После ухода Дональда Трампа с поста президента Соединенных Штатов Украина снова заняла активную позицию в борьбе за сдерживание России. В начале 2021 году начались открытые гонения на оппозицию, которую украинские правящие круги считают пророссийской. Стоит ли ожидать возобновления боевых действий на Донбассе, а возможно, и в Приднестровье? Изменилась ли стратегия России на западной границе с 2014 года, и можно ли ожидать примирения двух восточнославянских государств в обозримом будущем?

Украина — больная, но очень актуальная тема в публичном политическом дискурсе России. Критики президента Владимира Путина часто отмечают, что именно украинская тема продвигается в качестве главной повестки на российских информационных порталах и телеканалах для отвлечения внимания от внутренних проблем, с которыми сталкивается российское государство. Однако на Украине берет начало русская нация, государственность и религия, и возвращение ее территорий всегда было стратегической целью русских царей, начиная с момента окончательного освобождения от монголо-татарского ига в XV веке. Украина — колыбель казачества, русских воинов-пограничников, которые вдохновили Гоголя на героический эпос «Тарас Бульба», а Шолохова — на натуралистический антивоенный роман «Тихий Дон». Правда, Украина не настолько значима для русской нации, как Косово для сербов. Тем не менее она является составной частью общерусского культурного пространства, которое в постсоветский период играет неестественную и, даже можно сказать, антиисторическую роль: она превратилась в линию фронта борьбы с родственной Россией.

Украина между олигархами и США

Анализируя внешнюю политику Украины, а также ее внутреннюю политическую арену, разные аналитики объясняют ситуацию по-разному. Первую группу образуют те, кто считает Украину почти изолированной от внешних факторов страной, великой державой, способной полностью отстоять свой суверенитет. Приверженцы этой точки зрения в своих текстах пишут в основном о влиянии украинских магнатов на политические партии и их лидеров. Ко второй группе относятся те аналитики, кто сосредоточен исключительно на внешнеполитическом влиянии западных сил на Украине. Для них украинский политический и предпринимательский класс — всего лишь марионетки в руках крупных геополитических игроков, прежде всего Соединенных Штатов. Третья группа изучает Украину с цивилизационной точки зрения и применяет в основном исторические ретроспективные методы. Эта группа внушает общественности, что на Украине идет многовековая борьба между Западом, чье влияние сконцентрировано в Галиции на западе украинского государства, и Востоком, то есть Россией. Центром ее влияния стал Донбасс. Битва разворачивается на Центральной Украине с Киевом посередине. В разные века Киев отходил то Западу, то Востоку несметное количество раз.

Все три группы имеют право на существование, и в действительности каждая отчасти права. Во внутриполитической борьбе большим влиянием пользуются украинские магнаты. Более того, до откровенного вмешательства Запада в 2014 году они играли первую скрипку. После распада СССР разные олигархические кланы начали борьбу за лидерство на самостоятельной Украине. Если вспомнить относительно недавнюю историю, то существовали семь региональных кланов, которые обладали самым большим экономическо-финансовым влиянием: донецкий, луганский, днепропетровский, харьковский, запорожский, киевский и галичский клан. Первые пять происходили из Восточной и Центральной Украины и представляли экономические центры страны. Киев — центр финансового капитала, а западно-украинский Галич был штабом наиболее организованных идеологических политических групп. Самые влиятельные украинские олигархи: бывшие президенты Янукович и Порошенко, а также Ринат Ахметов, Игорь Коломойский и Дмитрий Фирташ — экономически связаны с центральными и восточными регионами Украины. На востоке сконцентрированы запасы угля и руд, а в центральных регионах развита автомобильная и металлургическая промышленность. В Киеве сосредоточены банки и политическая власть.

