Давно известно — история повторяется дважды, и не всегда как трагедия и фарс. Бывает и так, что политические противники, которые позиционируют себя как полные антиподы и божатся, что никогда не сделают как делают их визави — наступают на те же грабли. Политическое напряжение в Грузии, которое началось еще летом 2019-го года, переросло в настоящий кризис после октябрьских выборов прошлого года и прорвалось в открытое насильственное противостояние во время ареста лидера главной оппозиционной партии «Единое национальное движение» (ЕНД) Никанора Мелии, переходит к решающей стадии. И она далеко не утешительная для нынешней грузинской власти. Даже не потому, что выглядит все это грубо и однозначно повлияет на перспективу членства Грузии в НАТО и ЕС, но и потому, что преемники и яростные оппоненты экс-президента Саакашвили сейчас повторяют именно те ошибки, что в 2012 году которые лишили власти сначала его партию, а затем и его лично.

Что же натворил генацвале Мелия?

История эта имеет корни в протестах в Тбилиси в июне 2019 года. Тогда в столице Грузии да еще и в сессионном зале парламента произошло странное событие — Межпарламентская ассамблея православия стран СНГ, председательствующим на которой был набожный коммунист (извините за оксюморон) из Госдумы РФ Сергей Гаврилов. И вот этот господин решил поработать как председатель собрания, находясь в кресле спикера парламента Грузии. Оппозиционные депутаты не позволили ему этого, заблокировали трибуну и вытолкали коммуниста-проповедника из зала. Это и понятно: у Грузии после агрессии 2008 года до сих пор разорваны дипломатические отношения с РФ, а оккупированные Абхазия и Южная Осетия продолжают находиться под российским контролем. Поэтому большего унижения и триумфа российского дипломатического нахальства чем российский депутат в президиуме грузинского парламента невозможно было представить. Оппозиция тогда сразу решила воспользоваться ситуацией и призвала всех неравнодушных выйти на акции протеста, которые превратились в столкновения с полицией и жесткий разгон через несколько дней.

И вот одним из лидеров протестующих был функционер и депутат от партии Саакашвили ЕНД Ника Мелия, на то время — деятель второго звена в партии. Однако, как свидетельствует грузинские правоохранители, именно он был организатором этих акций и лично призывал захватить здание парламента. Это стало поводом для уголовного дела, где обвиняемому Мелия мерой пресечения был избран залог и ношение электронного браслета. Что ж, казалось бы — все по-европейски. Только…

Выборы не оставили выбора

Активность и публичность Ники Мелии с момента открытия против него дела выросла очень заметно: при формировании списка оппозиционного блока во главе с ЕНД на парламентских выборах в октябре 2020 года он получил вторую строчку, сразу после знаменитого фронтмена Вахтанга Кикабидзе, подвинув даже голову ЕНД, экс-кандидата в президенты Грузии Григола Вашадзе. Когда стали известны результаты первого тура выборов, вся разнообразная оппозиция — от откровенно пророссийских партий до ЕНД и националистов — отказалась признавать их результаты. Фактов откровенной фальсификации наблюдатели — как от оппозиции, так и от международных учреждений — не представили. Но ощущение от «развода» правящей партии «Грузинская мечта» и подозрение в подкупе избирателей было значительным. И оппозиция пошла на неслыханный шаг: все партии отказались от мандатов. Чем поставили власть в очень неловкое положение. «Укринформ» об этом писал. Посредниками для разрешения кризиса согласились стать все послы ЕС и США. Впрочем, ситуация просто повисла в воздухе, но напряжение возрастало вот уже более трех месяцев.

Мелия и тут оказался в центре внимания: на одном из митингов в начале ноября он демонстративно сорвал с себя электронный браслет, чем безусловно нарушил условия избранной меры пресечения. Учитывая рост градуса противостояния с властью, руководство ЕНД приняло решение поменять сдержанного дипломата Вашадзе во главе партии именно на радикального Мелию, понятно, что это не могло не произойти без согласования с духовным лидером ЕНД Саакашвили.

Таким образом, Нико Мелия в начале 2021 года стал лидером и олицетворением грузинской оппозиции.

