В отношениях России и США в последнее время произошли «драматические» изменения. Два президента Джо Байден и Владимир Путин открыто высказывались о том, кто из них является «убийцей». Кремль заявил, что слова Байдена «ясно демонстрируют, что он не заинтересован в восстановлении американо-российских отношений», и Россия отозвала своего посла из США, чтобы обсудить перспективы развития российско-американских отношений. С другой стороны, независимо от результата китайско-американской встречи в формате «2 + 2» на Аляске, она стала новой отправной точкой для китайско-американского диалога. Сразу после этого с 22 по 23 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров находился с визитом в Китае, чтобы обменяться мнениями с китайским коллегой по международным и региональным вопросам, представляющими общие интересы. Новые тенденции в китайско-российско-американских отношениях вызвали большую обеспокоенность международного сообщества.

В «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности», недавно выпущенных Белым домом США, говорится, что Китай является «единственной страной, обладающей всеобъемлющей мощью, которая бросает вызов международной системе, установленной Соединенными Штатами». Это знаменует новую «критическую точку» взаимодействия в китайско-российско-американских отношениях. На протяжении большей части XX века Соединенные Штаты считали Советский Союз и Россию после окончания холодной войны своей главной «стратегической угрозой», и внешняя стратегия США всегда строилась вокруг «врага» — сначала Советского Союза, а потом — нынешней России. Хотя в двусторонних отношениях были попытки к сотрудничеству, перезагрузка и даже период «медового месяца», но все это длилось недолго. И Россия, и Соединенные Штаты в глубине души осознают, что им трудно достичь «резонанса одинаковой частоты» и полностью отказаться от иллюзий перезагрузки отношений или «возобновления общения после перерыва». После украинского кризиса и крымского вопроса санкции и контрсанкции стали новой нормой в развитии российско-американских отношений.

После прихода к власти администрации Байдена в отношении России были введены новые санкции в связи с «инцидентом с Навальным». Хотя Россия намеревалась начать стратегический диалог с новым правительством Америки, она так и не получила никакого внимания и реакции от Вашингтона. Кроме того, Соединенные Штаты обвинили Россию во вмешательстве в президентские выборы 2020 года, а Байден в прямом эфире назвал Путина «убийцей», и это оскорбление привело к отзыву Россией своего посла из США. В результате российско-американские отношения упали до нового минимума с момента окончания холодной войны и после украинского кризиса. Нынешний новый виток российско-американского противостояния является лишь продолжением процесса санкций и контрсанкций, который давно стал нормальным развитием двусторонних отношений. Хотя это не исключает ни возможности будущего диалога и возобновления отношений между Россией и США, ни вероятности прорыва в переговорах в области контроля над вооружениями, нынешнее тупиковое положение, в котором оказались Россия и США, будет сохраняться еще долгое время. По суммарному заключению Соединенных Штатов, Россия, по сути, не стремится и не имеет возможности заменить Штаты в статусе «первой сверхдержавы». Именно по этой причине Россия больше не является главным объектом рассмотрения во внешней стратегической повестке дня США.

Фактически с «поворотом России на Восток» и вступлением отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия между Китаем и Россией в новую эру, стратегическое соперничество между Китаем и США усилилось, поэтому уже давно в Соединенных Штатах начали появляться голоса, заявлявшие о необходимости задуматься о двойном сдерживании Китая и России со стороны Соединенных Штатов и прояснить, кто является «наибольшим врагом» США. Некоторые элиты в политических и академических кругах Соединенных Штатов начали продвигать идею того, что Китай — это и есть главная угроза для Америки. Во второй половине правления администрации Дональда Трампа китайско-американские отношения планомерно ухудшались. После прихода к власти, по-видимому, Байден решил не изменять существующую жесткую американскую политику в отношении Китая. Напротив, в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» новая администрация США подчеркнула, что «Китай упорно бросает вызов существующей системе международных отношений».

