Интервью «Хало новины» с вузовским педагогом доцентом Йиржи Павличеком, специалистом по зарубежным ICT-технологиям.

Haló novinу: Как вы оцениваете игры СМИ вокруг вакцины «Спутник V»?

Йиржи Павличек: Бессмысленные нападки на российскую вакцину «Спутник V» я ставлю в геополитический контекст и связываю с международным положением Российской Федерацией и траекторией развития отношений между державами на общемировом и региональном уровне.

— Те, кто критикуют эту вакцину, не считают свою критику бессмысленной. По их словам, «Спутник V» еще не одобрило Европейское агентство лекарственных средств.

— Я бы даже воспользовался более экспрессивным выражением, чем «бессмысленные нападки». Есть ли вообще смысл полемизировать на эту тему? Нет, поскольку если бы вакцина была на самом деле плохой и вызвала хотя бы у одного из миллионов тех, кто ее получил, какие-то серьезные осложнения, то новости об этом наводнили бы СМИ мэйнстрима. «Спутник V» превратился в часть гибридной войны. Но тем выше стоит оценивать решение некоторых правительств Европейского Союза закупить эту вакцину. Перед их смелостью я снимаю шляпу. Они заботятся о здоровье своего народа и в данном случае отдают предпочтение здравому смыслу, а не политизированному подходу.

Однако приведенный пример вызывает вопрос, до чего может дойти мир, охваченный так называемой гибридной войной? Тут нужно отметить, что важным фактором станет политика администрации нового президента США как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Я не питаю иллюзий и уверен, что его политику будет определять так называемое глубинное государство (военно-промышленный комплекс, спецслужбы и так далее), которое стало истинным победителем американских выборов. Также понятно, что краткосрочный план стратегов будет отличаться от долгосрочного.

— Давайте поговорим и о том, и о другом.

— Чтобы прогнозировать будущие события, мы должны обратиться ненадолго к истории. Вспомним визит президента Никсона в Китай в 1972 году. Он поехал туда не потому, что США хотели сблизиться с Мао Цзэдуном. Нет, таким образом США хотели отвести опасность, которая грозила их существованию в случае союза США с Китаем.

И действительно, Никсону удалось вбить клин между этими двумя державами. Этому способствовала хрупкость союза между СССР и Китаем и несколько негативных факторов. КНР с его тысячелетней традицией считал СССР малокультурной страной, а СССР, в свою очередь, воспринимал КНР как младшего брата, который должен его слушаться.

Кроме того, вражда между их лидерами, Брежневым и Мао, не способствовала укреплению союза. Некоторые разногласия, которые появились еще при Н. С. Хрущеве, выливались в вооруженные конфликты. Например, спор вокруг острова Даманский на реке Уссури.

Теперь история повторяется. Российская Федерация и Китай противостоят американской политике сдерживания. Между ними и США ведется полномасштабная гибридная война, о которой мы уже говорили. Что скрывается за этим термином, хорошо известно. На 70 — 80% это война экономическая, на 15 — 20% информационная и процентов на пять горячая. Примеров найдется масса, и я приведу лишь некоторые из каждой области. Санкции против газопровода «Северный поток — 2», «Хуавэй», сфабрикованные истории с отравлениями «Новичком» (Скрипали и Навальный), инсценированное применение химического оружия и последующие нападения на союзников, в том числе ракетные и бомбовые удары по Сирии, и их оккупация как пример горячей войны.

— Но идет 2021 год, ситуация изменилась, и мир стал многополярным.

— Да, по сравнению с 70-ми годами ситуация другая. Союзу РФ с Китаем не мешает вражда лидеров этих стран. Китай конкурирует с Соединенными Штатами в экономической области, а РФ восстановила военную мощь, разрушенную в 90-е. Россия ориентируется на Китай при поставках энергоносителей, и если, скажем, ЕС поддастся давлению из-за рубежа и сделает себе харакири, отказавшись от газопровода «Северный поток — 2», то точно не Россия, а ЕС столкнется с неразрешимыми проблемами.

