Во время своей предвыборной кампании 2020 года Джо Байден обещал придерживаться в отношении России и ее вспыльчивого президента Владимира Путина по-новому жесткого и решительного подхода. Теперь, давая указания в Белом доме, президент Байден, по всей видимости, постарался выполнить это свое обещание — как минимум символически.

Во вторник, 2 марта, администрация Байдена объявила о введении против Москвы нескольких пакетов санкций в связи с покушением на российского активиста Алексея Навального с применением вещества нервно-паралитического действия «Новичок», которое было разработано еще во времена Советского Союза. Эти санкции, введенные по согласованию с Евросоюзом, который принял собственные меры, включают в себя заморозку активов и запрет на въезд, которые коснутся семи российских чиновников, предположительно причастных к отравлению, аресту и суду над Навальным. Между тем Госдепартамент США включил в санкционный список шесть российских организаций, и теперь под санкции может попасть любая иностранная компания, ведущая с ними дела.

Согласно собственным заявлениям администрации, цель включения этих лиц и компаний в санкционные списки заключается в том, чтобы отправить России сигнал, что попытки убить или посадить за решетку диссидентов внутри ее границ не сойдут ей с рук. Однако Кремль отмахнется от этого послания так же быстро, как он отмахивался от всех других официальных сигналов Вашингтона начиная как минимум с 2014 года, когда Россия аннексировала Крымский полуостров и разожгла пророссийский бунт на востоке Украины. Вопрос заключается не в том, являются ли новые санкции против Москвы оправданными в моральном плане, а скорее в том, помогут ли они изменить поведение России.

Если отвечать коротко, то практически наверняка не помогут.

Для Соединенных Штатов и Евросоюза экономические санкции могут быть эффективным инструментом, применяемым против враждебных государств в связи с самыми разными их злодеяниями, будь то кибератаки, нарушения прав человека или нарушение суверенитета. На долю Соединенных Штатов и Евросоюза приходится примерно 42% мирового богатства, что составляет 37 триллионов долларов (26 триллионов фунтов стерлингов). Если тех лиц и компаний, которые стремятся вести торговлю с американцами и европейцами, лишить доступа к американской финансовой системе, это станет для них катастрофой, сравнимой с тем, как если лишить человеческий организм кислорода.

Тем не менее, существует значительная разница между навязыванием собственной воли руководителю какой-то отдельной компании и давлением на целую страну, которое призвано заставить ее изменить поведение. Американские и европейские чиновники часто пользуются методом санкций, потому что он кажется им легким в реализации и относительно безболезненным: согласно этой точке зрения, если применить некое финансовое наказание в отношении плохих парней, вы сможете продемонстрировать серьезность своих намерений своим избирателям и притвориться, будто проблема решена.

К сожалению, реальность выглядит иначе. Русские уже привыкли к санкциям Соединенных Штатов и Евросоюза. По данным Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security), за последние 10 лет Соединенные Штаты ввели санкции против 742 российских компаний и граждан. Только президент Трамп, которого часто обвиняли в недостаточной жесткости по отношению к Москве, добавил в санкционные списки 273 организации и лиц, так или иначе связанных с Россией. Почти половина из них — это те, кто был причастен к военной кампании Москвы на Украине. В настоящее время Россия занимает второе место по количеству санкций, введенных против нее Соединенными Штатами, уступая только Ирану.

Тем не менее, несмотря на всю эту активную деятельность, поведение Москвы практически не меняется. Более того, внешняя политика России сегодня стала более агрессивной, чем в 2014 году. Российские военные все еще находятся на востоке Украины, оказывая поддержку сепаратистам, сражающимся против Киева.

Кроме того, Россия ведет чрезвычайно активную деятельность в киберпространстве, о чем свидетельствует ее изощренная операция против систем компании SolarWinds продолжительностью в девять месяцев. Те санкции, которые были введены против России в связи с попыткой отравить бывшего двойного агента разведки Сергея Скрипаля, не помешали той же самой российской разведывательной службе применить такое же отравляющее вещество против Навального двумя годами позже.

Если нам трудно развернуть Россию в более конструктивном направлении в плане ее внешней политики, глупо думать, что Соединенные Штаты и Евросоюз смогут изменить поведение России в том, что она считает своими внутренними делами. Избиение демонстрантов на улицах, арест более 10 тысяч российских граждан в десятках российских городов за участие в акциях протеста, содержание их в переполненных камерах и вынесение Навальному обвинительного приговора по сфабрикованному делу оставляют у нас, жителей Запада, весьма неприятное послевкусие. Однако вполне очевидно, что наши правительства мало что могут сделать, чтобы это предотвратить. Почему? Потому что для Кремля сохранение власти и устранение (или даже истребление) политических противников — это, вероятно, основной приоритет. Действительно, это вопрос самосохранения. Российское правительство может справиться с экономическими трудностями, но оно не станет мириться с вызовом его авторитету.

Проще говоря, если Вашингтон и Брюссель думают, что расширение санкционных списков сможет избавить Навального от двух с половиной лет колонии или каким-то образом превратит Путина в новообращенного демократа, им стоит подумать еще раз. Страны так просто не сдаются, особенно когда на карте стоят фундаментальные национальные интересы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.