На западе, в Галиции, проживали наиболее ярые противники советской системы, потомки членов Украинской повстанческой армии (УПА) (запрещенная в РФ организация —  прим. ред.), которая во Вторую мировую войну расправлялась с русским, польским и еврейским населением в этой части Украины. Хотя запад Украины беден ресурсами и не пригоден для сельского хозяйства, «западенцев», как их называют на Украине, связывают крепкие узы с большой украинской диаспорой в Канаде и Соединенных Штатах, которая сформировалась после разгрома западноукраинских ультранационалистов после Второй мировой войны. Когда Советский Союз распался, в его бывших республиках воцарился идеологический вакуум. На Украине его успешно заполнили радикальные западенцы, которые всегда были настроены по-сепаратистски и только ждали момента, когда центральная власть в Москве ослабеет настолько, что не сможет их преследовать. Уже в начале 1990-х годов на западе Украины проводились националистические парады, и постепенно западенский национализм превратился в общеукраинский. Этой агрессивности западенцев, которых трудно назвать украинцами, есть объяснение: их территории не входили в состав русского государства с XIII века. Они жили под литовцами и поляками, а затем под австрийцами. Впервые в составе Украины и в общем с русскими государстве они оказались после Второй мировой войны. Поэтому борьба западенцев с Советским Союзом носила как национальный, так и идеологический характер. Они веками формировали собственную идентичность, связанную с их униатской католической верой и отличавшуюся от русско-украинской и польской. Также они не хотели жить при сталинском коммунизме с его принудительной коллективизацией, преследованием церкви и массовыми репрессиями против крестьян. Западенский антикоммунизм не импонировал индустриальному востоку Украины, а вот крестьянская Центральная Украина, очень пострадавшая от насильственной коллективизации (кстати, это породило миф о голодоморе как целенаправленном геноциде против украинцев), увидела для себя шанс на свободу в единственном предложенном ей варианте — в западенском национализме.

Пока олигархи сводили счеты, западенцы пользовались помощью Соединенных Штатов и обучали свои боевые отряды. Как это обычно бывает, в разгар борьбе некоторые олигархи привлекли третью сторону, чтобы получить преимущество перед конкурентами. Так случилось и в 2014 году. Государственный переворот на Украине стал кульминацией конкуренции между магнатами в государстве, где ресурсов и капитала становилось все меньше, и этим воспользовались внешние силы. В роли их агентов внутри страны выступили западенские ультранационалисты. Улицы Киева тогда заполнились выходцами из Галиции вместе с их униатским и православным раскольническим духовенством, которое перед камерами на глазах всего мира благословляло их на авантюру — захват власти над Украиной и украинцами. Согласившись на такие правила игры, победившие олигархи под предводительством Петра Порошенко впали в зависимость от западных военизированных формирований, а вместе с тем и от Соединенных Штатов, которые обучали и финансировали эту группировки. Таким образом, Россия утратила контроль над ситуацией, так как украинские олигархи были вынуждены разорвать экономические связи с Москвой по указке Вашингтона. Важно понимать, что до тех пор Россия никак не контролировала Украину и не обладала таким влиянием, каким сегодня там пользуются Соединенные Штаты, но Москве удавалось сохранять статус-кво и сотрудничать с украинскими олигархами. Однако Порошенко не оставалось ничего другого, как только вступить в открытый конфликт с Россией и пророссийским населением на Украине. Эта политика привела к потере Крымского полуострова и гражданской войне на Донбассе, а также к резкому экономическому спаду, росту безработицы, массовому оттоку населения Украины на Запад и в Россию.

Чей президент Зеленский?

Через четыре года провалов по всем фронтам Петр Порошенко проиграл на президентских выборах 2019 года. Тогда его обошел новоиспеченный политик, а ранее телевизионный комик Владимир Зеленский, который баллотировался от умеренной гражданской платформы. Он обещал мир на Донбассе, выступал с антивоенными речами и выражал симпатию к пророссийскому населению, что предвещало прекращение политики систематической дискриминации этих людей на Украине (им запретили даже школьное образование на родном языке). Многие откровенно говорили о том, что Зеленского поддерживает соперник Порошенко олигарх Коломойский. За Порошенко проголосовали в основном западные регионы Украины, где большую часть населения образуют западенцы. Зеленский одержал победу в остальных регионах, за исключением части Донбасса, находящейся под украинским контролем, где люди проголосовали за «Оппозиционную платформу» и ее кандидата Юрия Бойко. Эта парламентская украинская партия выступает за восстановление отношений с Россией, и некоторые аналитики называют ее пророссийской. В середине президентского срока Порошенко сменилась власть в Вашингтоне: в 2016 году, несмотря на все прогнозы, Дональд Трамп стал президентом.

