Победа демократического президента в Соединенных Штатах подтвердила ожидания: отношения с Россией будут сложными.

Еще одно подтверждение тому — жест президента России Владимира Путина, который направил поздравления Джозефу Байдену только через неделю после его победы. Об этом в интервью «Данас» заявила Елица Куряк (Jelica Kurjak), бывший посол Сербии в Российской Федерации, отвечая на вопрос, считает ли она обострение отношений между Соединенными Штатами, Европейским Союзом и Россией ожидаемым.

Елица Куряк: Давайте не будем ходить далеко и вспомним огромное негодование и обвинения (и не только) от кругов Демократической партии после избрания Дональда Трампа президентом США. Россию обвиняли во вмешательстве в президентские выборы, то есть в прямой помощи Трампу. На протяжении всего срока консервативного президента это оставалось камнем преткновения в отношениях двух стран. Есть масса других вещей, которые испортили их отношения еще при Бараке Обаме. Поэтому не удивительно, что американский президент отказался от предложения российского лидера побеседовать в скором времени, ответив, что разговор состоится, когда придет время.

Danas: Что вы думаете по поводу санкций и контрсанкций Европейского Союза и России?

— Санкции — это, к сожалению, уже давно опробованный метод наказания противника в отношениях между государствами. Но, как выяснилось на примере санкций против СРЮ, то есть Сербии, в 90-е годы прошлого века, санкции могут быть и неэффективны. Тем не менее, как мы видим, они существуют, и вместо того чтобы их ослаблять, их продолжают расширять. Контрсанкции еще больше осложняют ситуацию и дают понять, что подобный уровень отношений сохранится. Не нужно говорить, какой вред это наносит многим областям экономики и общественной жизни, особенно в период локдауна из-за пандемии, когда выхода из ситуации не видно вообще.

— Как, по-вашему, будет развиваться ситуация вокруг «Северного потока — 2»?

— На «Северный поток — 2» возлагаются большие надежды. В него вложены большие материальные и политические средства. Но так же много делается для того, чтобы остановить этот проект. В ситуации резко упавших объемов производства в развитых странах Европы потребность в дополнительных энергоносителях, прежде всего в газе, сейчас, конечно, снизилась, и неизвестно, какой обстановка будет завтра. Возможно, сейчас, когда отношения охладели, «Северный поток — 2» — лишь одно из средств улучшения позиций в отношениях.

— Может ли Россия согласиться на замену Лукашенко в Белоруссии?

— Для России Белоруссия — важный партнер и член так называемого Союзного государства, которое предполагает очень тесные отношениях двух стран. Я не вижу, чтобы Лукашенко был готов уйти. Период протестов и последующие события это подтверждают. Лукашенко готов на умеренные компромиссы внутри страны, но он полагается на уверенную поддержку важнейшего соседа. Пока я не вижу причин, чтобы кто-то разыгрывал карту смены белорусского президента.

— Что вы думаете о сопротивлении России сотрудничеству между Боснией и Герцеговиной и НАТО?

— Хорошо известно отношение России к расширению НАТО за счет тех стран, которые входят в круг особо важных для нее на Балканах. Россия выступает против вступления в НАТО таких ее друзей, как Сербия и Босния и Герцеговина. Однако российское руководство не раз заявляло, что не против вступления этих стран в Европейский Союз. Как мы видим, России также приходится мириться с определенной формой сотрудничества между НАТО и Сербией и Боснией и Герцеговиной. Думаю, подобная позиция России насчет их сотрудничества останется неизменной.

— Как вы прокомментируете недавнее заявление Александра Вучича о том, что лидеры Европейского Союза твердят ему только о влиянии России и Китая в Сербии? Мол, для них это главная тема.

— Думаю, этот комментарий Александра Вучича бессмысленный, поскольку до конца неясно, что ему говорили, а еще меньше ясности в том, кто это говорил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.