Ставки сделаны

Собственно, обострение событий было вызвано реально патовой ситуацией грузинских властей. Да, власть смогла сделать парламент не однопартийным, сумев уговорить две партии — пророссийскую «Альянс патриотов» и либеральных «Граждан» все же взять мандаты. Однако, все равно это выглядит откровенно дико и не соответствует стандартам — как могут быть пустыми треть мест в парламенте, когда на выборах была выражена воля народа? Западные партнеры недвусмысленно давали понять, что это не выход, а утверждение правительства Георгия Гахарии однопартийным голосование вызвало откровенно скептическую реакцию ЕС и НАТО. И тогда впервые прозвучало — о ПДЧ НАТО Грузии в течение этого года можно начинать забывать.

На таком фоне «Грузинская мечта» решила перераспределить акценты и повысить ставки, перейдя в наступление — и семнадцатого февраля суд в Тбилиси принял решение об аресте Ники Мелии. С формальной точки зрения есть за что — он нарушил меру пресечения, сделал это дерзко и долгое время к нему не применялись никакие карательные действия. Но это было разрешение на арест лидера оппозиции и полностью оно изменило ситуацию. Глава миссии ЕС в Грузии Карл Харцель высказался тогда недвусмысленно: «Вероятно, мы идем к углублению проблемы, думаю, дело Мелии окажет большое влияние на политический ландшафт и сделает невозможным нахождение общего языка и решения (по выходу из политического кризиса)». Все остальные западные партнеры говорили то же самое, но в разных оттенках жесткости.

Однако самой неожиданной стала реакция… премьер-министра Георгия Гахарии, который в знак несогласия с решением арестовать Мелию восемнадцатого февраля заявил о своей отставке. Примечательно, что именно Гахария стоял во главе разгона демонстрантов в июне 2019-го года и именно он же, как глава правительства, последние полтора года отстаивал возможность ускорения получения ПДЧ в НАТО для Грузии. Именно поэтому он и был сторонником поиска компромисса с оппозицией ради сохранения отношений с Западом.

И снова — миллиардер Бидзина

Но все в Грузии решает не глава правительства и, конечно, не президент Саломе Зурабишвили, которая имеет номинальные полномочия и во время кризиса выбрала позицию пассивного наблюдателя, а уже бывший глава «Грузинской мечты», якобы отошедший в декабре от политики, миллиардер Бидзина Иванишвили. Если посмотреть на всю историю пребывания «Мечты» у власти, главы правительства не задерживаются больше чем на два года. А то и вовсе уходят через год, может и неполный. Почему? А потому, что хоть Грузию и можно считать образцом формальной прозрачности принятия управленческих решений, все обозреватели и аналитики уверены — решение о замене господина Гахарии во главе правительства было принято именно в кабинете Иванишвили — тот увидел нелояльность в действиях премьера.

На смену же приготовили кандидатуру, которая сразу просигнализировала, что власти Грузии захотят умышленно показывать силу и дальше. Новый премьер Ираклий Гарибашвили — воспитанник Иванишвили именно в бизнесе, а потом уже в политике. Он прошел все звенья в империи Иванишвили, а затем — стал силовиком — сначала министром полиции и общественного порядка, затем — в 2013-2015 годах — уже был главой правительства, а в 2019-м — вернулся к политике министром обороны в правительство Гахарии. И главное — Гарибашвили был приемником самого Иванишвили в руководстве правительством в первый раз, то есть — он сверхдоверенное лицо для миллиардера, другому он бы не передал власть напрямую. Сюда стоит добавить имидж Гарибашвили как «ястреба» и сторонника жесткой линии в противостоянии с оппозицией.

Собственно, уже выступая в парламенте двадцать второго февраля при утверждении на должность, Гарибашвили дал понять, что не настроен ни на какие уступки. А утром двадцать третьего февраля состоялся настоящий штурм штаба ЕНД, где Мелия все-таки был арестован. Гарибашвили прокомментировал это так: «Сегодня мы стали свидетелями того, что мы — правовое государство. Мы — сильное государство, у нас сильная полиция, у нас очень эффективный глава МВД. Я хочу публично выразить ему и всем полицейским от имени правительства благодарность. Они защитили достоинство нашего государства, стабильность государства».