Трамп сосредоточился на противостоянии с Китаем как государством, которое обладает всеми качествами, чтобы конкурировать с США за мировое первенство. Россию же новый президент США считал угрозой менее серьезной. Поэтому в период с 2016 по 2021 год Украина утратила свое значение. Через МВФ ей выделялись средства достаточные для того, чтобы Украина не обанкротилась, но ни центом больше. Тем не менее конфликту на Донбассе не давали остыть, чтобы тем самым сохранялся рычаг давления на Россию. Гражданская война на Украине — палка о двух концах. С одной стороны, война позволяет России держать Украину в состоянии перманентной нестабильности, но при этом медленно высасывает российские ресурсы. Любое обострение обстановки на Донбассе вредит России, которая вынуждена тратить средства на инструмент, который и без того в ее распоряжении. После очередной смены режима в США гражданская война на Донбассе может разгореться с новой силой, особенно если учесть, что американские ВВС после длительного перерыва снова нанесли удар по проиранским силам в Сирии.

В условиях внешнего контроля борьба между украинскими магнатами кажется бессмысленной, но им ничего другого не остается. Если бы сейчас они развернулись в сторону России, Запад ввел бы против них санкции и заморозил бы их имущество за пределами Украины. Тогда украинские олигархи попали бы в полную зависимость от российских властей и ослабели бы еще больше, чем сегодня. Желая заполучить власть на Украине, они сами себе связали бы руки и отдались бы на милость России и Западу, которые разыгрывают геополитическую партию. Поэтому неправильно называть Зеленского человеком какого-то одного олигархического клана, так как украинские олигархи не определяют внешнюю политику своей страны. Это делают западные державы и, прежде всего, Соединенные Штаты Америки. Конечно, внутри страны Зеленскому тоже не удалось выполнить свои обещания. Русский язык в школах запрещается, и его лишают статуса официального языка в восточных регионах, где большинство граждан пользуются им в обиходе. Вялотекущая война на Донбассе не остановлена, а администрация Зеленского не выполняет пункты Минских соглашений так же, как и прежняя администрация Порошенко. Единственное, что изменилось, — это риторика. То есть Зеленский избегает западенского ультранационалистического дискурса, которого не чурался Порошенко, хотя его ничего не связывало с западенцами, кроме определенных интересов, разумеется. С приходом к власти Байдена Зеленский получил зеленый свет на расправу над пророссийской оппозицией в украинском парламенте, а также за его пределами.

Новая волна гонений на оппозицию

Репрессии начались на двух направлениях и затронули, во-первых, парламентскую партию «Оппозиционная платформа», которой руководит Виктор Медведчук, а во-вторых, украинского блогера и оппозиционного активиста Анатолия Шария. «Партия Шария» — интересный феномен либертарианской партии, которая привлекает сторонников, в основном молодежь, в интернете. Шарий откровенно раскритиковал государственный переворот в 2014 году, а также режимы Порошенко и Зеленского, и его партия добилась определенных успехов на украинских региональных выборах в октябре 2020 года. Против него возбуждено дело по двум статьям: государственная измена и разжигание национальной розни. Фактически украинские власти обвиняют его в том, что он агент Москвы. Украинские следственные органы, ссылаясь на его собственные интервью, заявления для СМИ и записи в блоге как на доказательства, обвиняют Шария ни много ни мало в «подрыве государственности». Ни один западный политик не осудил это вопиющее преследование политического инакомыслия в лице человека, который «разрушает государства» через интервью. Кстати, в программе «Радио Свободная Европа» (признана властями РФ иноагентом — прим.ред.) на русском языке его назвали «лидером медиа-секты». Ясно, что партия Зеленского «Слуга народа» пользуется сменой режима в США, чтобы устранить наиболее опасного конкурента с политической арены. Запад его не контролирует, а следовательно и не защищает.

Одновременно с гонениями на блогера Шария те же обвинения в государственной измене обрушились на Виктора Медведчука, которого западные СМИ называют кумом Путина. Его партия «Оппозиционная платформа» опирается на пророссийский электорат на Украине и суверенно управляет восточными и южными районами украинских областей благодаря победам на местных выборах в конце прошлого года. Это крупнейшая оппозиционная партия в украинском парламенте, более популярная, чем западенская партия Порошенко «Европейская солидарность» и центральноукраинская правая партия Юлии Тимошенко «Батькивщина». Похоже, что и Медведчук — российский шпион, который выполнял свою роль в качестве официального переговорщика на переговорах о прекращении войны на Донбассе и главного оппонента Порошенко и Зеленского. Против Медведчука и семи его соратников, а также 19 связанных с ними компаний Украина ввела санкции ввиду подозрений в финансировании ими русских мятежников на Донбассе, которых киевские власти называют террористами. Эти санкции — важный инструмент для зачистки оппозиции на Украине, так как тем же путем закрыли три оппозиционных телеканала. Запад не осудил подавление свободы слова и СМИ на Украине. Более того, представители немецкого МИДа заявили, что, запретив несколько телеканалов, Киев не нарушил ни одного положения ОБСЕ и Совета Европы, так как его решение основано на украинских законах о борьбе с терроризмом. А они не противоречат европейским нормам. Возьмусь предположить, что МИД Германии заговорил бы совсем по-другому, если бы российские власти запретили один из многочисленных оппозиционных интернет-порталов в России по тем же обвинениям.

