После нескольких недель в море сотни молодых американцев сменили военную форму на бейсболки и футболки в Манаме, Бахрейн, и вышли из главных ворот сильно укрепленной базы Пятого флота ВМС США, главного центра военно-морских сил США на Ближнем Востоке.

Авианосец «Авраам Линкольн» только что пришвартовался в Бахрейне, небольшом арабском островном государстве на юго-западном побережье Персидского залива. Высадившиеся американские военнослужащие намеревались «оторваться» от своей трудной службы по обеспечению национальной безопасности, патрулируя один из самых загруженных и нестабильных морских путей в мире.

Примерно в 200 милях к востоку, через обширную акваторию, которая стала свидетельницей многих напряженных морских столкновений и диверсионных актов, лежал давний противник Америки — Иран.

Был ноябрь 2019 года.

Несколько месяцев спустя США и Иран едва не вступили в открытый конфликт после того, как Корпус стражей исламской революции Ирана выпустил баллистические ракеты по двум иракским военным базам, где размещались американские военные. Это нападение стало возмездием за убийство Пентагоном высокопоставленного иранского командующего Касема Сулеймани.

Для моряков «Американская аллея» в Бахрейне всегда была местом с ощущением дома: улица ресторанов быстрого питания и магазинов, обслуживающих жителей Запада. Моряки крепко держат здесь в руках свои iPhone и кофе Starbucks и отбиваются от попыток местных жителей продать им часы и другие безделушки.

Для военных стратегов в Вашингтоне эти американские моряки представляют собой устойчивую основу национальной безопасности США — один из сотен плацдармов Пентагона по всей планете.

Резкая «перемена погоды» с точки зрения угроз безопасности

На протяжении десятилетий США обладали глобальным военным превосходством, и это их достижение подкрепляло мировое влияние страны и обеспечивало ее национальную безопасность, а также усилия по продвижению демократии.

По данным экономического аналитического центра Peter G. Peterson Foundation, министерство обороны США тратит более 700 миллиардов долларов в год на вооружение и боевую готовность — это больше, чем следующие 10 топ-стран вместе взятые.

В Германии около 45000 американцев каждый день ходят на работу в военный «анклав» Кайзерслаутерна, сеть баз сухопутных войск и ВВС США, в котором расположены школы, жилые комплексы, стоматологические клиники, больницы, общественные центры, спортивные клубы, фуд-корты, военная полиция и много небольших магазинчиков. Около 60 000 американских военнослужащих и гражданских лиц расквартированы в Японии; еще 30 000 в Южной Корее. По данным Министерства обороны, в Африке служит более 6000 военнослужащих США.

Тем не менее, как говорят некоторые военные аналитики, представители министерства обороны и бывшие и действующие военнослужащие США сегодня, в условиях резкого изменения характера угроз безопасности, военная мощь Америки за рубежом может оказаться менее актуальной, чем когда-либо.

По их словам, наиболее серьезные угрозы для США все чаще носят невоенный характер. Среди них: кибератаки, дезинформация, экономическое доминирование Китая, изменение климата и вспышки инфекционных заболеваний, таких как COVID-19, которые разрушили экономику США так, как никакое другое событие со времен Великой депрессии.

Трита Парси, соучредитель Института Куинси по ответственному государственному управлению (Quincy Institute for Responsible Statecraft), вашингтонского «мозгового центра», который выступает за сдержанность США в размещении и использовании вооруженных сил за рубежом, говорит, что содержать огромные военные контингенты за тысячи миль от берегов США — дорого, громоздко и анахронично.

«Эта схема была разработана для мира, в котором тогда еще присутствовал другой военный гегемон, — сказала Парси. — Теперь пандемии, климатический катаклизмы, искусственный интеллект и 5G гораздо важнее для национальной безопасности Америки, чем наличие 15 баз в Индийском океане».

Более того, такая политика Америки может даже быть контрпродуктивной. Парси сказала, что активность вербовки террористов на Ближнем Востоке, например, прямо коррелируется с американским военным присутствием в регионе.

Между тем, согласно отчету Министерства внутренней безопасности США, опубликованному в октябре, за три месяца до того, как жестокая толпа штурмовала Капитолий, не иностранные террористы, а американские сторонники превосходства белой расы, представляют собой наибольшую террористическую угрозу для Америки.

Выступая со своей первой важной внешнеполитической речью в качестве главнокомандующего, президент Джо Байден заявил недавно, что поручил министру обороны Ллойду Остину осуществить «глобальный обзор состояния наших сил, чтобы наше военное присутствие соответствовало нашей внешней политике и приоритетам национальной безопасности ».

