В настоящее время между Конгрессом и администрацией Байдена осуществляются контакты по поводу «Северного потока — 2» — незаконченного газопровода, после введения в строй которого экспорт газа из России в Германию может удвоиться. Согласно не подлежащим сомнению «правилам черной буквы» (black-letter laws), администрация США должна вводить санкции против тех организаций, которые, как она считает, участвуют в работах по завершению строительства этого газопровода. Объектами для введения санкций могут стать суда, участвующие в его строительстве, а также компании и организации, предоставляющие такие услуги, как страховка, сертификация и установка разного рода оборудования.

После принятия в 2019 году закона о санкциях швейцарская компания Allseas, суда которой занимались укладкой оставшейся части труб в датских водах, вышла из этого проекта, и строительство газопровода было остановлено. Однако после ноябрьских президентских выборов в Америке строительство возобновилось. Пока администрация США не ввела санкции против участвующих в его строительстве компаний и организаций — несмотря на то, что Майкл Маккол (Michael McCaul), старший республиканец из штата Техас в Комитете по иностранным делам Палаты представителей и представляющий штат Иллинойс республиканец Адам Кинзингер (Adam Kinzinger) в ходе недавних слушаний, а также в своем письме указали на то, что существует большое количество надежной информации для осуществления такого шага. В тот момент, когда эти члены Комитета по международным делам довели свою точку зрения до госсекретаря Энтони Блинкена, датские морские власти дали разрешение на проведение работ другому российскому судну, которое теперь будет работать вместе с еще одним судном, уже находящимся под санкциями.

Сотрудники администрации утверждают, что решение пока не принимается из-за желания поставить все точки над i перед тем, как ввести против кого-либо санкции. Однако строительство «Северного потока — 2» приближается к завершению, а Кремль пытается выяснить, была ли критика этого газопровода тогда еще кандидата в президенты Байдена всего лишь риторикой, если судить с позиции сегодняшнего дня. Это не совсем такой тест, которому был подвергнут в 1961 году в ходе строительства Берлинской стены Джон Кеннеди, незадолго до этого избранный президентом, но тем не менее это тест.

Усложняет этот вопрос желание Белого дома и Госдепартамента возобновить трансатлантические отношения, и при этом Германия считается ключом к его решению, поскольку это наиболее влиятельная на европейском континенте держава. Однако нынешнее правительство страны во главе с федеральным канцлером Ангелой Меркель намерено продолжить реализацию этого проекта. Санкции против участвующих компаний в настоящий момент, несомненно, рассматриваются некоторыми сотрудниками администрации как препятствие для более широкой повестки.

При этом не учитывается то обстоятельство, что Берлин тоже тестирует нового хозяина Белого дома. Как мы уже видели, Меркель пыталась добиться подписания Всеобъемлющего соглашения по инвестициям между Евросоюзом и Китаем до вступления Байдена в должность, и теперь федеральный канцлер Германии намерена поставить немецкие интересы выше более широкой повестки, в рамках которой ее просят поддержать более жесткий трансатлантический подход как к Москве, так и к Пекину. 

Существует еще одна тенденция: когда речь идет о Германии, многие исходят из наличия в этой стране общего консенсуса относительно поддержки «Северного потока — 2». На самом деле, не все христианские демократы, члены партии Меркель, разделяют эту точку зрения. Кроме того, немецкие «зеленые» выступают против, и даже обычно склонные к поддержке России члены Свободной демократической партии (СвДП) ставят под сомнение этот проект. Лишь социал-демократы, похоже, полностью его поддерживают, тогда как бывший лидер партии и бывший федеральный канцлер Герхард Шредер является председателем правления компании «Северный поток — 2».

Не существует подобного консенсуса и внутри Европы. Несколько раз Европейский парламент голосовал против завершения строительства этого газопровода. Да и сам Евросоюз не изменил свою прежнюю энергетическую стратегию, которая, помимо прочего, направлена на диверсификацию энергетических поставок, а не на увеличение зависимости от такого доминирующего на рынке поставщика как Газпром.

Ключевые союзники в Европе понимают, что «Северный поток — 2» является элементом стратегической игры Москвы, а не только коммерческим проектом. После завершения его строительства Украина, как транзитная страна для российского природного газа, утратит возможность оказывать влияние на Москву. Уже после завершения строительства «Северного потока — 1» объем транспортируемого через Украину российского газа сократился с 80% до менее 40%.

Хотя этот трубопровод завершен на 95%, ему, тем не менее еще нужно будет получить сертификат от независимой компании с подтверждением того, что использованные материалы и методы строительства соответствуют стандартам Евросоюза, и только после этого он может быть принят в эксплуатацию. Администрация США должна ясно дать понять, что, согласно принятому закону, любая компания, осуществляющая сертификацию, тоже попадет под санкции. Кроме того, регулятор в составе правительства Германии должен подтвердить, что оператор этого газопровода не зависит от поставщика природного газа, от Газпрома, а сама эта компания, в свою очередь, должна быть признана Еврокомиссией как отвечающая энергетическим директивам Евросоюза. Времени мало, но оно еще есть.

Христианские демократы были наказаны, поскольку потерпели чувствительное поражение на недавних выборах в двух федеральных землях, однако пока не ясно, связано ли восстановление трансатлантических связей в любом случае с Меркель, уходящей в отставку с поста федерального канцлера. Администрация Байдена должна использовать требование Конгресса относительно реализации принятого закона, а не уклоняться от его исполнения. Ей следует в соответствии с законом ввести санкции и выдержать два похожих друг на друга теста, подготовленных Москвой и Берлином. Вернуть трансатлантические связи в привычное русло — важный вопрос, однако это должно быть правильное русло.

Гэри Шмитт — штатный научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.