Общественная жизнь человека обусловлена множеством факторов, законов и закономерностей. Она регулируется и регламентируется различными установками, стереотипами, обычаями, традициями культурными паттернами и т.д. Но есть среди всего этого разнообразия феноменов один, который характеризует не столько настоящее состояние человека в обществе, сколько его устремления, способ и тип поведения в будущем. У социальных психологов этот феномен получил название «теорема Томаса», суть которой сводится к тому, что, если люди определяют некоторые ситуации в качестве реальных, то эти ситуации становятся реальными в своих последствиях.

Стоит поверить, что банк разорится, как он действительно разорится

Уильям Томас, американский социолог и социальный психолог, в начале прошлого века и предположить не мог, что его идея изменения реальности на основе изменения отношения к ней станет столь популярной у ученых, исследователей, писателей и даже сценаристов. В определенный момент Томас даже стал культовой, мистической фигурой. И не случайно в 1943 году другой американский ученый — Роберт Мертон, опираясь на идеи Томаса, написал ставшую бестселлером книгу под названием «Самоисполняющиеся пророчества», где утверждал, что общество существует и развивается благодаря вере в собственные представления и цели.

Уильям Томас не мог допустить и мысли, что его теория найдет применение в далеком Азербайджане

Желания, цели или «пророчества», по Р. Мертону, воплощаются в реальность в силу того, что они заявлены, приняты людьми, стремящимися их выполнить. Очень много событий в обществе происходит именно по этому сценарию и представлению. К примеру, если много людей поверят в то, что банк разорится, они заберут свои вклады и банк действительно разорится. То есть важным становится не столько банк сам по себе со своими активами, сколько вера в него. Следовательно, человеческое общество основывается, держится и развивается не только на каких-то материально существующих явлениях, но и на психологической вере в их силу, мощь и устойчивость.

Последние события в Европарламенте и парламентах некоторых других европейских стран, связанные с принятием резолюций, в которых мы сталкиваемся с нападками на Азербайджан, — показательный пример того, как формируемая годами вера в эти институты и страны резко пошатнулась только потому, что люди перестали верить в ценности, декларируемые ими и особенно людей — эти ценности представляющие. И нелепые оправдания, теперь лишь усиливают число сомневающихся в них. Еще одним, но противоположным по эффекту воздействия примером может служить восприятие теоремы Томаса в Китае, силу и мощь которого видят, принимают и в который верят все больше людей на планете, усиливая в реальности его влияние в мировой политике, глобальной экономике и разрешении общечеловеческих гуманитарных проблем. Ну а наша великая победа в 44-дневной Отечественной войне — это, я думаю, образец создания новой реальности, воплощенный в результате непоколебимого желания народа освободить свои земли от оккупантов, общего стремления, словно путеводная звезда указавшего ту единственно верную дорогу, которая и привела нас к победе.

События в Европарламенте показали, что вера в европейские ценности пошатнулась

Подобные события, на глобальном уровне изменившие политические, экономические, военные, социально-психологические значимость и влияния еще недавно рядовых стран или традиционных центров силы в международных отношениях, в последнее время наблюдаются все чаще. Так что, как мне кажется, теорема Томаса, меняющая наши представления о реальности, заслуживает того, чтобы проанализировать причины этого нового для мировой истории этапа развития.

Теорию Томаса, однако, нельзя воспринимать вульгарно и считать, что успех непременно должен быть обеспечен, «если я верю в успех», и будущее будет туманным, «если я не уверен в себе и своем завтрашнем дне». На уровне конкретной личности, да и на уровне анализа общественных отношений теорема Томаса не реализуется и не работает таким прямым и линейным образом. Она обусловлена множеством обстоятельств, среди которых ключевыми являются ценности, цели, мотивы, желания, средства их достижения и, конечно же, вера. Анализ именно этих понятий позволяет понять, как различные мнения, цели и, по Р. Мертону, «предсказания» переводятся на качественно новый уровень и тем самым превращают идеальные представления людей в реальные последствия.

Политическое предательство вместо Фукуямы

Мир становиться многополярным и ценности, благодаря которым коллективный Запад «привлекал» мир, все чаще переосмысливаются. Какие же это ценности и что с ними происходит?

