Европа зажата в угол, и, хотя такая позиция неприятна абсолютно для всех, она особенно неприятна для непривыкших к силовому противостоянию стран-членов Евросоюза. В конце концов, речь идет о группе государств, которую ее верховный представитель по иностранным делам Жозеп Боррель (Josep Borrell) регулярно призывает «изучать язык силы». А на учебу явно требуется время.

Не сказать, что ЕС не умеет пользоваться санкциями — наоборот, он охотно пустил их в ход против России, Белоруссии, военных путчистов из Мьянмы, а теперь вот еще и против Китая.

Как бы то ни было, ЕС не привык к ответным ударам. Максимум того, что он умеет, так это вести себя по принятому в Москве подходу «око за око, зуб за зуб»: три выдворенных дипломата с одной стороны, три — с другой. С Россией ясно, чего ждать.

Сейчас же ЕС узнает, что с Китаем все по-другому: Китай так не любит чужие тычки, что наносит в ответ не равнозначный, а усиленный удар. Брюссель объявляет persona non grata четырех китайских чиновников из Синцзяня, которые замешаны в массовых репрессиях против уйгурских мусульман, а также имеют дерзость работать в местном управлении политической безопасности. Пекин в ответ удваивает или даже утраивает ставки: его санкции вводятся против десяти европейцев и четырех организаций.

Ситуация усложняется

И дальше все в таком же несбалансированном, неприятном духе. Сотрудник французского фонда упорно критикует в Twitter китайский режим? Китайское посольство опускается до оскорблений, не поленившись залезть во французский словарь бранных выражений и найти там для свободолюбивого (на дистанции, прим. ред.) чиновника выражения типа «мелкая шушера» и «бешеная гиена».

Глава французской дипломатии вызывает в рабочее время китайского посла, чтобы напомнить тому правила дипломатии? Очень занятой китайский дипломат находит предлоги для переноса встречи, а посла ЕС в Пекине вызывают на ковер посреди ночи.

«Европа — не подстилка», как и Франция, заявил госсекретарь по европейским делам Клеман Бон (Clément Beaune) 23 марта в эфире Franceinfo. «Европарламент и институты ЕС не позволят себя запугать», — заявил спикер Европейского парламента Давид Сассоли (David Sassoli). Возмущение оправдано, но как бы его подкрепить практикой?

И здесь для ЕС все осложняется. Дело в том, что еще 30 декабря 2020 года Евросоюз под председательством Германии размахивал дипломатическим трофеем подписания с Пекином масштабного инвестиционного соглашения, которое должно было чуть больше открыть китайский рынок для европейских предприятий.

Завершение долгих переговоров (Пекин по-тихому продавливал их ускорение) даже стало поводом для видеоконференции с участием канцлера Ангелы Меркель, китайского лидера Си Цзиньпина, главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, председателя Европейского совета Шарля Мишеля и присоединившегося в последний момент президента Франции Эммануэля Макрона.

«Новая ситуация»

Договор вызвал резкую критику (его приняли в разгар репрессий в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и Гонконге). Критиков смущало еще и то, что воспринимался договор в тот момент как попытка дистанцироваться от Вашингтона. Будущая администрация Байдена должна была проявлять сдержанность в переходный период и лишь дала понять европейцам, что для нее было бы предпочтительнее, чтобы те повременили до перехода власти 20 января. Тем самым она хотела сказать: «Когда мы обустроимся в Белом доме, то сможем скоординировать с вами нашу китайскую политику». Именно это подталкивало Си Цзиньпина к скорейшему подписанию.

Как бы то ни было, канцлер тоже торопилась. Атмосфера все еще была отравлена четырьмя годами власти Трампа, а в разговорах еще звучал лозунг Макрона о стратегической автономии Европы. Во имя какого-такого «вассалитета» (как говорил Макрон) нам, свободным европейцам, нужно было ждать отмашки США?

В то же время договор должен пройти ратификацию Европарламентом, и этот процесс обещал стать непростым. Сейчас он оказался под большим вопросом, потому что в списке людей, против которых были введены китайские санкции, числятся пять евродепутатов, в том числе парламентарий с большим влиянием по вопросу отношений с Поднебесной: Райнхард Бютикофер (Reinhard Bütikofer), глава парламентской комиссии по Китаю.

«Китайские ответные меры, безусловно, формируют новую ситуацию», — признал 22 марта Жозеп Боррель. Словно издеваясь над Европой, Пекин подчеркивает хорошие отношения с Россией, чей министр иностранных дел Сергей Лавров недавно побывал с визитом в стране. В результате перед ЕС встает вопрос: что делать с агрессивным поведением Пекина, почетно принимающим посланца агрессивной Москвы? ЕС следует сделать упор на стратегической автономии и европейском суверенитете? Или поддержать курс США, чей президент Джо Байден удаленно примет участие в европейском саммите 25 марта? Голос китайской Компартии Global Times не объясняет, почему Китай ввел санкции против ЕС и не тронул США, но причину можно легко представить себе по одной фразе из напечатанного в этой газете комментария: права человека — «удобное оружие» для ЕС, который пытается размахивать этим оружие в сторону Китая, «хотя не имеет финансовой и военной мощи США».

Китай прекрасно знает о немощи ЕС: именно Китаю страны Южной Европы были вынуждены продать порты и инфраструктуру из-за долгов после кризиса 2009-2010 годов и затребованной Германией политики жесткой экономии. Таким образом, в нынешнем противостоянии речь идет о силе. И «сдача» от Пекина становится уроком для Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.