Да, остановка проекта «Северный поток — 2» повлияет на Россию, но больше в политическом, нежели экономическом смысле. В качестве примера можно привести отношения между Россией и Турцией. Если «Северный поток — 2» будет завершен, это позволит России перестать «церемониться» с Турцией и указать на ее действия в Сирии. Пока Россия ведет себя с турками осторожно, так как зависит от южного «Турецкого потока». Так или иначе неоконсерваторы в США попытаются повторить сделанное Никсоном.

— Как?

— Давайте обратимся к содержанию будущей американской стратегии. Будущая она потому, что нынешние лидеры Российской Федерации и КНР не оставляют шанса нарушить их отношения, и, напротив, прежде всего в экономической области эти страны все больше сближаются. Я перечислю некоторые аспекты, из которых исходят американские аналитики.

1. Президенты Путин и Си — диктаторы и уже поэтому максимально заинтересованы в сотрудничестве.

2. Правительства КНР и России считают страны «свободного» мира угрозой по многим причинам, главная из которых — желание их народов жить так же, как в этих «свободных» государствах. Отсюда боязнь демонстраций и внутреннего развала.

3. РФ и КНР очень различаются по численности населения и демографическим прогнозам (предполагаемая убыль населения в РФ при 145 миллионах сейчас и стагнация в КНР при 1,42 миллиардах). Это приведет к попыткам изменить территориальный статус-кво. Прогноз, вероятно, основан на резком снижении населения РФ в 90-х и начале 2000-х из-за действий ельцинской солдатни.

4. Армии их несовместимы, несмотря на совместные учения. Китай выделяет на оборону в два раза больше России, а РФ предпочитает ассиметричные решения.

5. Китай становится и в некоторых сферах уже является конкурентом РФ. Например, в области продажи оружия.

6. Мощный Китай — серьезная угроза для российских интересов на Дальнем Востоке.

7. Особенно интересно мнение западных теоретиков о необходимости реформ. КНР возвращается к централизованной системе Мао и, по их мнению, будет теперь в основном стагнировать. РФ требуются современные подходы уже реализованные в странах так называемой Империи (западные государства под предводительством Соединенных Штатов — прим. авт.). Под этими подходами подразумеваются, разумеется, модели, пропагандируемые либеральными экономистами и неоконсерваторами вообще…

8. Нужно налаживать связи с новым поколением российских политиков, которые в итоге будут определять направление развития страны. Говорить о «смене режима» в России контрпродуктивно. Новую внешнюю политику в отношении России будут формировать новые лидеры из существующего истеблишмента, которые осознают необходимость перемен.

Отсюда следует очередной очень важный шаг, который я не включил в перечень, поскольку это своего рода воззвание. Нужно акцентировать, что русские — гордый народ, что их не ограничить санкциями, и нужно поддерживать их стремление к эмансипации от деспотичного руководства. Российская «элита», которая сегодня отправляет детей в европейские школы и покупает тут квартиры, должна обрести большее влияние на жизнь государства. Россия должна отказаться от агрессивного поведения, угроз своим соседям и перестать вмешиваться в американскую и европейскую политику. Тогда РФ могут принять в круг стран так называемого свободного мира.

А теперь самое главное. Мы, то есть Империя, должны стараться не делать из России козла отпущения во имя внутренних политических целей. Это может нам только навредить и помешать в достижении нашей важной геополитической цели — вбить клин между Китаем и Россией. Так считают американские аналитики.

Таким образом, цель США — не допустить возникновения блока, который поставит под угрозу экономические и оборонные интересы Империи.

— Как теперь, по-вашему, будут формироваться отношения между США и Россией?