Не углубляясь в философские рассуждения о роли ценностей, целеполагания и веры, считаю нужным привести несколько примеров изменившихся реалий нового миропорядка.

ХХ век, в котором из горящего костра двух мировых войн выкристаллизовывались ценности демократии, прав человека, верховенства закона, толерантности и терпимости, казалось, окончательно отбросил в прошлое колониальные амбиции Запада, его неуемное желание новых сфер влияния и доминирования. Организация Объединенных Наций, Совет Европы, созданные сразу после Второй мировой войны, должны были навсегда закрепить веру в идеалы, которые человечеству удалось вырвать из лап фашизма и сделать совершенными, универсальными и общечеловеческими. Триумфальное шествие демократии, прав человека и верховенства закона по предводительством США началось. И уже в 1989 году, выдающийся американский ученый Френсис Фукуяма заявляет в своей статье, которая позже ляжет в основу изданной им в 1992 году книги «Конец истории и последний человек», о полной победе либеральной демократии в мире.

Бархатная революция в Восточной Европе обещала всеобщее блаженство и рай на земле

Но все оказалось не столь однозначно, и уже в 2019 году, всего через 30 лет, Фукуяма признал ошибочность основных положений своей теории. Что же произошло? Что повлияло на изменение ценностей, за которые только во Второй мировой войне отдали жизнь более 80 миллионов человек? Ответ весьма прост — человеческая психология! Дело в том, что философы, социологи, политологи и представители других областей человекознания, пытаясь раскрыть и описать закономерности общественного развития, почему-то забыли о том, как меняется психология и поведение человека, когда мнение, идея или чья-то позиция становятся доминирующими. А ведь именно это произошло с идеей либеральной демократии — тотальное мировое доминирование.

Как ни парадоксально, но, объявив победу над тоталитаризмом и приняв примат ценностей либеральной демократии, западный мир в то же время заложил основы ее деградации и разрушения. Все и вся подвергающий критике Запад изменил самому себе. Он отверг критичность в отношении самой демократии и начал воспринимать ее больше как безальтернативный, догматический инструмент влияния на людей и страны, чем как наиболее эффективную форму общественного устройства. Кажущееся триумфальное шествие демократии и особенно развал Советского Союза еще более укрепили эту неестественную ситуацию, и экспансия демократических ценностей стала безальтернативной, само собой разумеющейся и не подвергаемой сомнению реальностью. Тем, кто беспрекословно принимал это — аплодировали и пели дифирамбы, всем же другим были уготованы санкционные тиски, цветные революции, государственные перевороты и вмешательство в их внутренние дела «во имя великой демократической идеи». Такой подход стал нормой, и Запад не задумывался о последствиях своих действий ни для тех, кто им доверился, ни для тех, кого они принуждали к этому.

Но наступила арабская весна, которая остановила триумфальное шествие либерализма. Все закончилось всеобщей разрухой и всеобщим разочарованием

В исследованиях ряда ученых, анализирующих эту парадоксальную ситуацию, стал даже использоваться термин «политическое предательство» ценностей западного мира. Так, американский ученый В.Мид писал, что экспоненциальный рост скептицизма по отношению к политическим партиям в США связан с глубоким в них разочарованием. А П. Гирландо в своем исследовании назвал введение в обращение евро открытым «политическим предательством» истинных ценностей демократической Европы, обогатившим одну лишь Германию за счет других стран. Этот шаг, по его мнению, шел вразрез первоначальным обещанием всеобщего равенства, благополучия и процветания и сделал европейские страны еще более уязвимыми и бедными.

Аксиома Милгрэма

Послевоенная ситуация в Европе в самом деле стала удивительным образом напоминать схему экспериментов Стенли Милгрэма из Йельского университета, исследовавшего особенности поведения людей в условиях освобождения их от ответственности за последствия своих действий. Изначально Милгрэм собирался организовать свои эксперименты в Германии, желая найти оправдание действиям обычных граждан, творивших во время войны ужасные дела, но по указке нацистов. Однако затем, после первого эксперимента, проведенного в США, ему стало ясно, что открытый им феномен универсален и ехать куда-либо нет нужды. «Я обнаружил столько повиновения, — говорит Милгрэм, — что не вижу необходимости проводить этот эксперимент в Германии».