Насколько велики военные инвестиции США?

В конце Второй мировой войны у США было менее 80 зарубежных военных баз, большинство из которых находились на территории побежденных противников антигитлеровской коалиции — в Германии и Японии.

Сегодня, по данным Пентагона и его внешнего эксперта Дэвида Вайна, профессора антропологии Американского университета в Вашингтоне, их насчитывается около 800. По данным Министерства обороны США, около 220 тысяч американских военнослужащих и гражданских лиц служат в более чем 150 странах.

В сравнении с этим Китай, который является второй по величине экономикой в мире и, по общему мнению, крупнейшим конкурентом Соединенных Штатов, имеет только одну официальную зарубежную военную базу в Джибути на Африканском Роге. (Кэмп Лемонье, крупнейшая база США в Африке, находится всего в нескольких милях от нее). По словам Вайна, Великобритания, Франция и Россия имеют до 60 зарубежных баз вместе взятых. В мировом океане у США 11 авианосцев. У Китая их два. У России один.

Точное количество американских баз определить сложно из-за секретности, бюрократических недосказанностей и запутанных определений. Некоторые утверждают, что цифра в 800 баз завышена из-за того, что Пентагон рассматривает несколько базовых площадок, расположенных рядом друг с другом, как отдельные объекты. USA TODAY установил даты открытия более 350 из этих баз. Непонятно, сколько из остальных используется активно.

«Они считают каждый клочок, каждую антенну на вершине горы с 3-метровым забором вокруг нее», — сказал Филип М. Бридлав, четырехзвездный генерал ВВС США в отставке, который также был командующим силами НАТО в Европе. Бридлав подсчитал, что существует всего несколько десятков «крупных» зарубежных баз США, без которых действительно невозможно обеспечить национальную безопасность США.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что инвестиции США в оборону и их международное военное присутствие увеличиваются вот уже на протяжении десятилетий.

Когда в 1953 году война в Корее подошла к концу, за восемь лет до того, как президент Дуайт Эйзенхауэр предупредил в своем прощальном слове об угрозе растущего военно-промышленного комплекса США, Пентагон тратил около 11% ВВП, или 300 миллиардов долларов, на американские вооруженные силы, согласно данным Министерства обороны и собственным подсчетам USA TODAY. Сегодня Пентагон ежегодно легко проглатывает более чем в два раза больше с поправкой на инфляцию, даже если общая доля военных расходов в бюджете США значительно уменьшилась и составляет около 3%.

covid-19 убивает все больше и стоит все дороже

Несмотря на то, что США тратят на оборону все больше и больше в абсолютных цифрах, некоторые эксперты говорят, что американские вооруженные силы действуют в соответствии со стратегией национальной безопасности, которая почти не изменилась со времен Второй мировой войны и, следовательно, плохо приспособлена к новым, более динамичным угрозам.

«Большая часть нашего военного присутствия во всем мире теперь осуществляется действительно скорее по привычке», — сказал Бенджамин Х. Фридман, директор по политике института Defence Priorities, вашингтонского аналитического центра, который выступает за меньшую роль американских вооруженных сил в мире. «Если в какой-то момент для этого и имелось стратегическое оправдание, то сегодня зачастую его уже нет».

Генерал-лейтенант армии США в отставке Дэвид Барно и политолог Нора Бенсахель недавно предложили министерству обороны подготовиться к меньшим расходам, поскольку деньги должны быть переключены на другие приоритетные задачи.

«Пандемия covid-19 внезапно и ярко продемонстрировала, что крупные передовые вооруженные силы не могут эффективно защитить американцев от нетрадиционных угроз их личной безопасности и американскому образу жизни, — написали они на внешнеполитическом сайте War on the Rocks. — В глубоко взаимосвязанном мире география имеет гораздо меньшее значение, и та безопасность, которая обеспечивалась разбросанными по всему миру вооруженными силами Америки, в нынешних катастрофических кризисах оказывается совершенно ненужной».

Одна яркая иллюстрация того, как устоявшиеся приоритеты национальной безопасности США могут не соответствовать настоящему времени: после 11 сентября войны и различные американские антитеррористические операции по всему миру унесли жизни более 7000 американских солдат и стоили федеральное правительству, согласно расчетам Университета Брауна, около 6,4 триллиона долларов.