— Каким в ближайшее время будет отношение США к Российской Федерации, предсказать несложно. Труднее предугадать последующую реакцию до сих пор очень мирной дипломатии РФ. Ей, наверное, стоит адекватно изменить свое поведение и адаптироваться к ожидаемому давлению. Учитывая, что реальным победителем на выборах в США стало глубинное государство, в ближайшее время можно ожидать совсем не тех шагов, которые сформулировали аналитики в будущей стратегии, направленной на разобщение РФ и Китая. Цель в принципе остается прежней, но средства для достижения вначале будут совсем другими. Причина — в нынешней очень прочной позиции глав РФ и КНР и желании подорвать эту их позицию.

Русские часто говорят, что американские политики меняются, а американская политика нет. Реальный рулевой — глубинное государство и связанные с ним элиты.

Американская политика продолжит поносить Россию, русских и все русское, начиная с Путина и заканчивая вакциной, задействовав для этого все СМИ мэйнстрима. Можно предположить, что вряд ли кто поверит глупостям об убежденном националисте Навальном, которого выдают за образцового демократа. Это большая ошибка. Достаточно посмотреть вокруг себя: достройка АЭС «Дукованы», уже упомянутый «Спутник» и прочее. Несомненно, будет очередной эпизод применения химического оружия типа «Новичка» тупыми российскими агентами ГРУ. А это повод не только для расследования Организацией по запрещению химического оружия, но и для новых санкций. Вообще я прогнозирую санкции против всех российских интересов: экономических («Северный поток — 2») и политических. Санкции будут вводить не только Соединенные Штаты, но и их вассалы, такие как Европейский Союз.

Кроме того, как я думаю, обострится горячая война. Не дай бог опосредованные войны перерастут в настоящую. Пример — авиационные удары по российским союзникам в Сирии и другие вооруженные провокации на границах РФ, в воздухе и на море, которые объясняются правом на свободу мореплавания и так далее. Я предвижу также размещение очередных военных контингентов на границах России, включая постоянные военные базы (скажем, в случае отказа от ротации военных подразделений).

Тут мне вспоминается одна шутка. Два генерала смотрят на карту Европы и Азии. Один говорит другому: «Разве не агрессивно ведет себя Россия? Ты посмотри, как далеко войска НАТО и войска РФ стояли друг от друга в 2000 году и как близко они теперь».

Кроме прочего, США будут использовать бывшие советские республики для разжигания новых споров. Например, семья Байдена связывает свои экономические интересы с Украиной. Думаю, та же участь постигнет другие республики. Причем можно ожидать агрессивных действий там, где не все пойдет гладко. Приведу пример Белоруссии, которая уже попросила у России военной (воздушной) защиты своих границ.

Давайте также не будем забывать о том, что в 2021 году в России пройдут выборы. Несомненно, будут предприниматься попытки устраивать демонстрации по разным поводам. Я напомню, кстати, о том, что посольство США в РФ публиковало запланированные маршруты протестующих под предлогом заботы о безопасности американских граждан. Если эти усилия увенчаются успехом, эти выборы объявят несвободными, будь они даже прозрачны, как горный хрусталь.

Таким образом, стоит ожидать продолжения политики кабинета Обамы, который по слепоте некоторых его членов опирался на ощущение собственной неуязвимости и безнаказанности. О неуязвимости речи уже давно не идет, и, возможно, это заставит некоторых разумных генералов в Пентагоне проявлять большую осторожность. В том, что и с безнаказанностью не все так просто, нас убедил ракетный удар Ирана по военной базе Соединенных Штатов после убийства генерала Сулеймани.

Новшеством может стать участие частных американских медиа-концернов. Речь идет, например, о «Фейсбуке» и его цензуре в виде блокировки страниц с нежелательной информацией. Скажем, так заблокировали страницу генерального директора Роскосмоса Рогозина после его комментария к публикации бывшего посла Соединенных Штатов в РФ Майкла Макфола.

— Но и Россия не бездействует…

— Российскую дипломатию считают одной из лучших в мире, но пока она проявляла большую сдержанность. К сожалению, нередко в этом видят проявление слабости, и поэтому градус провокаций растет. Я бы хотел подчеркнуть, что дипломатический ответ должен сопровождаться соответствующими поступками. В противном случае все заявления воспримут как пустые жесты, которые приведут лишь к очередным проявлениям агрессии.