Этот ученый гениальным образом смоделировал ситуацию, в которой нанятый им в качестве помощника обычный человек посредством подачи электрического разряда приглашенному испытуемому заставлял его запомнить определенные слова. При этом сам Милгрэм, объявляя, что исследует взаимосвязь памяти и боли, лишь руководил экспериментом, а нанятый им помощник, который тоже не догадывался, что испытуемый — специально приглашенный актер, лишь имитирующий боль и неспособность запомнить слова, провоцировал помощника «наказывать» его разрядами тока все большей и большей интенсивности.

После теории Томаса появилась аксиома Милгрэма, доказавшего феномен универсального повиновения во всем мире

Результаты экспериментов поразили и шокировали всех. Обычные люди — студенты, клерки, рабочие, преподаватели, мужчины и женщины, психически абсолютно здоровые, не садисты и не преступники в 65% случаев подавали смертельный (450 вольт) разряд тока только потому, что авторитетное мнение и указания непосредственного начальника они не смогли проигнорировать и ответственность за последствия своих действий формально лежала не на них.

И так абсолютно идентичным образом, желая «научить» демократии весь мир, Запад нажимал на свои «электрические» кнопки, а если это не удавалось, то не раздумывая подавал такой разряд «демократического тока», который разрушая саму ткать государственности стран, ввергал целые народы в хаос и страдания. В конечном итоге, не неся абсолютно никакой ответственности за свои «благие» уроки, Запад начал разрушать не только веру других в себя, но и веру своих граждан в собственные ценности.

Такой диссонанс между ценностями западного мира, его целями и методами, настолько увеличил количество скептиков, популистов и ультрарадикальных сил, что, превысив критическую массу, включил в работу теорему Томаса: начался штурм Капитолия, который, образно говоря, привел граждан США к массовому изъятию «политических вкладов из политического банка» под названием Конгресс, то есть к кризису власти. К сожалению, и сегодня Адамы Шифты и ему подобные в Конгрессе США продолжают свой страшный эксперимент, не понимая, что новая реальность создается уже не ими, а теми, кто смог, превозмогая боль и давление, сохранить и усилить свою государственность и независимость.

Вера в себя — вера в Карабах

Среди государств, на которых с особым рвением экспериментировали поборники демократии, оказался и Азербайджан. Однако здесь теорема Томаса сыграла, по сути, положительную роль. Вместе с тем, если следовать логике этой теории, мы победили в Карабахе только потому, что верили в победу. Но проведенное нами исследование показало совершенно неожиданные результаты.

Проводя опрос среди различных слоев населения, мы задавали респондентам два вопроса: первый — «Верили ли вы, что Карабах будет полностью нам возвращен?» и второй — «Желали ли вы возвращения нам Карабаха и полного восстановления территориальной целостности нашей страны?». Ответы у большинства значительно отличались друг от друга. Так, отвечая на первый вопрос, многие ответили отрицательно, а на второй подавляющее большинство сказали «да!». То есть мы получили удивительное противоречие между верой и желанием, которое следует обязательно разъяснить.

Побежденный армянский солдат. Азербайджанцы не верили, но желали

Да, мы действительно хотели, желали и мечтали об этой великой победе, делали это всем сердцем, всем своим существом, проявляющимся в несгибаемой воле нашего народа, героизме и самопожертвовании наших солдат и офицеров. В то же время 30-летнее бездействие мирового сообщества, сильных мира сего, ответственных за разрешение этого конфликта, действительно подорвали нашу веру, но не в Карабах, а в тех, кто должен был в силу декларируемых ими ценностей способствовать разрешению конфликту и настоять на возвращении нашей земли.

Нет сомнений, что диссонанс ценностей западного мира и его методов имплементации, которые описаны выше, болезненнее всего ударил именно по нам. Разряды милгрэмовского тока на протяжении 30 лет мы испытывали на себе. Азербайджанцы, лишившиеся 20% своей территории, представлялись миру оккупантами, нас, этнически вычищенных из Армении и Карабаха, обвиняли в нарушениях гуманитарного права, принуждали к признанию правомерности преступной аннексии наших же земель, против нас вводили санкции и ограничения. И именно этими действиями сформировали стойкое неверие в искренность декларируемых западниками целей. Однако у этого разочарования была и положительная сторона, позволившая поверить в себя и сформировать неистребимое желание вернуть то, что по праву принадлежит нам. 

