Бывший репортер «Нью-Йорк таймс» (NYT) Дональд Макнил, изгнанный недавно этой газетой за использование слова на букву н [негр] в частном разговоре во время зарубежной поездки с подростками в 2019 году, обвинил менеджмент газеты в паникерстве и в том, что газета не смогла защитить его в сложившейся ситуации. Он также раскритиковал другие средства массовой информации (СМИ) за неточное отражение хода событий. Все это можно прочесть в серии его эссе, опубликованных им в понедельник.

Макнил также поделился старым электронным сообщением, которое он послал коллеге в NYT и в котором пожаловался, что NYT стала «полным ненависти местом». А одна из начальниц постепенно превращает газету в нечто вроде Северной Кореи.

Макнил объявил о своей предстоящей отставке еще в прошлом месяце, вскоре после того, как Daily Beast выдал информацию: Макнил получил строгий выговор от руководства NYT из-за того, что на него нажаловались школьники после поездки в Перу. Школьники не смогли вынести использование Макнилом неполиткорректной лексики, включая слово на н [негр].

На это уже уволенный Макнил пишет длинный блог, в котором представляет свою версию событий. Он отмечает, что взяться за перо его заставил поступок «шакала от журналистики», сотрудника Washington Post, который некорректно процитировал его интервью. Что же касается представленной автором NYT Беном Смитом «версии от бывшего работодателя», то это изложение событий вокруг его увольнения Макнил назвал «просто смешным из-за его неточности». Не точной считает Макнил и первоначальную статью от Daily Beast насчет его увольнения.

Макнил раскритиковал менеджмент NYT за то, как она с ним обошлась. Он подчеркнул, что не является «негодяем», несмотря на свой резкий стиль общения и привычку бодаться с редакторами за попытки слишком придирчиво редактировать его статьи. Заодно Макнил извинился перед всеми редакторами за любые бестактности, которые они могли услышать от него в прошлом за почти полвека его работы в NYT.

В какой-то момент Макнил отмечает, что так и не выяснил, от кого пошел первый «стук», в конце концов погубивший его карьеру. Кто был первым стукачом, сообщившим о происходящем в Daily Beast?

«Мой ответ такой: я об этом понятия не имею. Но в статье Daily Beast была цитата из делового мейла, который один сотрудник NYT послал другому, так что, я предполагаю, первая утечка пошла из газеты», — пишет Макнил.

Макнил выразил разочарование тем, как старые коллеги проявили готовность нанести ему удар в спину. Они с готовностью поверили, что он расист.

«Некоторые из молодых хунвейбинов, выискивающих „некорректные" высказывания у нас, седобородых, и понятия не имеют, насколько обычными были „соскальзывания" в расизм в Америке прошлого», — написал также Макнил.

Макнил назвал события, приведшие к его отставке «серией недопониманий» и заявил, что всю жизнь любил «Нью-Йорк таймс» и ценил миссию этой газеты.

Все началось с того, что заместитель главного редактора NYT Шарлотта Берендт настояла на том, что NYT должна как-то прокомментировать статью в Daily Beast про выговор Макнилу. Сам Макнил рекомендовал NYT проигнорировать статью в другой газете про вынесенный ему выговор за расизм.

Макнил рассказывает, как его заставили извиниться. В итоге он написал длинное объяснение в Daily Beast. В объяснении Макнил написал, что сказал слово «негр» в нравоучительном ответе школьнице. Девочка спросила его, не стоит ли наказать другого школьника, который сказал слово «негр» в шутку. В итоге от девочки пошла жалоба, а редакция влепила выговор.

«Если бы NYT не запаниковала и мне бы позволили отправить объяснение в Daily Beast, может быть, коллеги там поправили бы первоначальную статью, а то и вообще ее бы дезавуировали», — написал Макнил. «Но отдел корпоративных коммуникаций отправил мое объяснение в корзину».

Макнил обратился к шеф-редактору Дину Баке, попросив, чтобы в пиар-отделе его делом занялась какая-то другая женщина помимо Шарлотты Берендт. При этом Макнил пожаловался на конфликт интересов с ее стороны: у нее был с Макнилом конфликт из-за его профсоюзной деятельности среди сотрудников газеты.

В NYT восприняли такое поведение Макнила как отказ извиниться за использование слова «негр».

Вот как рассказывает об этом Макнил: «Высшее руководство газеты по ZOOM устроило обсуждения моего вопроса с чернокожими репортерами. Были совместные ZOOM-конференции разных отделов. Состоялась чрезвычайная конференция профсоюза „Нью-Йорк таймс". Я член профсоюза, но я не пришел на профсобрание, потому что приглашение пришло на нерабочий адрес, который я, бывает, не проверяю целыми днями. В итоге прошел слушок, что Макнил отказывается публично покаяться в расизме».

Макнил утверждает, что ему в итоге рекомендовали уволиться по собственному желанию, поскольку он не покаялся — и это несмотря на его уверения, что он на самом деле покаялся, просто объяснение для Daily Beast не было отправлено.

«[Главный редактор Дин] Баке сказал: против тебя ньюсрум. Многие из твоих коллег-репортеров очень обижены и не хотят работать с тобой. Спасибо, что написал извинение. Но было бы неплохо, если бы ты добавил к нему заявление об уходе по собственному желанию».

Макнил почувствовал, что Баке на самом деле просто запугивает его негативным отношением к нему коллег из ньюсрума.

«Разговор оборвался, когда редактор сказал мне „Подумай об уходе", а я сказал нет», — сообщает Макнил.

Макнил также поделился электронным сообщением, которое он написал Яну Бенцелю, бывшему репортеру NYT, который набирал репортеров типа него для платных поездок со школьниками. В этом письме Макнил жалуется, что Шарлотта Берендт делает ньюсрум NYT все больше и больше похожим на Северную Корею.

«Я когда-то любил работать здесь, — писал Макнил в этом письме. — А теперь я так разочарован. „Нью-Йорк таймс" теперь — это злое, нетерпимое, мстительное место, где каждый смотрит соседу через плечо».

Макнил нанял адвоката, чтобы завершить работу на выгодных условиях, и в конце концов ушел из газеты. А на закуску сообщил общественности, что тиранившая его Берендт сама использовала слово "негр«вовремя расследования неправильных поступков одного чернокожего коллеги.

Так завершилась карьера многолетнего научного репортера NYT Дональда Макнила, многократно прославившегося за годы своей работы на «серую леди» американской журналистики с 1976 года.

В конце он удивился одному: что конец его карьере положили чувствительные подростки, сообщившие «наверх» о его неправильных словах.

«Я скорее всего неправильно оценил мою аудиторию в Перу в том году, — пишет Макнил в своем очерке. — Я думал, что открытость педагога и терпимость к чужим взглядам найдут у них отклик, но так не вышло. К тому же год на год не приходится. Группа подростков 2018 года меня любила, а вот некоторым из ребята 2019 года я не понравился. Мне только непонятно, почему их доносы должны были закончить мою карьеру в NYT через два года. Но так уж получилось. Теперь я хочу все это оставить за спиной. Я всегда надеялся, что запомнят меня все-таки как научного репортера, чья работа помогла спасти жизни. За это меня будут помнить, а не за нынешний скандал».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.