Сигналом, который предвещает вероятные изменения в российской дипломатии, стал визит комиссара ЕС по внешней политике Жозепа Борреля в Москву и его встреча с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Совершенно не удивляет, что господин Боррель вернулся домой, «поджав хвост», поскольку сравнивать брюссельских чиновников с уровнем и способностями господина Лаврова и российской дипломатии нельзя. Это еще один прецедент, который не скроешь за последовавшими воплями брюссельских дилетантов. Чтобы понять, о чем речь, я процитирую министра иностранных дел РФ после беседы с Боррелем. «Мы исходим из того, что мы готовы к разрыву (с Европейским Союзом — прим. авт.). В случае если мы еще раз увидим (как уже почувствовали не единожды), что в каких-то областях накладываются санкции, создающие риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах. Мы не хотим изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовым к этому. Хочешь мира — готовься к войне».

Последовавшие санкции против четырех лиц, введенные из-за Навального, конечно, не представляют такой угрозы для экономики. О ранее предложенной блокировке «Северного потока — 2» в этой связи не прозвучало ни слова.

— В конце Лавров сказал известную фразу: «Хочешь мира — готовься к войне». Но это означает не что иное, как гонку вооружений.

— Да. Как ни печально и как нам ни хотелось бы жить в мире, где средства тратились бы не на вооружения, а на улучшение жизни всего человечества, представить себе такое в реальности трудно. К сожалению, история человечества доказывает противоположное. Если кто-то позарился на богатства другой страны, то всегда добивался своего, если эта страна не могла защитить свои богатства силой. Чтобы не тратить средства зря, РФ ищет возможности для ассиметричного ответа. По-прежнему актуальны слова Путина, сказанные им на Мюнхенской конференции по безопасности десятого февраля 2007 года. Россию не нужно призывать к сотрудничеству. Она к нему готова, но с ней не будут обращаться на равных, если у нее не будет определенного силового потенциала.

— В России сформировалась оппозиция Путину, и с этим фактором теперь необходимо считаться…

— Да, но это ни в коем случае не прозападная оппозиция. Это оппозиция, которая формируется из двух течений. Первое озабочено экономическими проблемами самых бедных слоев и поддерживается разным контентом в социальных сетях(а также подвержено его влиянию). В этом смысле очень просто с помощью разных неподтвержденных и фальшивых новостей взять это течение под свой контроль и направить против России. Конечно, это идеальная среда для враждебных спецслужб стран Империи и их психологических операций (PSYOP). Причем нет сомнений в том, что эти страны нельзя подозревать в сочувствии данной целевой группе населения (цель PSYOP, то есть психологических операций, в том, чтобы влиять на чувства, мотивацию, поведение и ход мыслей целевой группы населения — прим. авт.). Ранее я уже говорил о том, если проблемы этой группы не будут решены, Россия может столкнуться с очень серьезными проблемами.

Второе течение ориентировано на более широкую группу населения и основывается на национальном чувстве россиян. Становится все больше патриотически настроенных граждан России, которые считают, что РФ очень слабо и недостаточно отвечает на усиливающийся поток антироссийских мер и на постоянное ограничение российских интересов Империей. Здесь тоже есть масса возможностей для психологических операций. Вообще можно сказать, что российское общество очень восприимчиво к такого рода операциям.

— Вы не видите в российском обществе прозападной оппозиции? Недавно вокруг Навального поднялась шумиха. Вы сами упомянули о маршрутах демонстраций в поддержку Навального, которые публиковало посольство Соединенных Штатов в Москве.