Психологи хорошо знают, что желания обладают энергетической составляющей, они побуждают, подталкивают к действиям. А вот направленность этих действий определяется верой, которая всегда предметна. Вера в справедливость формирует желание бороться за нее, вера в себя — способствует самосовершенствованию, а вера в свой народ — побуждает и направляет его лидеров совершать великие дела. И именно так президент Ильхам Алиев как лидер, как верховный главнокомандующих сумел не просто защитить свой народ от неоколониальной экспансии псевдодемократических ценностей, но и сформировать в нем две фундаментальные ценности: веру в себя, в свою силу и мощь и неодолимое, испепеляющее врагов желание вернуть Карабах. Вся энергетика этого стремления, подпитываемого верой в сакральный Карабах, была направлена на весь Азербайджан и выражалось в реальных действиях — подъеме экономики, претворении в жизнь энергетических проектов, усилении армии, налаживании дружеских отношений с соседями и ведущими странами мира, завоеванием уважения и авторитета в международных институтах.

"Железный кулак" Алиева шел в авангарде победоносной азербайджанской армии

Желание вернуть Карабах через веру в Карабах как неотъемлемую часть Азербайджана, а не через веру в фантомные ценности, предлагаемые нам посредниками, и есть тот гениальный подход президента И. Алиева, обеспечивший нам победу и запустивший работу теоремы Томаса как воплощения идеальных устремлений народа в реальные, отвечающие его интересам свершения.

Наследие Армении: искалеченные поколения и аплодисменты Запада

А как же Армения? Думаю, что если бы была такая возможность — задать те же вопросы армянам, ответы были бы несколько другие. Смею предположить, что на оба вопроса — «Верили ли вы, что Карабах отдадут вам?» и «Желали ли вы, чтобы Карабах отдали вам?» — армяне ответили бы утвердительно. Мне кажется, в этом и заключается их трагедия. Они действительно поверили, что, совершив преступление своей оккупацией территории другого государства, смогут это узаконить на международном уровне. А главное — им помогут это сделать. Армяне поверили, что смогут заставить мировое сообщество поддержать и защитить их во всем. Поверили в свою исключительность и избранность и отдались в руки тех, которые и были организаторами всемирного милгрэмовского эксперимента, став в нем послушными и прилежными помощниками.

Добровольно нажимая на «демократические кнопки» и доведя свой народ «электрическими разрядами» псевдодемократических ценностей до конвульсий, лидеры Армении перешагнули красную черту и в буквальном смысле этого слова погубили собственный народ. Тысячи бессмысленно погибших в Карабахе, десятки тясяч искалеченных и раненых, сотни тысяч морально униженных и оскорбленных армянских граждан — прямое тому доказательство. И даже желание прибрать Карабах к своим рукам, создавшее у них, как, впрочем, у многих в подобной ситуации, энергетическую побудительную основу деятельности было направлено не на Карабах, и даже не на Армению, а вовне, в пустоту, на бессмысленные аплодисменты Запада, на показательную браваду от формальной, так называемой евроинтеграции, на пирровы, ничего не значащие резолюции в парламентах других стран.

Впустую затраченные усилия целого поколения, зиждившиеся на фальшивой вере, не могли привести к положительному результату и сегодня, когда самым популярным словом в Армении стало «предатель». Стоит ли теперь удивляться тому, как четко сработала теорема Томаса с теми, кто, предавая на протяжении десятилетий интересы других, да и собственного народа, сам столкнулся с этой ужасной реальностью. И именно поэтому опыт Азербайджана может стать спасательным кругом не только для тонущей Армении, но и всех тех, кто еще в состоянии отказаться от роли помощника экспериментаторов или испытуемого, получающего разряды тока, и сформулировать собственные идеалы, которые в силу теоремы Томаса обязательно станут реальностью.

Самед Сеидов, председатель Комитета по международным делам Милли Меджлиса

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.