Ситуация на востоке Украины в последнее время резко обострилась. Частые перестрелки привели к жертвам с обеих сторон конфликта, что свидетельствует о полном провале всеобъемлющего соглашения о прекращении огня, достигнутого в прошлом году. Фактически с момента вспышки вооруженного конфликта в Украине в 2014 году перестрелка между украинскими правительственными войсками и гражданскими вооруженными силами на востоке никогда не прекращалась. Разница в том, что этот раунд эскалации конфликта сопровождается шумной информационной и словесной войной, за которой стоят изменения позиций соответствующих сторон и сложная и ожесточенная игра между ними.

Прежде всего, говоря о США и Европе, администрация Джо Байдена после прихода к власти заняла более жесткую позицию по отношению к России, активно используя Украину для сдерживания России и восстановления трансатлантических отношений. В последние два месяца высокопоставленные чиновники из США и Украины часто взаимодействовали. Администрация Байдена неоднократно подчеркивала, что поддерживает Украину в защите ее суверенитета и территориальной целостности и ее интеграции в евроатлантическую систему, и обещала помочь Украине повысить ее обороноспособность. Министерство обороны США объявило, что предоставит Украине 125 миллионов долларов в качестве помощи в области безопасности, и подтвердило предоставление Украине смертоносного оборонительного оружия. НАТО также направил делегацию военных советников в Украину для помощи в подготовке вооруженных сил.

Подробнее о ситуации в Донбассе в нашем подкасте Украина, Россия и НАТО: предчувствие дурацкой войны

Однако Соединенные Штаты и Европа отнюдь не являются монолитным блоком. Европейские страны также расходятся во мнениях по поводу ситуации в Восточной Украине. Великобритания активно вмешивается в украинские дела, чтобы продемонстрировать влияние «Глобальной Британии». После подписания соглашений с Украиной о политическом сотрудничестве, свободной торговле и стратегическом партнерстве она направила делегацию военных советников для посещения страны и пообещала помочь ей в развитии военно-морского флота. Как соседние страны, Польша и Литва поддерживают Украину в антироссийском противостоянии и образуют «Люблинский треугольник» с Украиной. Франция и Германия не желают, чтобы ситуация на Украине обострилась. Они лишь выражают озабоченность ситуацией в Восточной Украине и передвижениями российской армии, призывая все стороны соблюдать новые Минские соглашения и урегулировать вопрос через механизм переговоров в «нормандском формате».

Кроме того, что касается самой Украины, Владимир Зеленский, с тех пор, как он занял свой пост, не смог выполнить свои предвыборные обещания положить конец конфликту в Донбассе, покончить с коррупцией и добиться развития экономики. Уровень его поддержки упал до менее 20%, что свидетельствует о слабости центрального правительства. Он отказался от своей позиции в первые дни новой администрации — стремиться решить проблему Донбасса путем диалога с Россией — и постепенно вернулся к жесткому курсу бывшего президента Петра Порошенко, надеясь противостоять России, полагаясь на Америку и НАТО. В этих обстоятельствах функция Украины как инструмента нападения Соединенных Штатов на Россию стала более заметной, и она почти вся во внутренних и внешних делах обернулась против своего соседа.

Более того, говоря о России, та, столкнувшись с жесткой позицией Байдена, по-прежнему стремится максимально разрядить отношения с Соединенными Штатами, чтобы избежать дальнейшего ухудшения двусторонних отношений. Российская сторона заявила, что конфликт в Донбассе является внутренним конфликтом на Украине, и Россия не является конфликтующей стороной. Поддержка США и НАТО способствовала военному авантюризму и провокационному поведению Украины, что не помогает мирному урегулированию вооруженного конфликта на востоке страны. Россия проявляет сдержанность перед лицом украинских провокаций, а потому не попадет легко в ловушку. В то же время она будет поддерживать высокий уровень боевой готовности на своей стороне вблизи границы с Украиной.

Борьба между США и Россией на Украине — это неизбежный результат столкновения геополитических интересов двух сторон, и она имеет огромное влияние на евразийский регион и международную ситуацию.

