В отношении США и в некоторой степени ЕС к России прослеживается тенденциозность, основанная на бездоказательных обвинениях. Их коронный номер — заявить, что неизвестные хакеры атаковали американские или европейские государственные и общественные структуры, а также «видных депутатов»; выборы в этих странах тоже редко проходят без вмешательства России. Любое предположение, что все это «дело рук людей Путина» моментально становится неоспоримой истиной. О доказательствах речи не идет. Вопрос в том, какие новые и более жесткие санкции ввести против России.

Обвинения в адрес России во вмешательстве в дела других стран обычно голословны и рассчитаны на эмоции. В то же время США вмешиваются во внутренние дела стран-партнеров бесцеремонно и не скрывая своих экономических или политических интересов — например, в строительство Германией «Северного потока — 2». Нагло объявлять проект коммерческого характера «плохой сделкой» для Берлина и саботировать его, открыто навязывая закупку сжиженного газа у США.

Вашингтон проявляет шизофреническую потребность во враге, с помощью которого он сможет объединить вокруг себя своих союзников и оправдать свои действия.

Если мы пропустим холодную войну, вновь всплывает не раз возникавший вопрос (но так и оставшийся без ответа): как так произошло, что в 1989 году произошел «эффект домино» и бывшие социалистические страны рухнули, хотя у них была разная степень социально-экономического развития и свои специфические проблемы? Жаль, что, когда придет время рассекретить конфиденциальные документы ЦРУ и государственного департамента, мир будет совершенно другим и тому поколению, возможно, будет совсем неинтересно, в чем было дело — им будет хватать своих текущих проблем.

Что случилось с заверениями и гарантиями США, что после роспуска Варшавского договора НАТО не будет расширяться на восток? В стратегическом масштабе альянс практически на пороге России. В мае, например, начнутся крупные стратегические учения НАТО, направленные непосредственно против России. Москва будет просто сидеть и смотреть, что будет? Это не в ее характере. Петля на шее затягивается.

Для чего, например, НАТО нужна Черногория с ее ничтожным потенциалом? А Северная Македония? Они могут лишь служить «инертным наполнителем» и элементом в пазле, доказывающим единство «антироссийской Европы».

Если политика НАТО в какой-то мере понятна, то почему не считается само собой разумеющимся, что Россия стремится окружить себя дружественными странами и инициировать общественно-политические союзы?

Действительно, Россия постоянно сталкивается с агрессивной политикой, направленной на подрыв ее экономики и развития страны в целом, на создание проблем по ее периметру. Как отметил Владимир Путин, это делается «в конечном итоге для того, чтобы ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль». Несомненно, против Российской Федерации ведется усиленная информационно-гибридная война. Ее целью, по словам самого президента России, является «уничтожение самосознания, изменение ментальной — цивилизационной — основы российского общества».

Россию часто клеймят «агрессором». Если это правда, то какая страна является объектом этой агрессии? В случае агрессии атакованная страна должна автоматически объявить «военное положение», предупредить мировое сообщество и обратиться за помощью, например, в ООН. Есть ли такая страна в Европе?

На Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 2007 года Путин «кинул камень в болото» однополярного мира: «Для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна». По словам президента России, «США перешагнули свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике они навязываются другим государствам».

Его слова не дошли до оппонентов, никто ничего не понял, потому что не пытался или просто не хотел. Сенатор США Линдси Грэм заметил: «Своей речью он (Путин) сделал для объединения Соединенных Штатов и Европы больше, чем мы могли бы сделать за десятилетие». Его поддержал министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг: «Мы должны поблагодарить президента Путина… ясно и убедительно доказавшего нам, почему НАТО необходимо расширяться».

Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер заявил, что новая администрация Байдена должна действовать быстро, чтобы восстановить каналы связи с Китаем, испорченные за годы правления Трампа, иначе возникнет риск кризиса, который может перерасти в военный конфликт. «Если не будет какой-то основы для кооперации, мир скатится к катастрофе, сопоставимой с Первой мировой войной», — заявил Киссинджер после последних выборов в США.

Киссинджер известен как человек, разыгравший «китайскую карту» против Советского Союза. Именно он вел переговоры от имени Никсона об открытии Китая для Запада в 1971 году. Не пора ли Соединенным Штатам послать в Москву своих эмиссаров с просьбой о нейтралитете в борьбе с Китаем?

Российские военные корабли не заходят в Мексиканский залив в ответ на «дружественный визит» эсминца «Дональд Кук» в Черное море. США не окружены российскими базами.

Россия не инициировала военные конфликты в Ираке и Ливии, не российские резидентуры стали причиной «цветных революций» в Африке и Азии. Здесь уместно вспомнить интересный алогизм: «В США не может разразиться цветная революция, потому что в Вашингтоне нет американского посольства».

Пора перейти к Крыму и Донбассу, но с двумя оговорками: 1) когда в крупных государствах, отличающихся этническим и религиозным многообразием, происходят катаклизмы, они часто оборачиваются территориальными конфликтами, а порой переходят в войну; 2) Болгария также по возможности заботится о своих этнических соотечественниках, проживающих за границей. Бросить их было бы для нас грехом перед историей и потомками. То же самое применимо и к России.