Однако менее чем за 5% этого времени пандемия коронавируса привела к человеческим жертвам, которые исчисляются цифрой в 70 раз большей, поскольку в США погибло более 500000 человек, и тоже стоила Америке не менее 6 триллионов долларов, согласно анализу «Ассигнования Конгресса и Федеральной резервной системы». (Центры по контролю и профилактике заболеваний полагают, что пандемия обошлась США до сих пор как минимум в 8 триллионов долларов.)

Но предотвращение такой смертности может заключаться не только в том, чтобы забрать деньги у Пентагона, но и сместить фокус самой его активности.

Например, старший советник Белого дома по covid-19 Энди Славитт 5 февраля объявил, что более 1000 военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, начнут обеспечивать работу центров вакцинации по всей территории США.

Том Шпор, генерал-лейтенант в отставке и военный эксперт консервативного вашингтонского «мозгового центра» The Heritage Foundation, отмечает, что и в прошлом американские военные помогали в международных операциях по борьбе с пандемиями инфекционных заболеваний.

Так, после вспышки Эболы в Западной Африке в 2014 году Пентагон направил войска, оборудование и специалистов, чтобы помочь остановить болезнь, от которой погибло более 11000 человек, и которая стоила экономикам Сьерра-Леоне, Гвинеи и Либерии примерно 53 миллиарда долларов.

«Мы не можем позволить себе роскошь просто сказать: „Хорошо, в прошлом году армия оказалась не такой полезной, поэтому мы просто отзываем ее и вместо нее получим армию врачей"», — заявил Шпор.

Шпор сказал, что важно, чтобы США широко рассматривали национальную безопасность сквозь призму, которая включает в себя конфликты и терроризм, пандемии инфекционных болезней, изменение климата и кибератаки, а американские зарубежные военные базы и их персонал должны сыграть свою роль в борьбе с ними.

Климатические катаклизмы, ведущие к социальному хаосу

В 2017 году администрация Трампа отказалась от определения администрацией Обамы изменений климата как угрозы национальной безопасности. Это упущение произошло, несмотря на то, что многие члены Конгресса, руководители Совета Безопасности ООН, союзники США и десятки аналитических центров и исследовательских институтов в области безопасности заявляли и заявляют, что климат представляет собой потенциальную «катастрофическую» угрозу национальной и глобальной безопасности. (В одном из своих первых указов Байден вновь назвал изменение климата приоритетом национальной безопасности.)

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, изменение климата — от коварной жары до страшных наводнений — уже уносит ежегодно около 150 000 жизней во всем мире. Марк Карни, спецпосланник ООН по борьбе с изменением климата, предупредил, что если не будут приняты решительные меры, то к середине этого столетия в мире будет наблюдаться ежегодная смертность от изменений климата, эквивалентная смертности от пандемии covid-19.

Наряду с лесными пожарами, ураганами и засухами эти стихийные бедствия дестабилизируют страны, включая США, вызывая болезни, нехватку продовольствия, социальную и политическую нестабильность и массовую миграцию.

После того, как нехарактерный зимний циклон полностью парализовал Техас, советник Белого дома по внутренней безопасности Лиз Шервуд-Рэндалл сделала предупреждение.

«Изменение климата реально, и оно уже вовсю происходит сейчас, но мы недостаточно подготовлены к нему, — сказала она. — Инфраструктура США не выстроена так, чтобы выдерживать эти экстремальные условия».

Американские военные тоже не застрахованы от климатических катаклизмов.

«Союз обеспокоенных ученых», группа экспертов по защите интересов науки, базирующаяся в Бостоне, сообщила, что Пентагон находится на переднем крае такой опасности от климатических катаклизмов, как повышение уровня мирового океана, поскольку нынешние климатические тенденции «усложняют операции на некоторых американских прибрежных военных объектах», включая 128 баз в США, стоимость которых составляет около 100 миллиардов долларов.

Брэд Боуман, бывший офицер армии США и профессор военной академии Вест-Пойнт, отметил, что американские вооруженные силы — это не «швейцарский армейский нож», способный устранить любую угрозу. «Поэтому неправомерно использовать их в качестве „соломенного чучела" для критики за то, что они не справляются с угрозами, на которые и не были рассчитаны», — сказал этот бывший советник по национальной безопасности при сенатских комитетах по вооруженным силам и международным отношениям.

«То, что американские вооруженные силы не могут решить все проблемы, вовсе не означает, что они бесполезны для решения некоторых из них», — добавил он.