— Конечно, исключительно прозападная оппозиция существует, но ее поддержка незначительна и колеблется в районе двух — четырех процентов. Вы поймите, что сначала демонстрации за Навального поддерживала и Коммунистическая партия России, а ее трудно считать прозападной оппозицией. Но, как я уже сказал и снова подчеркну, с помощью соответствующих психологических операций можно без труда влиять на общество, которое восприимчиво к такого рода воздействию. Я еще раз отмечу, что Навальный — националист, который выступает не против нынешней системы, а против Путина. В рамках психологических операций его используют, преподнося как представителя западной демократии, и от этого может возникать впечатление, что в России сильная прозападная оппозиция. Но на самом деле это не так. Я уже говорил, что верить прозападной пропаганде и думать, что в либеральном обществе Империи живется легко, возможно, склонно младшее поколение. У поколения, пережившего разрушение России при введении либеральных моделей и разворовывание национальных богатств иностранными субъектами, а также пришедшими за ними олигархами, таких тенденций не будет.

— Какой вы видите политику России в ближайшее время?

— Российская политика должна быть многовекторной. Если Кремль не хочет продолжать терять доверие своей патриотической оппозиции, то ему придется ужесточить свои дипломатические ответы на постоянные провокации из-за рубежа и на иностранное вмешательство. Одних резких заявлений уже недостаточно. Их нужно подтверждать действиями.

Я, конечно, не подразумеваю поступки, которые приближали бы нас к горячему конфликту, но так же, как в военной сфере, решения должны быть ассиметричными. У Империи, разумеется, есть свои слабые месте, но не в обороне. Расходы одних только США во много раз превышают бюджет РФ, и ее оборонный бюджет уже ни в какое сравнение не идет с общими расходами стран НАТО. Тем не менее Россия сумела в последнее время компенсировать свои недостатки, внедрив новые технологии, и только сумасшедший может хотеть конфликта с РФ, который неизбежно привел бы к уничтожению всего мира. Теперь России придется точно так же компенсировать свои недостатки в области дипломатии.

Если в ответ на разные провокации российские власти будут просто вызывать послов, то РФ превратится в посмешище для этих дипломатов, а внутри страны будет расти неприятие такой политики. Нужно «сравнять счет» с зарубежными дипмиссиями, аккредитованными журналистами, чья основная цель — чернить Россию, и ограничить деятельность некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа. В конце концов, США делают у себя дома то же самое. Скажем, я имею в виду закон об иностранных агентах, который в России приняли как раз по примеру США. В качестве примера решительного ответа могу привести историю с эсминцем «Джон Маккейн», который заплыл в российские территориальные воды. Этот эсминец быстро ретировался после того, как ему сообщили, что его атакует тараном противолодочный корабль «Адмирал Виноградов». Американские моряки знают, что русские на такое способны даже на значительно меньшем судне, и поэтому быстро убрались в нейтральные воды.

России придется параллельно с экономической ориентацией на КНР решить, в какой форме будет вестись военное сотрудничество, а также какой будет ее политика в отношении Ирана. Ясно, что во многом интересы РФ и Ирана на Ближнем Востоке расходятся (отношение к Израилю), где-то пересекаются (в Сирии), а где-то одинаковы (противодействие Империи). В зависимости от этого нужно будет сформировать сотрудничество в военной сфере (например, противовоздушная оборона пехотных иранских подразделений в Сирии и так далее). Иран, который в прошлом утратил ряд территорий, очень медленно пересматривает свое отношение к России, и тем не менее важные перемены случились после того, как генерал Сулеймани убедил Путина вмешаться в конфликт в Сирии и применить военную силу.

Таким образом, перед Россией стоит задача — сформулировать новую стратегию в качестве ответа на ожидаемый рост числа антироссийских операций при администрации Байдена. Здесь я еще раз упомяну Украину. Там можно ждать настоящей, а не гибридной войны. Но это тема для совершенно другого интервью. Кремль должен исходить из правила, что намного хуже любого внешнего врага враг внутренний. И нужно понимать, что патриотическую оппозицию ни в коем случае не удовлетворит разумная и сдержанная дипломатия, которая может восприниматься как слабость и нерешительность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.