Гражданская война на Украине уже унесла 3375 жизней мирных жителей. От семи до девяти тысяч их были ранены. Таковы официальные данные наблюдательной миссии ООН за 2021 год. Эти цифры продолжают расти, хотя на Донбассе, где проходит линия фронта, за время администрации Трампа, то есть с 2016 года, значительно снизилась интенсивность боевых действий. По официальным украинским данным за 2020 год, на Донбассе погибли 49 украинских военнослужащих, а 70 умерли не в бою, в том числе покончили с собой. Согласно тому же источнику, в 2019 году на Донбассе погибли 97 украинских военнослужащих, в 2018 году — 110, в 2017 — 198. В этих данных учитываются только кадровые потери украинской армии и не включаются бойцы украинского МВД, батальонов Национальной гвардии Совета безопасности Украины и добровольческих отрядов. Мы видим, что в последний год администрации Трампа интенсивность боевых действий спадала. ООН, как предполагается, является нейтральным источником данных, и по их расчетам с самого начала войны в апреле 2014 года украинская сторона потеряла 4150 бойцов, ранены были 11 тысяч, тогда как непризнанные Донецкая и Луганская республики потеряли 5 700 бойцов, и 13 тысяч были ранены. Современный европейский человек все меньше готов идти на жертвы, и эти цифры, свидетельствующие о страдании людей, сегодня выглядят просто катастрофическими, хотя это значительно меньше, чем потери в югославской гражданской войне.

Причины войны

Не только разум, но и элементарная человеческая эмпатия заставляет любого, кто сталкивается с данными о страданиях множества людей, задаться вопросом, почему так происходит? Самый короткий ответ, который дает российская сторона, гласит, что гражданская война на Украине — это последствие государственного переворота в Киеве, организованного и спонсированного Западом. Западная версия, разумеется, отличается от российской, и согласной ей гражданской войны на Украине нет вообще, а ведется спонсируемая опосредованная война, развязанная на территории Украины Россией. Объективно говоря, российская версия ближе к истине, но ни одна, ни другая версия не отражают всей картины полностью. С точки зрения политологии гражданская война на Донбассе началась потому, что процессы формирования наций на постсоветском пространстве еще не завершились. Международная политика оказывает большое влияние на национальную идентичность на Украине, чье население делится на пророссийское и прозападное, а также по этническому принципу. Соответственно, на Украине воюют прозападные граждане Украины и пророссийские граждане Украины с нестабильной национальной принадлежностью. Если бы «украинство» означало пророссийскую ориентацию, то весь юго-восток Украины записался бы в ряды украинского национализма, но поскольку «украинство» сегодня сопряжено с прозападной ориентацией, под его знамена встал запад и центр Украины.

Гражданская война началась не из-за смены режима в Киеве, хотя она и сопровождалась насилием в начале 2014 года. Война началась, потому что новые прозападные правители Украины под предводительством новоизбранного президента Петра Порошенко развязали откровенную дискриминацию пророссийского населения собственного государства, приняв закон об отмене статуса русского языка как регионального. Согласно прежде действовавшему при Викторе Януковиче закону, русский язык имел статус официального в тех украинских регионах, где более десяти процентов населения называли русский своим родным языком. Предыдущие украинские администрации в 1990-х и начале 2000-х, когда у власти стоял Леонид Кучма, давали русскому языку соответствующий статус, но порогом для русского как регионального языка определялись двадцать процентов. Нужно добавить, что после обретения независимости в 1992 году любая украинская власть с готовностью сотрудничала с прозападными украинскими националистами, но откровенно антироссийскую политику против значительной части своего населения проводили только те политики, кто откровенно поддерживал Запад.

Наиболее сомнительна та часть западной версии, которая касается полного отрицания автономности пророссийского населения Украины. Также нельзя согласиться с идеей о том, что противники нелегитимного прозападного режима в Киеве — все, как один, российские шпионы, которые, наверное, говорят с явным московским акцентом. Прежде чем вооруженный конфликт вообще начался и прежде чем насильно и незаконно от власти отстранили Виктора Януковича, чью победу на предыдущих президентских выборах не оспаривали ни ЕС, ни США, на юго-востоке Украины поднялось движение против Майдана. Его возглавляли функционеры «Партии регионов», то есть партии Виктора Януковича. Пророссийские партии на Украине традиционно побеждают в таких областях, как Донецкая, Луганская, Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Херсонская, Николаевская, Одесская, а до 2014 года к ним также относился Крым и Севастополь. Кировоградскую и Полтавскую область можно считать регионами, которые переходят от одного лагеря другому, то есть, пользуясь американской выборной терминологией, их можно назвать «колеблющимися» регионами. Именно в этих пророссийских регионах, где после киевского Майдана началась нескрываемая дискриминация пророссийской части Украины, поднялась волна протестов, которые назвали «русской весной». Из всех этих регионов Россия действовала впоследствии только в Крыму и Севастополе, а в другие откровенно не лезла.