Бывший министр обороны Роберт Гейтс заявлял, что, хотя в наше время вновь встали во всю силу такие проблемы, как изменение климата и пандемии, другие проблемы тоже не исчезли и даже не уменьшились. Он везде подчеркивает, что «Россия работает над сверхсовременным оружием, полностью реформировала свои вооруженные силы и впервые после окончания холодной войны держит свои подводные лодки у нашего восточного побережья. Иран разрабатывает высокоточные ракеты. Северная Корея развивает свои ядерные программы. Китайцы продолжают наращивать свою военную мощь».

Китай и кибератаки: как США сравнивают своих главных противников

В целом, военное присутствие Китая за рубежом относительно невелико.

Официальный оборонный бюджет Китая на 2020 год составлял 178 миллиардов долларов, и Пекин проявляет гораздо меньший интерес к тому, чтобы сравняться по военному арсеналу с Пентагоном, и больше озабочен трансформацией от роли подражателя к роли «локомотива» в области биотехнологий, финансов, IT- технологий, робототехники, искусственного интеллекта, аэрокосмической промышленности, кибербезопасности и других высокотехнологичных направлениях.

Китай вместе с Индией в настоящее время занимает первое место в мире по количеству выпускников ВУЗов с научными и инженерными степенями. На Китай приходится около четверти таких выпускников в мире, согласно отчету ООН за 2018 год. На США приходилось только 6% от их общего числа.

Еще одним признаком того, как Китай смотрит на «поля сражений будущего», является то, как Пекин пытается возродить и расширить т.н. «Шелковый путь», древний торговый путь, который когда-то пролегал между Китаем и Западом. Китайский мегапроект «Один пояс, один путь» — это предприятие стоимостью несколько триллионов долларов, которое включает в себя помощь в строительстве — часто за счет кредитов — тысяч автомагистралей, железных дорог, портов и промышленно-транспортных коридоров в более чем 60 странах. Проект направлен на создание непревзойденного «зонта экономической безопасности» для Китая во всем мире.

«Китай ведет совершенно другую игру, чем США, — говорит Уильям Хартунг, директор проекта «Оружие и безопасность» Центра международной политики в Вашингтоне. — США полагаются на традиционные военные базы, глобальный военный потенциал и подготовку местных вооруженных сил, в то время как Китай стремительно продвигается вперед, заключая экономические сделки, в результате которых он, похоже, покупает большее влияние, чем дает США их военное присутствие за рубежом».

Пекин строит военизированные форпосты на спорных островах в Южно-Китайском море, и Пентагон считает, что он скрытно приобретает зарубежные базы в Пакистане и, возможно, в западной части Тихого океана. Китай недавно расширил программу арктических исследований, которую бывший госсекретарь США Майк Помпео назвал «троянским конем» для американских вооруженных сил.

Чтобы соответствовать китайцам, генерал армии Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, заявил, что США необходимо расширить свой военно-морской флот, включая инвестиции в надводные и подводные беспилотные корабли. Он сказал, что США необходимо осваивать новые технологии — от искусственного интеллекта до носимой электроники (нательных компьютеров, встроенной в одежду военной электроники и т.д.).

Байден, со своей стороны, пообещал сделать кибербезопасность приоритетом для своей администрации после того, как в декабре была раскрыта одна из самых массовых кибератак на Америку в истории.

В течение нескольких месяцев российские правительственные хакеры, известные под обозначениями APT29 или Cozy Bear, взламывали электронные сети министерства финансов и торговли, а также других правительственных учреждений США. Эта же российская группа взломала почтовые серверы госдепартамента и Белого дома во время правления Обамы. В декабре российские хакеры атаковали IT-компанию, используемую всеми пятью видами вооруженных сил США.

Двухпартийное расследование Сената также показало, что Россия участвовала в изощренной кампании по расколу американского общества перед выборами 2016 года, в которую входили хакеры, связанные с российской военной разведкой, а также по проникновению в электронную почту национального комитета демократической партии и распространению ложной информации о Хиллари Клинтон в социальных сетях.

Министерство обороны признало, что ему необходимо адаптироваться к меняющемуся ландшафту угроз, и усилило киберкомандование США и Агентство национальной безопасности — те самые организации, которые активно проводят тайные программы, чтобы попытаться остановить китайских, иранских и российских хакеров. Возможно, именно в этом отношении физическая военная инфраструктура США за рубежом может оказаться весьма актуальной.

Но угроза кибератак все равно остается очень серьезной и постоянно растет.

По данным американского Совета по международным отношениям, с 2005 по 2020 год правительство США, государственные сети и частные компании подвергались кибератакам 135 раз со стороны китайских, российских и иных иностранных государственных организаций.

Продолжение в Части 2.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.