятаться за банальными отговорками вроде «Мы не вмешиваемся в политику». Если вы имеете дело с Китаем, политика вмешивается в вас.

Речь о власти и морали. Китай — большая страна. Однако, индустриальные демократии — больше. Как потребители и инвесторы, мы можем этим воспользоваться. Если бойкотирование в Китае является болезненным, бойкотирование в остальном мире будет еще более болезненным. То есть, моральная позиция может сказаться на прибылях, а аморальная скажется на них еще больше.

Игра по этим правилам повредит лучшему оружию КПК — запугиванию. Это оружие срабатывает, преимущественно, против мишеней, обладающих слабой волей. Если перед лицом угрозы западные компании готовы сдаться и возвращаться домой (и имеют соответствующую репутацию), запугивать их нет смысла. Даже хуже: это контрпродуктивно. Коммунистическая партия Китая также обладает собственным брендом, и он выглядит непобедимым лишь тогда, когда никто успешно против него не борется. Жесткий подход к Поднебесной напрашивался уже давно. Возмущаясь сейчас, мы все же должны поблагодарить Коммунистическую партию Китая за помощь в том, что мы наконец-то увидели все более строгий выбор, стоящий перед нами.

***

Пресс-секретарь Государственного департамента США Нед Прайс во время своего недавнего брифинга заявил, что Соединенные Штаты планируют обсудить со своими союзниками вопрос скоординированного подхода касательно участия в будущих зимних Олимпийских играх в Пекине, запланированных на 2022 год. Прайс подчеркнул, что такая координация — в интересах не только Соединенных Штатов, но и стран-партнеров. Несмотря на отсутствие каких-либо официальных решений со стороны США, пресса все чаще поднимает вопрос о возможном бойкоте Олимпиады из-за нарушения прав человека китайской властью, в частности, притеснений уйгурских мусульман в Синьцзяне. Одновременно администрация президента Байдена в конце февраля объявила, что окончательного решения еще нет, а пока что запрещать американским спортсменам участвовать в Олимпиаде в Пекине не планируют.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.