Российская стратегия на Украине

Тот факт, что Россия ни в военном, ни в политическом отношении не стояла за проектом «русской весны», ясно опровергает западную версию о российской агрессии против Украины. Пророссийским демонстрантам удалось сохранить позиции исключительно на Донбассе, то есть в Донецкой и Луганской областях, так как только эти два пророссийских региона граничат с Россией. В Харькове и Одессе пророссийские демонстрации потопили в крови, и в пожаре, устроенном прозападными украинскими националистами, погибли 46 пророссийских одесских активистов. Официальный Кремль решил открыто вмешаться только в события в Крыму, так как в Севастополе базируется Черноморский флот, и поэтому полуостров играет ключевую роль для стратегического военного контроля над Черным морем. На Донбассе, где сформировался центр сопротивления новым прозападным властям в Киеве, Россия не хотела открыто участвовать в событиях, поскольку тем самым лишилась бы Украины в своей сфере влияния, а значит, и в евразийских интеграционных процессах. Россия все время пыталась расположить к себе Украину и убедить ее стать членом Евразийского экономического союза. По этой причине Россия поддержала пророссийских демонстрантов на Донбассе, прежде всего экономически, а также оружием и инструкторами. Это позволило донбасским республикам устоять под натиском украинских сил. За прошедшее время украинская экономика разорялась, население Украины массово переселялось на Запад и в Россию, а экономика Донбасса, включая его угольные шахты, глубоко интегрировалась в экономическую систему России. При этом Украина не нужна России для ее текущего экономического развития, но в долгосрочной перспективе она остается составной частью российской экономической стратегии развития.

Нельзя забывать, что Россия также зависит от миграционных потоков, как и весь Запад, а украинские специалисты и рабочая сила намного желательнее для решения демографических проблем в России, чем переселенцы из Средней Азии, о чем много раз говорил президент Российской Федерации Владимир Путин. Влияние России на развитие событий на Донбассе — это, конечно, непосредственный рычаг давления на украинскую внешнюю политику, и только поэтому Россия поддержала Донбасс. Официальная Москва не намерена аннексировать эти территории так же, как не аннексировала Южную Осетию, чье руководство время от времени обращается к России с просьбой принять ее в свой состав. То же мы видим на примере Абхазии. Россия официально не признала независимость Донецкой и Луганской республик, несмотря на состоявшийся там референдум об отделении. Точно так же Россия до сих пор не признала независимость Приднестровья, как не признавала Осетию и Абхазию до грузинской агрессии в 2008 году. Россия с готовностью признала бы эти две донбасские республики только в том случае, если бы украинские войска добились бы больших успехов на Донбассе и российским войскам пришлось бы в открытую включиться в конфликт. Россия выдала на Донбассе 400 тысяч паспортов, тем самым пытаясь отвратить тотальную украинскую агрессию, ведь таким образом Россия дает неофициальные гарантии Донбассу, что будет защищать его территорию, если потребуется.

Иными словами, российские паспорта на Донбассе — мера оборонительная, а не наступательная. Если вспомнить ход гражданской войны на Украине, то Россия поддерживала исключительно оборонительные меры и тактику армий Донецка и Луганска. Это говорит о том, что после Крыма Россия не намерена аннексировать части Украины. Стратегия России сводится к ожиданию момента, когда Соединенные Штаты поймут, что больше не заинтересованы или не в состоянии поддерживать Украину, и уберутся из Киева. Пока этот момент не настал, Россия переориентировала свою экономику, в том числе построила новую инфраструктуру в обход Украины, снизив тем самым ее значимость для российской экономики.

Западная стратегия

Многие уже объявили о начале очередной горячей фазы войны на Донбассе. Тем не менее пока она не началась. Почему новой администрации Соединенных Штатов нужна активизация войны на Донбассе? Прежде всего, потому что на нее уйдут российские ресурсы, и подпортится международный имидж России. Часто, объясняя, почему США подогревают войну на Донбассе, говорят о возможности ввести «более серьезные» санкции против России. Сомнительный тезис по очень простой причине: разве США нужно «гадить» России, чтобы вводить санкции против нее? На самом деле Соединенные Штаты могут обвинить Россию в чем угодно и на основании этого ввести любые санкции, какие пожелают. Санкции против России вводятся не потому, что это злонамеренное и недемократическое государство, а потому что она не отступается от своих сфер интересов в Восточной Европе и стремится в круг прозападных региональных держав. Соединенные Штаты Америки просто пытаются вынудить Россию отказаться от своего статуса великой державы.

В этой связи главная проблема США не в каких-то там действиях России, а в отсутствии единства у коллективного Запада в этом вопросе. Ведущие страны Европейского Союза Германия и Франция не готовы на такой уровень конфронтации с Россией, которого от них требуют Соединенные Штаты. Конечно, экспансионистские планы ЕС затрагивают и государства, входящие в российскую сферу влияния, но в среднесрочной перспективе его расширение невозможно. Не только из-за вмешательства России, но и из-за политических разногласий и экономической стагнации в самом Евросоюзе. Россия необходима западноевропейским государствами в качестве экономического партнера, хотя ведущие страны Европейского Союза очень хорошо понимают, что Россия развивает свой, конкурентный, интеграционный проект, то есть Евразийский экономический союз. В будущем этим двум блокам придется учиться сосуществовать и сотрудничать, но пока этот момент еще далеко, и совершенно естественно, что Европейский Союз пытается скрыто нанести удар по России, чтобы затормозить реализацию ее интеграционного проекта. Тем не менее ЕС не готов идти до самого конца в этом конфликте, в отличие от Соединенных Штатов, которые ни в чем не зависят от сотрудничества с Россией.

Поэтому против России и не вводят тотальных санкций, и вряд ли их введут, даже если США заставят Россию открыто вмешаться в украинский конфликт. Ведь это нисколько не меняет интересов Европейского Союза и, прежде всего, Германии. Таким образом, никакой «Бури» на Донбассе не будет, так как россиянам невыгодно ее допускать, а администрация Байдена не может прийти к консенсусу со своими западноевропейскими партнерами в вопросе санкций против России. Интервенционизм Байдена может привести только к новым жертвам среди украинских солдат и жителей Донбасса, а также к свержению нынешнего президента Украины Владимира Зеленского, которому для максимального спада его популярности еще «не хватает» всего одного поражения.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.