«Добро пожаловать в клуб». За аккаунт российского посольства в Твиттере отвечает человек с чувством юмора. Этой фразой он подписал фотографию статьи в Daily Telegraph, в которой колумнист и политик Дэниэл Хеннан (Daniel Hannan) заявил, что «если ЕС продолжает вести себя как враждебное государство, то Великобритании следует и обращаться с ним соответственно».

В статье он пишет, что ЕС оказался в той же ситуации, в какой Лондон находился ровно сто лет назад. Тогда речь шла о психологической и политической адаптации Великобритании к независимости Ирландии после почти 800 лет британского правления. А сейчас Брюссель не может сформировать конструктивное и доброжелательное отношение к Великобритании как к государству вне ЕС.

Используя головокружительно безрассудную формулировку, Хеннан заявляет, что ЕС по шкале дружелюбия к Великобритании находится ближе к России, чем к Канаде. У российской твиттерной дипломатии теперь есть новая прекрасная рана, которую можно посыпать солью! И она это делает с большим энтузиазмом.

С точки зрения Дэниэла Хеннана и ему подобных, претензий много: не в последнюю очередь «воинственное» толкование особого протокола отношений между Ирландией и Северной Ирландией. Но также речь идет, конечно, и об упрямстве ЕС в связи с вакцинацией, которая все больше напоминает полный хаос.

В прошлую субботу в Великобритании привились 756 873 человека. 27 уколов в секунду — сами сотрудники британской системы здравоохранения назвали этот день «суперсубботой». Сейчас 40% британского населения уже сделали первую прививку. Для сравнения, в ЕС этот показатель в среднем составляет 10%. В США президент Байден в четверг заявил, что поднимает планку, и намерен теперь за первые 100 дней своего президентства привить не 100 миллионов американцев, как обещал раньше, а 200 миллионов.

Почему Европа так отстает? Причин много. Но, по сути, речь идет о неспособности заключать достаточно надежные договоры с мировыми производителями вакцин. Поэтому ЕС сильнее страдает от проблем с производством.

Способность объединить закупочную силу 450-миллионного населения крупнейшей экономики мира, которая должна была стать большим конкурентным преимуществом ЕС, запуталась в сетях бюрократии там, где правительства Лондона и Вашингтона смогли действовать гораздо быстрее и мощнее.

В анализе, опубликованном в The New York Times несколько недель назад, перечислены несколько объяснений проблем ЕС с вакцинацией. Важнее всего, пожалуй, то, что ЕС не связал поставщиков вакцин достаточно жесткими обязательствами. Просто-напросто пожадничал, хотя, конечно, США использовали не только деньги, но и обширные рычаги влияния.

Еще одна возможная причина заключается в том, что члены Евросоюза были политически и экономически истощены, когда в июле наконец договорились об обширном и вызвавшем много споров пакете перезагрузки экономики. Главное внимание уделялось тому, что будет происходить после пандемии, а не тому, как из нее выбираться.

Европейская комиссия возразила, что эти цифры сравнивать нельзя, но американская программа вакцинации в три раза превосходит общую программу закупок ЕС. Американские силы напрямую и очень мощно продвигали вакцинацию, стараясь провести ее как можно быстрее. ЕС тоже выделил средства на то, чтобы ускорить процесс и увеличить производственные мощности, но, очевидно, этого оказалось недостаточно.

Теперь с ситуацией уже приходится работать как с кризисной, и политики со СМИ изо всех сил ищут козлов отпущения. В четверг председатель Европейской комиссии фон дер Ляйен еще раз повторила, что фармацевтические компании не выполнили обещание. Фармкомпании же ответили, что все выполнили. Просто, согласно контракту между ЕС и AstraZeneca, следовало поставить количество, «максимальное по их возможностям».

Европейская комиссия утверждает, что разница между британскими и европейскими контрактами преувеличена, но, судя по всему, отношение к ним разное. К тому же ЕС заключил договор с AstraZeneca на три месяца позже, чем Великобритания.

Европейская комиссия постоянно твердит, что ЕС экспортировал большие объемы вакцин — в том числе в Великобританию — и потому не исключает, что экспорт будет ограничен еще больше. ЕС уже отменил небольшую поставку в Австралию.

Главы государств и правительств еще не занялись этим вопросом вплотную, но еще более драконовские ограничения по-прежнему не исключены. Президент Франции Макрон поддержал предложение ограничить экспорт, а нидерландский премьер-министр Рютте заявил, что участники встречи в четверг сошлись на том, что предложенные комиссией варианты «приемлемы». Но нужно надеяться, что к ним не придется прибегать, добавил он.

Встреча в четверг во многом была посвящена ссоре вокруг распределения 10 миллионов доз вакцины Pfizer. Когда кормушка пуста, лошади начинают кусать друг друга. Главам правительств и государств не удалось разрешить этот вопрос, и они делегировали его послам своих стран в ЕС.

Хочется присоединиться к надеждам Рютте. Вакцинная война может быть опустошительной. Вакцина, производимая Pfizer в ЕС, содержит критически важные компоненты из Великобритании. На вопрос телеканала Deutsche Welle компания AstraZeneca рассказала, что работа по ускорению производства и поставок вакцин включает 20 подрядчиков из более чем 15 стран, которые в свою очередь нуждаются в поддержке 20 аналитических центров.

Пытаться вести успешную политику вакцинного национализма — это как ловить солнечных зайчиков. А в случае Европейской комиссии — ловить солнечных зайчиков в грозу.

В более долгосрочной перспективе придется прикладывать еще больше усилий. Европейская комиссия рискует превратить собственное фиаско в прецедент, который в будущем навредит глобальной торговле. Когда ЕС следовало бы действовать с позиции силы и, например, потребовать от США, чьи ограничения на экспорт стоит поставить под вопрос, как можно скорее предоставить доступ к своим мощностям, мы заняты тем, что ищем козлов отпущения и сваливаем вину на других.

И над всем этим — слышите! — разносится какой-то звук… Это те, кто ведет Твиттеры российских посольств, потирают руки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.