Сначала о Крыме: полуостров с населением почти 2 миллиона жителей, автономная республика в составе Украины с собственным правительством. Статус Крыма позволил его парламенту принять в соответствии с конституцией решение о проведении 16 марта 2014 года референдума об отделении Крыма от Украины. Крымчане просто реализовали свое право на самоопределение, провозглашенное ООН.

С Донбассом все не так сложно. После политического кризиса на Украине в феврале 2014 года несколько радикальных националистических групп — вроде «Правого сектора» и «Свободы» (запрещенные в России организации — прим. ред.) — в конечном итоге потребовали полной украинизации страны, в том числе путем ограничения использования русского языка, широко распространенного на Украине.

В итоге Донецк и Луганск объявили себя автономными республиками, не признавшими новую власть в Киеве после Майдана. Центральное правительство послало отряды для устранения беспорядков, охвативших территории с населением почти 6 миллионов человек — те дошли только до первой линии окопов. Они все еще там, но теперь есть одно важное отличие: почти 1 миллион жителей Донбасса уже имеют российское гражданство, и любое украинское вторжение поставит их жизни под угрозу.

Годом спустя (2015) при посредничестве Германии и Франции были приняты Минские соглашения, предусматривающие обязательные местные выборы в Донбассе, восстановление государственной границы Украины только после выборов и изменение конституции для возможной децентрализации до конца года. Пока ничего из этого не реализовано.

В сентябре 2020 года министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что мирное урегулирование вооруженного конфликта в Донбассе невозможно, пока в Киеве у власти находится несговорчивое украинское руководство. Опять тишина. Как говорят в России, тот, кто отказывается вести переговоры с Лавровым, будет разговаривать с министром обороны Шойгу.

Откровенно говоря, нынешняя ситуация в Донбассе выгодна Москве. Протяженность границы между Украиной и Россией — 1 тысяча 576 км, пока там тлеет конфликт, Украина не имеет права войти в НАТО и ввести его войска на свою территорию, что встревожило бы РФ и создало бы дополнительное напряжение. Ситуация в Донбассе, какой бы ненормальной она ни была, дает некоторую безопасность РФ и именно поэтому Кремль взял на себя большую часть текущих расходов населения и общих нужд армии. Москва публично заявила, что в случае наступления украинских войск окажет ополченцам военную помощь оружием и добровольцами, как это было в 2014 году.

НАТО и, в частности, США, образно выражаясь, пытаются загнать Россию кнутом в угол, словно она лающая собака, и объясняют: «Она же хочет меня укусить!». Ничего не выйдет. Россия — это «независимая боевая единица», хорошо организованная, экипированная и подготовленная, кроме того, у нее очень «длинные руки». Москва не зря потратила миллиарды в Сирии, чтобы эффективно реализовать свою военную доктрину.

В декабре 1941 года разведывательный патруль Вермахта прибыл на конечную остановку московского трамвая. Вскоре последовало всеобщее отступление, как при Наполеоне. У русских есть «хорошая» привычка провожать непрошенных гостей прямо до их дома. Вторжение в Берлин в 1945 году было третьим по счету за менее чем 200 лет. Немцы помнят урок, и до недавнего времени Меркель платила пенсии россиянам, пережившим блокаду Ленинграда.

Когда-то российский император Александр III сказал, что у его страны всего два верных союзника — армия и флот. Сейчас же у России появился еще один заступник перед Богом и перед НАТО — Путин добавил к ним воздушно-космические силы.

США совершают серьезную ошибку, пытаясь поставить Россию на колени. Не лучше ли послушать мудреца Киссинджера: проблемные вопросы нужно обсуждать! Байден не принял вызов Путина и отказался от публичных дебатов. Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки сообщила, что Байден скорее поговорит с покойным президентом России Борисом Ельциным, чем с Путиным. Ее слова прозвучали тревожно, поскольку она, вероятно, прекрасно осведомлена о состоянии здоровья Байдена.

Напоследок стоит напомнить, что Россия не хочет иметь врагов — она остро нуждается в европейских деловых партнерах, в доступе к финансовым и технологическим рынкам. Европа готова, не считая Великобританию и Польшу. Однако мешает поднятый жезл регулировщика США. Ангела Меркель же больше не надеется, что растущие амбиции Китая в сочетании с его военно-экономической мощью отвлекут пристальное внимание Байдена от Европы?

Закономерно, что после множества предательств со стороны друзей и союзников, случившихся из-за слабости или корысти, Россия больше никому не доверяет. Во многих отношениях она действительно инкапсулируется. Что теперь может сделать Запад, чтобы изменить это? Москва должна получить определенные, недвусмысленные и необратимые гарантии своей нынешней и будущей безопасности. Но как это произойдет, если через четыре года непредсказуемые американцы могут выбрать реального психа, по сравнению с которым Трамп и Байден покажутся цветочками?

Постскриптум: мораль для людей во всем мире состоит в том, что им нужно хорошо подумать, прежде чем выбирать в качестве президента комика вроде украинца Владимира Зеленского, потому что очень редко кто-то может полностью выйти из своего актерского амплуа. А как же Рональд Рейган?— О, он был великим актером на сцене и не менее великим президентом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.