Таким образом, вслед за дальнейшими изменениями в соотношении сил стратегическое соперничество между Китаем и Соединенными Штатами на долгое время станет основным направлением игры между крупными державами. Можно предвидеть, что конкуренция между ними может стать еще более жесткой в будущем, а международная обстановка, с которой сталкивается Китай, может еще больше осложниться.

Тем не менее в контексте китайско-американского стратегического соперничества я полагаю, что Китай по-прежнему обладает большей инициативой.

Во-первых, Россия может стать важной стратегической опорой для Китая, и объединившись, две страны будут подобны горе и станут важной силой, сдерживающей гегемонию Соединенных Штатов. Несмотря на то, что Россия вышла из «центра внимания» внешней стратегии США, в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» они не «отпустили» ее, заявив, что Америка собирается помешать России играть деструктивную роль на мировой арене. Таким образом, стратегия «двойного сдерживания» во внешней политике США по-прежнему существует: с одной стороны, они нацелились на Китай, а с другой, — противостоят России. Это неизбежно будет способствовать дальнейшему расширению китайско-российских отношений с большей внутренней силой.

Во-вторых, большинство союзников США в принципе не собираются присоединяться к их «антикитайскому блоку». Сеть союзников, которую администрация Байдена считает важным стратегическим активом, в основном включает НАТО в Европе, Австралию, Японию, Индию и Южную Корею на Азиатско-Тихоокеанском направлении и в Юго-Восточной Азии. Но из так называемой «системы демократического альянса» администрации Байдена сложно сформировать антикитайский союз.

Возникшая во время особого времени холодной войны как военная и политическая организация, объединяющая две стороны Атлантики, НАТО сегодня уже не может играть большую роль. С ростом собственной мощи Европы и укреплением ее стратегической автономии, особенно с постоянным улучшением отношений между Китаем и Европейским союзом, превращением Китая в крупнейшего торгового партнера ЕС и завершением переговоров по инвестиционному соглашению между Китаем и ЕС, для Евросоюза становится все более невозможным запрыгнуть в «антикитайскую колесницу» США. Система альянсов США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Юго-Восточной Азии изначально была непрочной, кроме того, она представлена в основном двусторонними союзами, из которых крайне сложно сформировать многоплановую и единую систему альянсов. Добавим к этому тесные торгово-экономические отношения, которые Китай поддерживает с этими странами, и окажется, что временный союз США и азиатских стран не имеет под собой никаких оснований. Размышления, содержащиеся в «Промежуточных стратегических наставлениях по национальной безопасности» США, — это всего лишь попытка выдать желаемое за действительное.

Следовательно, мы должны не только обратить внимание на серьезность стратегического соперничества между Китаем и США, но и увидеть «возможность» в «кризисе» и смотреть на стратегическое соперничество между Китаем и Соединенными Штатами объективно и рационально. Хотя перспективы непредсказуемы, новый политический курс Байдена может вызвать новое «изменение климата» в китайско-американских отношениях. В области политики в отношении Китая абсолютно очевидно сочетание идеализма и прагматизма нового правительства США. Принципы «сотрудничать там, где следует сотрудничать, противостоять там, где необходимо противостоять, и конкурировать там, где требуется конкурировать» также показывают, что администрация Байдена имеет определенную степень гибкости в своей китайской политике.

Для Китая существует острая необходимость в стратегической решимости и уверенности в себе. Между КНР и США есть противоречия, которые трудно разрешить, но в то же время имеется и пространство для сотрудничества. Китаю следует активно использовать все доступные благоприятные факторы, чтобы продолжать содействовать долгосрочному, здоровому и стабильному развитию отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия между Китаем и Россией в новую эпоху, и, тем самым, способствовать скорейшему установлению доброкачественного взаимодействия крупных держав между Китаем, Россией и Соединенными Штатами.

Лю Цзюнь (刘军) — декан Института международных отношений и регионального развития Восточно-Китайского педагогического университета

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.