Борьба за рейтинг

Рейтинг Зеленского падает. Согласно опросу Киевского международного института социологии, всего 22,1% граждан готовы проголосовать за него. В таких условиях Зеленский пытается под шумок антироссийской истерии устранить оппозицию на востоке и юге страны, чтобы прибрать голоса пророссийского электората и завоевать симпатию националистических западенцев. Однако это невозможно по двум причинам. Во-первых, Зеленский продолжает политику дискриминации пророссийского населения, как и его предшественник, и поэтому не может вытеснить пророссийские партии. Во-вторых, риторика Зеленского не достаточно националистическая, чтобы привлечь западенские военизированные формирования, которые по-прежнему поддерживают Порошенко. Кроме того, не на пользу Зеленскому и ультранационалистические протесты против приговора, вынесенного за убийство обычному преступнику с ультранационалистическими взглядами Сергею Стерненко. Порошенко и западенцы воспользовались этой историей, чтобы доказать: Зеленский не настоящий украинский националист.

Если принять гипотезу о том, что Зеленский не независимый игрок и что на него влияют украинские олигархи и США, то первым он нужен по крайней мере как ширма для управления Украиной, потому что самим садиться на трон весьма опасно. Это попытались сделать Янукович и Порошенко, но потеряли больше, чем выиграли. Конечно, удобно, когда в роли буфера выступает человек, который изображает из себя главу государства.

Но важнее, чем украинские олигархические кланы, возвращение интервенционистов к власти в Вашингтоне. Украина фигурировала в кампании Трампа против Байдена. В мае 2020 года независимый украинский депутат Андрей Деркач опубликовал аудиозапись телефонного разговора между Порошенко и Байденом, в котором новый американский президент буквально продиктовал президенту Украины, кто будет новым государственным прокурором, пообещав помощь в виде миллиарда долларов в случае назначения его кандидата. Этот разговор состоялся во время работы администрации Обамы, когда Байден занимал должность вице-президента США. Аудиозапись появилась уже при Зеленском и его спонсорах-олигархах, которые не были до конца уверены, кто победит: Байден или Трамп. Министерство финансов США ввело санкции против Деркача, назвав его «давним российским агентом». Больше сидеть на двух стульях не нужно, и подходит время платить по счетам. Администрация Байдена потребует от Зеленского обострить войну на Донбассе, что поставит под вопрос его политическое будущее.

Тем временем Россия построила железнодорожную сеть и балканский газопровод (и почти закончила балтийский) в обход Украины, снизив ее значимость. Российская промышленность научилась самостоятельно изготавливать то, что когда-то выпускали украинские заводы. Обедневший, но богатый ресурсами Донбасс полностью переориентирован на российскую экономику. Ястребам в Вашингтоне не остается ничего другого, как только пожертвовать еще одним украинским президентом ради собственных антироссийских амбиций и поиграть жизнями нескольких сотен, а может и тысяч, украинских солдат, не все из которых сторонники западенского ультранационализма, который сейчас навязывается как общеукраинский. В рядах украинской армии служат в основном простые умеренные украинцы, а экстремисты объединены в специальные военизированные формирования, узаконенные под названием Национальная гвардия. Вряд ли на Донбассе удастся решить что-то силой. Россия не может позволить себе его потерять, но обострение конфликта может повлечь новые санкции против России и трату ее ресурсов. Очень опасный сценарий — возобновление боевых действий в Приднестровье в случае, если антироссийские силы в Молдавии сумеют получить большинство в парламенте после победы на президентских выборах. В Приднестровье, зажатом между воинствующими Украиной и Молдавией, простор для маневра у России очень ограничен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.