Ну а посольство США недвусмысленно намекнуло, что перспектива скорого членства в НАТО для Грузии после ареста Мелии закрыта: «Сегодня Грузия сделала шаг назад на своем пути к тому, чтобы стать сильной демократией в евроатлантической семье государств». Не стоит преувеличивать, но и преуменьшать — это фактический сигнал об отказе всем планам Тбилиси, если, конечно, они были откровенными.

Что же заставило грузинские власти пойти таким путем с разрушительными последствиями?

Есть ли здесь рука Москвы и при чем здесь Саакашвили?

На первый взгляд, отношения Грузии и России сейчас находятся в замороженном состоянии. Да, вино и «Боржоми» свободно продается в российских магазинах, а российские туристы массово путешествуют по Грузии, но это все, что можно сказать об отношениях двух стран. Появление же Грузии как страны с ПДЧ НАТО, а через несколько лет — члена НАТО — Россию совершенно не устраивает. Так что отрицать «российское влияние» на последние события оснований нет.

Российские руководители знают на кого конкретно надо влиять в Грузии. Это — господин Иванишвили. И в Москве знают, чем влиять — остатками его бизнеса в РФ. Крупные промышленные объекты он давно продал, но есть информация и подозрение, что он еще владеет определенным пакетом акций Газпрома. И тут надавить российская власть может, и знает, как это сделать — вспомните пример Ходорковского. Конечно, сажать Иванишвили или арестовывать его активы в России никто не будет, это лишний скандал — а вот намекнуть, что с акциями Газпрома можно попрощаться прямо сейчас — это повод для тяжелых раздумий. И, вполне вероятно, что определенный звоночек с определенного российского номера у господина Иванишвили все-таки прозвучал.

То есть, была поставлена задача — сделать так, чтобы о ПДЧ НАТО для Грузии можно было забыть. Если судить по последствиям событий с Никой Мелией — цель почти достигнута, задача «сверху» выполнена. Вот только господин Иванишвили на самом деле совершает ошибку, которая может стоить ему гораздо больше. Потому что, отвернувшись от Запада — ЕС, НАТО и США — ему и Грузии не будет больше никуда упасть, как в геополитические объятия России.

Посмотрим на карту: Грузия расположена именно так, что либо она ищет себе союзников в НАТО, либо — возвращается в орбиту России. Балансировать, как Азербайджан, не удастся, кроме энергетических ресурсов у последнего есть еще этническое и религиозное родство с большинством стран региона, в Грузии — нет ни первого, ни второго. Становиться сателлитом Турции — а зачем это в имеющихся условиях нужно Анкаре? Политический же режим, потерявший доверие и не оправдавший вложенные ресурсы и надежды Запада, обречен на маргинес — и это доказано, кстати Украиной и времен позднего Кучмы, и Януковича. Скажем откровенно — как ушел последний — такого Грузии мы не желаем от всего сердца.

Но господа Иванишвили и Гарибашвили, похоже, делают все именно для этого. И подражают они не только украинским предшественникам но и… своему ожесточенному врагу — Михаилу Саакашвили. Тот в конце своего президентского срока также значительно усилил силовую составляющую в своем окружении и ее значение во власти, а перед выборами 2012 года назначил премьером именно многолетнего министра внутренних дел Вано Мерабишвили. Именно скандал вокруг превышения полномочий силовиками в тюрьмах и стал едва ли не главным фактором поражения сначала партии, а потом — и самого Саакашвили. Тогда это произошло демократично и без насилия.

Прогнозировать сейчас сложно. Но тот факт, что целая страна остается заложницей политических и экономических интересов одного миллиардера — это большой знак вопроса как для настоящего, так и для ее будущего. Кажется, пора это кому-то конкретному уже понять. Иначе — грузины также могут повторить. Хотя бы «революцию роз».

Относительно того, как повлияет подобный разворот на украинские планы получения ПДЧ для вступления в НАТО — это отдельный разговор. Ведь ставка была сделана на то, что это будет вместе с Грузией. А как теперь?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.