Разговор об Украине без Украины

Первое, о чем заговорили в Киеве по факту трехсторонней видеоконференции крупных европейских государств — это о том, что офис Зеленского отошел от конструкции, придуманной предшественниками: «ничего об Украине без Украины», а Банковая скатилась на роль статиста, получив серьезную дипломатическую пощечину.

Стоит отметить, что несмотря на то, что участники разговора обсудили целый ряд международных моментов — Иран, Белоруссию, Ливию и даже вакцину «Спутник V», Донбассу они посвятили существенную часть дискуссии. В путинском релизе в очередной раз отразили постулаты о том, что Украина должна напрямую договариваться с сепаратистами; это мы, оказывается «провоцируем эскалацию» и мы, оказывается, не выполняем договор о прекращении огня. То есть, очередная попытка примирения с врагом не удалась.

«Президент России подчеркнул важность выполнения киевскими властями всех ранее достигнутых на высшем уровне договоренностей, прежде всего по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском и урегулированию правовых аспектов особого статуса Донбасса. С российской стороны выражена серьезная озабоченность в связи с провоцируемой Украиной эскалацией вооруженного противостояния на линии соприкосновения и фактическим отказом от выполнения согласованных в июле 2020 года в Контактной группе „Дополнительных мер по усилению режима прекращения огня"», — говорится в кремлевском коммюнике.

Позже появился и релиз от Макрона. Но об Украине там совсем мало: «Была подчеркнута необходимость взятия Россией твердого обязательства по стабилизации режима прекращения огня на Украине и выработке пути выхода из кризиса при соблюдении Минских соглашений».

Не более красноречиво о встрече говорит и сайт Ангелы Меркель: «Обсуждалось также урегулирование конфликта на востоке Украины. Канцлер и президент Франции призвали к проведению переговоров в нормандском формате по реализации Минских договоренностей».

Реакция украинской власти на прошедшие переговоры была достаточно предсказуемой. Так, спикер украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Алексей Арестович заявил, что, дескать, партнеры Украины по нормандскому формату могут с кем угодно обсуждать вопросы урегулирования в Донбассе, но решения должны приниматься исключительно с участием Киева.

«Когда глава нашего государства общается с главами Германии и Франции, он также обсуждает Россию… Кто угодно может обсуждать кого угодно без него. Но вес есть только в том, как поступит тот, кого обсуждают. Украина проводит собственную политику, которая не зависит от Франции, Германии и России. Мы — суверенное государство. Мы взаимодействуем с партнерами. Партнеры могут нас обсуждать с кем угодно. Оценку Путина и России они предоставили», — заявил Арестович, отметив, что Донбасс — одна из главных тем, поэтому неудивительно, что ее поднимали при обсуждении трехсторонних отношений Москвы, Берлина и Парижа.

С Арестовичем частично соглашается политический эксперт Петр Олещук, отмечая, что вопрос Украины не был главным, а целью официального коммюнике России было показать, что вопрос об Украине решают без нее, чтобы надавить на Киев и добиться выполнения «Минска» таким, как Москва его видит. Это заметно по информационному сопровождению, происходящему со стороны близких к Кремлю официальных ретрансляторов его позиции вроде Сергея Маркова, говорит Олещук.

«Это и демонстрация того, что мы на правильном пути, ведь действия России показывают, что Кремль недоволен. Относится ко всему этому нужно спокойно, ведь там уже давно поняли, что достаточно вбросить „зраду" (измену — прим. ред.) в украинское общество, а дальше она уже „заживет своей жизнью". Были ведь разные международные встречи, обсуждали разные вопросы. Сурков с Волкером тоже обсуждали Украину без Украины, и таких примеров — много, ничего чрезвычайного не произошло», — говорит эксперт.

Коллегу поддерживает и эксперт МЦПИ Николай Капитоненко, который тоже не видит «зрады» и нарушения принципов в прошедшей встрече.

«Не вижу ничего неприятного, как и нарушения принципов. Постулат „ни слова об Украине без Украины" выдуман нами непонятно зачем, ведь он по сути предполагает, что другие государства вообще не должны обсуждать Украину, но это нереально. Мы не можем и присутствовать на всех встречах, где нас обсуждают. У крупных государств всегда есть своя повестка для переговоров, даже хорошо, что нас обсуждали. Нужно спокойно к этому относиться, мы не можем ограничивать действия других стран», — считает Капитоненко.

Вместе с тем, политтехнолог Алексей Голобуцкий считает, что прошедшие трехсторонние переговоры — провал международной политики Украины, а наши партнеры уже сами не понимают, чего мы хотим.

