Над миром сгущаются грозовые тучи. На прошлой неделе китайская авианосная ударная группа осуществила патрулирование вод к востоку от Тайваня, а американские, тайваньские и китайские военные самолеты отрабатывали различные боевые задачи. По пути в Израиль министр обороны США Ллойд Остин (Lloyd Austin) провел разговор со своим филиппинским коллегой, обсудив отказ китайских кораблей покинуть воды, на которые претендует Манила. В своем интервью, транслировавшемся по телевидению, госсекретарь США Энтони Блинкен (Antony Blinken) снова назвал политику Китая в отношении уйгуров геноцидом, обвинил Китай в промахах, усугубивших пандемию коронавируса, и предостерег Пекин от попыток вторгнуться на территорию Тайваня.

Тем временем, пока состояние здоровья Алексея Навального продолжает загадочным образом ухудшаться, российские войска демонстративно проводят маневры рядом с границами спорного региона Донбасс на востоке Украины, а также в Приднестровье — анклаве у западной границы Украины, где находится оперативная группа российских войск. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков предупредил о возможности «полномасштабных боевых действий», а Владимир Путин проинформировал встревоженного президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что российский лидер назвал «опасными провокационными действиями» Украины в Донбассе. Два американских эсминца были отправлены в Черное море, а генерал-лейтенант Бен Ходжес (Ben Hodges), бывший командующий американскими силами в Европе, предупредил, что, возможно, цель Путина — захватить контроль над украинским побережьем Черного моря.

В марте министры иностранных дел Китая и России объявили о намерении их стран углубить взаимоотношения, что еще больше обострило напряженность в отношениях с Вашингтоном. Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал Китай «настоящим стратегическим партнером России». Китайская правительственная газета Global Times отметила, что в российско-китайском сотрудничестве «нет верхнего предела».

Вопрос для американцев заключается в том, что все это может означать. Действительно ли Путин просто пытается отвлечь внимание россиян от его снижающегося рейтинга и разрушительного воздействия пандемии covid-19? Действительно ли Си Цзиньпин пытается разыграть националистическую карту, чтобы успокоить китайскую общественность? Не является ли все это попыткой припугнуть администрацию Байдена, заставить ее отказаться от жесткой риторики и развернуть ее в сторону того, что, как надеются Китай и Россия, должно стать ее истинной повесткой, — а именно казаться величественной, целеустремленной и заинтересованной, но при этом отойти от роли глобального лидера?

Или же происходит нечто более опасное?

Начиная с 2008 года, когда вторжение России в Грузию было встречено слабой и неэффективной реакцией со стороны администрации Джорджа Буша, поглощенной собственными проблемами, Пекин и Москва регулярно проверяли степень решимости Америки. Путин захватил и аннексировал Крым, столкнувшись при этом только с красноречивыми нравоучениями и санкциями, с которыми Россия успешно справилась. Путин укрепил влияние России в Сирии, выставив на всеобщее осмеяние пафосное и самонадеянное заявление Обамы о том, что «Асад должен уйти». Путин вмешался в американские президентские выборы 2016 года, отдавал приказы о проведении кибератак, отправлял наемных убийц в европейские страны — и помог подавить демократическое движение в Белоруссии. В настоящее время Путин оказывает помощь хунте в Мьянме. В ответ на все эти действия Путин слышал лишь поток раздражающих колкостей, которые демонстрировали слабость единства и стратегии Запада.

Между тем Китай использовал упущенное Соединенными Штатами десятилетие, чтобы укрепить свой контроль над Тибетом, начать то, что чиновники двух американских администраций характеризуют как геноцид в Синьцзяне, подавить автономию Гонконга, атаковать Индию, запугать своих соседей и провернуть масштабное наращивание военного потенциала, направленное против Тайваня. Все это Китай сумел сделать, не встретив никакой пропорциональной или эффективной реакции со стороны Соединенных Штатов.

После 1930-х годов, когда Вашингтон встретил агрессию Японии и Германии жизнеутверждающими нравоучениями и неэффективными жестами, внешняя политика Соединенных Штатов еще ни разу не была настолько вялой на протяжении такого длительного периода времени перед лицом надвигающейся грозы. А учитывая, что сейчас американская общественность поляризована и сосредоточена на внутренних проблемах, иностранные лидеры, вероятно, считают, что пришло время подвергнуть американскую решимость более жестким испытаниям.

Но картина не совсем безрадостна. Углубляющееся сотрудничество между Китаем и Россией представляет собой сомнительный комплимент. В глазах России Соединенные Штаты все еще остаются гораздо более грозной державой, нежели Китай, — в противном случае Путин старался бы сблизиться с Вашингтоном, чтобы противостоять подъему Пекина.

Есть и другие хорошие новости. Начиная с «поворота к Азии» во времена администрации Обамы, который продолжился, хотя и с некоторыми перебоями, в период работы администрации Трампа, американская внешняя политика стала медленно приспосабливаться с более опасному миру. По крайней мере в Индо-Тихоокеанском регионе союзники Соединенных Штатов отреагировали быстро.

Тем не менее, основы мирового порядка ослабели в гораздо большей степени, чем полагает большинство американцев. Переломить ход событий будет трудно. Администрация Байдена должна укрепить альянсы Соединенных Штатов и перестроить оборонное планирование и доктрину, чтобы они соответствовали требованиям более беспокойной эпохи. Однако ей также необходимо убедить излишне миролюбивую демократическую базу в том, что национальная оборона, стратегическое мышление и дальновидная внешняя политика являются нашей единственной надеждой на сохранение мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.