«Я даже не помню, когда была моя последняя пресс-конференция», — заявил Ильхам Алиев, всемогущий президент Азербайджана. В пятницу этот крупный мужчина, отличающийся значительной находчивостью, бросил вызов международной прессе в суровом испытании на выносливость. Это было ни что иное как пятичасовой марафон вопросов и ответов с единственным азербайджанским политиком, появляющимся в новостях, если не считать вице-президента Мехрибан Алиевой, которая также является его женой.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе не раз напоминала Азербайджану, что по правилам демократической игры оппозиция должна иметь доступ к средствам информации. ОБСЕ также говорило и об атмосфере принуждения, царящей среди местной прессы. Поэтому Алиев устроил, ни больше, ни меньше, настоящую демонстрацию открытости, пусть и ограниченную во времени и пространстве.

Продолжительность пресс-конференции застала врасплох (и при пустых желудках) многочисленных представителей российской, турецкой, украинской и европейской прессы, а также и специального представителя, пишущего эту статью. Меньше удивления вызвал тот факт, что все происходило на огромном экране, ведь пандемия дает для этого отличное оправдание.

Красноречие, которым Алиев может впечатлять на пяти языках (на конференции он использовал четыре), достойна его далекого предшественника на посту председателя Движения неприсоединения, Фиделя Кастро. А также его непосредственного предшественника на этом посту, Николаса Мадуро, по сравнению с которым он настоящий интеллектуал. Однако, в отличие от Кастро, речи Алиева — не просто демагогия, ведь они подкреплены огромными запасами углеводородов. А что касается Мадуро, от него он отличается гораздо большими прагматизмом и эффективностью в управлении. Можно отметить и недоверие к плюрализму. Алиев давно заменил все памятники Ленину памятниками собственному отцу Гейдару Алиеву.

Поводом [для конференции] послужила 29-ая годовщина ужаснейшей бойни, произошедшей в городе Ходжалы во время первой Нагорно-Карабахской войны. Это худшее пятно в истории армянских сил, регулярных и нерегулярных. Правительство Баку пытается сделать так, чтоб международное сообщество рассматривало это событие как геноцид (им уже удалось убедить десяток стран), не обращая внимания на собственные злодеяния.

Всё проходило в бизнес-центре, больше напоминающем церковь, может быть потому, что для строго светского Азербайджана бизнес — настоящая религия. Весело выглядящий Алиев отвечал на вопросы и сказал в том числе то, что мы приведем ниже.

«Мы тридцать лет создавали историческую реальность. Армения должна посмотреть правде в глаза и принять, что она является проигравшей стороной. Мы создавали эту реальность тридцать лет, и сегодня мы могущественная страна. Они не могут построить вторую Армению на территории, которая исторически принадлежит Азербайджану».

Сама соседняя страна встречу не пропустила, пришли новости о том, что премьер-министр Пашинян находится в подвешенном состоянии, часть оппозиции и руководство армии требуют его отставки. Алиев заявил, что это «внутреннее дело Армении». «Если бы Пашинян послушал меня в 2018 году, он бы не оказался в этой ситуации. Политика, проводимая армянскими правительствами, привела страну к изоляции (со стороны Азербайджана и Турции), а сейчас бьет по самым основам армянского государства. Мы не будем с ними говорить, пока они не уйдут с нашей территории (Нагорного Карабаха). На настоящий момент нужно полностью исполнить российское предложение, которое приняли обе стороны».

Президент Азербайджана настаивает, что Армения должна выплатить компенсацию за каждый из тех домов, которые она разрушала в окрестностях Нагорного Карабаха, чтобы создать полосу безопасности: «Мы подсчитываем нанесенный нам экономический ущерб с помощью дронов, чтобы семьи могли выставить счет Армении».

На территориях, находящихся вне власти Баку и патрулируемых российскими миротворцами, обсуждают идею восстановить официальный статус русского языка наряду с армянским. «Они могут сделать официальным хоть суахили. Это последние попытки навести видимость того, что они — государство, — иронизирует Алиев. — Но они никого не обманут. В Азербайджане существует триста русских школ, а в Армении только одна, и то для детей российских военнослужащих».

La Vanguardia задала вопрос о языковой политике в случае возвращения Нагорного Карабаха. По словам Алиева, «будет обеспечиваться равноправный доступ к образованию. Они могут говорить на армянском, тут нет никакой проблемы. В Азербайджане армянский язык будут защищать также, как и все остальные малые языки».

Алиев также косвенно подтвердил, что выступает посредником между Турцией и Израилем, так как у него прекрасные отношения с обеими странами. «Азербайджан предлагает помощь определенным странам в сближении после определенных недоразумений. Мы — место встречи, даже командующие НАТО и России встречаются в Баку».

Вечером удивление журналистов выросло ещё больше, когда они включили телевизоры и увидели, что десяток азербайджанских телеканалов показывает дублированную и, по всей видимости, полную пресс-конференцию президента. Кто знает, когда у них будет шанс увидеть новую.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.