«Минские соглашения принимались нами, исходя из того, что никогда не будут выполнены, это и Западу тогда понравилось, и России (там же стоят военные РФ, то есть соглашения — полная фикция), а нас все это не устраивает априори. Москва сейчас своими действиями давит: соглашайтесь на это, или хуже будет. Им тоже поднадоело содержать ОРДЛО: это же не маленькая Абхазия, там 4 миллиона населения. Оттуда — криминал, контрабанда, и им лучше это „повесить" на Украину. Если им это удастся, то для Кремля открываются новые возможности: там большинство избирателей будут голосовать за пророссийские проекты, и Кремлю это прекрасно известно», — считает Голобуцкий.

По его мнению, на Украине из-за Андрея Ермака, который по сути перехватил у МИД международную повестку, сложилась парадоксальная ситуация. «Главный канцелярист, по сути, стал министром иностранных дел, это ненормально. Плюс есть фактор фильма о вагнеровцах: может, немцы и французы поняли, что там полный ужас, и на Украине вообще никому верить нельзя», — говорит Голобуцкий «Апострофу».

Берлинско-парижские кластеры и минский тупик

На этом фоне происходят бесперспективные апгрейды «Минска» — различные «кластеры». Все это, по мнению экспертов, не более чем попытки выжать хоть что-то из Минских соглашений, которые не могут быть выполнены в том виде, в котором подписаны, а выходить из них все боятся.

«Идет постоянная перетасовка нескольких ключевых элементов „Минска" в новой последовательности, и никто не хочет идти на уступки, так как нет доверия. Нет и рабочего решения в рамках „Минска", и в формате ТКГ — тоже нет, особенно когда перемирие сорвано. Думаю, до президентских выборов на Украине и в России сдвигов тут не будет», — прогнозирует Николай Капитоненко.

Он считает, что Меркель и Макрон не могут оказывать давления ни на Россию, ни на Украину, ведь их позиция всего лишь вспомогательная, да и текущая ситуация в этих странах не способствует каким-то резким движениям.

«Позиция Германии вспомогательная, они не могут что-то изменить или оказывать давление на Украину и Россию, ключевое — чтобы последние нашли решение между собой, а Париж и Берлин могут лишь выступать посредниками, независимо от того, кто будет там выигрывать выборы, ведь последователи Меркель будут придерживаться ее воззрений, да и Франция после Макрона вряд ли изменит что-то в своей позиции», — прогнозирует Капитоненко.

В то же время, Голобуцкий считает, что фактор выборов на родине Макрона и Меркель тоже играет существенную роль в донбасском урегулировании.

«Меркель уходит, у Макрона — выборы, они оба ассоциируются с карантином и локдаунами, и это не добавляет популярности, и им нужны какие-то внешнеполитические подвижки. Особенно Макрону: он демонстрирует, что Франция участвует в решении вопросов по Сирии, Ливии, играет по-крупному. Вообще их особо не интересуют детали, которые интересуют нас. И Париж, и Берлин ищут компромисс, дают возможность Кремлю сыграть в какую-то свою игру. То есть, они хотят закрыть тему, а то, что это не устраивает нас — это уже наши проблемы», — говорит политолог.

Практически все наблюдатели согласны с тем, что в ближайшее время Россия только усилит свое давление на Украину.

«Россия не просто так „слила" мирный план, она недовольна им и не намерена принимать такие условия. Очевидно, прорыва ожидать не стоит, и сохранится статус-кво со всеми вытекающими последствиями», — говорит Петр Олещук.

Впрочем, по мнению экс-министра иностранных дел Украины Константина Грищенко, есть еще один — ключевой — фактор в решении ситуации с оккупированным Донбассом.

«Думаю, что только тогда, когда в Вашингтоне будет сформирована команда, которая будет предметно заниматься вопросами отношений Соединенных Штатов с Россией, и будет определена позиция Вашингтона по активным действиям США, направленным на прекращение конфликта, на возвращение под юрисдикцию Украины тех территорий, которые сегодня не контролируются Киевом. Только после этого ситуация изменится», — отметил он во время эфира телеканалу «Апостроф TV».

Если же говорить о роли США в урегулировании конфликта, то нам не стоит слишком полагаться и на новую американскую администрацию, как это сейчас делают на Банковой, ведь чудес не бывает, а от слов еще нужно перейти к делу, говорит Капитоненко.

«Пока что Байден демонстрирует решительную риторику, а что он сможет сделать, чего не делали Обама и Трамп — неизвестно, и у меня большие сомнения, станет ли он менять политику, проводимую администрацией Обамы и подкорректированной при Трампе. В Украине все ждали чуда после выборов в США, но нынешнему президенту нет смысла менять работающую стратегию. Может, чуть-чуть усилится финансовая, военная и дипломатическая поддержка, но не более того», — считает он.

Таким образом, у Банковой нет решения, как и компетентности исполнителей и достаточного понимания уровня проблем, стоящих перед нашей страной. А тем временем, в Кремле решили поднять ставки: 31 марта стало известно о том, что Россия не поддержала предложение главы украинской делегации в ТКГ Леонида Кравчука восстановить режим прекращения огня на Донбассе с 1 апреля, что может привести к очередным обострением на фронте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.