Во-первых, проникновение США и НАТО во внутренние дела и дипломатию Украины будет и дальше ослаблять независимость Украины и вынуждать ее еще глубже погрузиться в геополитическое соперничество между крупными державами. Это не только не поможет суверенной независимости и территориальной целостности, но и может усугубить такие застарелые проблемы, как региональный раскол и внутренние распри между олигархией и элитами, и в конечном итоге, нанесет ущерб стабильности и развитию страны и народному благосостоянию. Среди 15 стран, которые обрели независимость после распада Советского Союза, Украина была единственной страной, чей ВВП в мировых масштабах снизился за последние 30 лет. Жесткая геополитическая борьба и правительство, управленческий потенциал которого необходимо улучшить, — все это наложилось на постоянно ухудшающуюся эпидемическую ситуацию, замедляя экономическое и социальное развитие Украины.

Во-вторых, хотя украинский кризис принес России «крымский эффект» и повысил стабильность путинского режима, но он также наложил определенное бремя на российские финансы. Россия «смотрит на Восток» и стремится переломить ситуацию на «большом евразийском» пространстве, что дает ей импульс к укреплению сотрудничества со своими восточными партнерами, а скорость выхода из тупика зависит от решительности и желания действовать в области прагматичного сотрудничества России с ее восточными партнерами.

В-третьих, отношения между Украиной и Россией в будущем продолжат ухудшаться. Противостояние двух сторон вокруг Донбасса и Крыма продлится еще долго, словесные и информационные войны не прекратятся, и время от времени будут возникать взаимные трения. Украина будет и дальше подавлять пророссийскую партию «Оппозиционная платформа — За жизнь» и предпринимать дополнительные меры по «дерусификации». А та, в свою очередь, будет продолжать поддерживать местные вооруженные силы Восточной Украины, выдавать российские паспорта жителям Донбасса и продолжать увеличивать инвестиции для закрепления статуса Крыма как субъекта РФ.

Исходя из международных и внутренних соображений, Россия не желает добровольно провоцировать конфликт и обострять противоречия. Что касается наступления Украины, российская сторона будет проявлять максимальную сдержанность и ждать возможности решительно отреагировать на возможные провокации. Масштабная война в Восточной Украине маловероятна, поскольку доля пророссийских фракций в регионе не так высока, как в Крыму до референдума. Если Россия применит крымский подход, чтобы получить регион, цена и риски будут слишком высокими. Хотя боеспособность украинской правительственной армии по сравнению с предыдущими годами улучшилась, нет уверенности в том, что она сможет одним махом уничтожить гражданские вооруженные силы на востоке страны. США и НАТО намереваются оказывать поддержку только правительственным силам Украины, но не хотят принимать непосредственное участие в конфликте.

В-четвертых, Украина находится далеко от США, но при этом она является воротами в Европейский союз. Помимо геополитических факторов, соображения ЕС насчет Украины также включают глубокую озабоченность по поводу собственной безопасности Европы. По мере того как стремление ЕС к стратегической автономии продолжает расти, разногласия между Европой и США по украинскому вопросу станут более очевидными. Евросоюз не желает идти на открытый конфликт с Россией, особенно — Германия и Франция. В будущем отношения между Россией и Европой продолжат усложняться, а сотрудничество и противостояние будут по-прежнему тесно переплетаться.

В-пятых, американо-российские отношения будут ухудшаться и дальше, а масштабы и интенсивность противостояния между ними будут расти. Игнорирование Соединенными Штатами существующего механизма переговоров и мирных дипломатических средств решения украинского вопроса, а также их поддержка военной отрасли Украины, вероятно, будут способствовать усложнению международной политики, что не принесет пользы в разрешении конфликта между Украиной и Россией, а также не способствует миру и стабильности в Восточной Европе.

В заключение, в краткосрочной перспективе нет никакой надежды на разрешение вооруженного конфликта на востоке Украины, и игра между соответствующими сторонами вокруг восточно-украинской проблемы продолжится или даже усилится.

Чжао Хуэйжун (赵会荣) — главный научный сотрудник украинской кафедры Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.