Феликс Дзержинский или Александр Невский? Жители Москвы скоро примут решение, памятник какому из этих «героев» российской истории должен стоять на площади перед зданием ФСБ. Это может прозвучать странно, но на фоне древнерусского князя творец советской системы террора с польской и западной точки зрения выглядит не самым худшим вариантом.

Лубянка — символическое место, демонстрирующее преемственность российской (а ранее советской) политической полиции. Раньше в находящемся там здании размещался ЧК, потом ОГПУ, НКВД, КГБ, а сейчас размещается ФСБ. До 1991 года напротив него на площади стоял памятник создателю первой из перечисленных структур, архитектору красного террора. Естественным следствием ликвидации Советского Союза стало осуждение культа Дзержинского. Памятник «красному Феликсу» рухнул вместе с коммунизмом (а точнее, его перенесли в Парк искусств «Музеон», на своеобразное кладбище советских монументов). Дух коммунистического террора и советского империализма, однако, не погиб, а лишь переждал период ельцинской поверхностной, но все же либеральной прозападной демократии и возродился тогда, когда у руля страны оказался бывший чекист.

Кто будет возвышаться на Лубянке?

Еще в декабре прошлого года организация «Офицеры России» обратилась в прокуратуру с просьбой восстановить памятник Дзержинскому на Лубянской площади. В начале февраля эту инициативу поддержала группа «красно-коричневых» публицистов и общественных деятелей (их позиция объединяет коммунистические, националистические и имперские взгляды), которые направили письмо московскому руководству. Свои подписи под обращением поставили, в частности, главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов и писатель, создатель батальона, воевавшего в Донбассе на стороне сепаратистов, Захар Прилепин. Авторы письма признают, что основатель ЧК был неоднозначной фигурой, но считают необходимым восстановление монумента как символа трагической эпохи. Он даже, по их мнению, может дополнить установленный на той же площади Соловецкий камень — памятник жертвам советских репрессий.

Назывались также другие фигуры, достойные памятника: великий князь московский Иван Грозный, глава КГБ и лидер СССР Юрий Андропов и, наконец, князь Александр Невский — православный святой. Общественная палата Москвы (консультационный совет при городском руководстве, в который входят в том числе представители жителей) проведет интернет-голосование. Выбрать в итоге можно будет только между Дзержинским и Невским.

«Мы должны защитить товарища Дзержинского»

Дзержинский не нуждается в представлении. Интересной выглядит при этом судьба его памятника. Он появился на Лубянской площади в 1958 году, в период хрущевской оттепели, то есть отхода от сталинского террора. Дзержинского как одного из «старых большевиков» окружал тогда романтический ореол: он представал, возможно, жестоким, но в первую очередь честным революционером. Хрущев не мог и не хотел осуждать советскую систему как таковую, поэтому он списал все ошибки и злоупотребления на культ личности. Ленин был хорошим, Сталин — плохим. Так что на площади перед зданием КГБ появился памятник человеку, который руководил при первом системой государственного террора. Чекистам предписывалось брать пример с благородного Феликса Эдмундовича, а не со «сталинских клевретов» Ежова и Берии.

В 1991 году памятник нес уже совсем иное послание. После провала путча Янаева, то есть последней попытки спасти советский режим, он стал символом этого строя и его репрессивного аппарата, а потому был перенесен в менее торжественное место.

Сейчас ситуация снова изменилась. Для лагеря «красно-коричневых» (он продвигает радикальный вариант путинской идеи) Дзержинский — фигура неоднозначная. Хорошо, что он красный, плохо, что он убивал белых и коричневых, но самое главное — это порядок, который он навел своей железной рукой.

«При всём огромном почтении к фигуре святого князя Невского, мы должны отстоять Дзержинского, как символ победы над разрухой, блистательной работы по раскрытию десятков заговоров, сплетенных мировыми разведками против Советской России», — написал Прилепин. Однако архитектор красного террора, от которого пострадали миллионы русских, это не то же самое, что Красная армия, в чьих рядах миллионы русских добились победы над фашизмом. Так что московское руководство, способное оказать влияние на исход голосования, неофициально поддерживает кандидатуру Александра Невского.

Невский — вневременной герой

«Слава богу!» — могли бы подумать мы, ведь с польской или западной точки зрения лучше князь, правивший в далекие времена, чем советский палач, который вдобавок чуть было не стал в 1920 году лидером коммунистической Польши! Однако, во-первых, Александр Невский был и остается важной фигурой в кремлевской исторической политике, а во-вторых, его образ, функционирующий в современной России, имеет исключительно антизападный характер. С этим связано даже его прозвище. Молодой новгородский князь Александр победил шведов в масштабной битве на Неве. Двумя годами позднее он разгромил немецких рыцарей в столкновении на Чудском озере. То есть он стал первым русским властителем, который остановил агрессию Запада, и именно таким его сейчас изображают в России.

Началось это не сегодня. В одном из документальных фильмов о Невском, демонстрирующихся на российских государственных каналах, рассказ начинается с… 7 ноября 1941 года. Тогда Сталин произнес знаменитую речь, в которой призвал дать отпор немецким захватчикам. Он обратился к великорусской имперской риторике, говоря о защите отечества, патриотизме и забывая об интернационалистических идеалах коммунизма. Примером героя, боровшегося с захватчиками, он назвал Александра Невского. Инструментом пропаганды вновь стал фильм Сергея Эйзенштейна — биография князя, снятая в 1938 году (это показывает, что великорусский антизападный патриотизм снискал благосклонность Сталина уже ранее), но изъятая из проката после подписания пакта Молотова — Риббентропа. В современном документальном фильме рассказывается, какую роль сыграл образ Невского во Второй мировой войне. Его фигура оказалась универсальной, ведь России и сегодня «угрожает западная агрессия».

Что существенно, обе свои победы Александр одержал в период, когда Русь подверглась татаро-монгольскому нашествию. Та же документальная лента показывает, каким жестоким и разрушительным оно было. Этого в России, пожалуй, никто не отрицает, однако, князь Александр признал власть монгольских ханов. Предатель? Нет! Самое главное, что он победил Запад. В упомянутом фильме, который носит красноречивое название «Между Востоком и Западом», указывается, что папа римский предложил Невскому помощь в борьбе с монголами, но ценой за нее был переход в католичество. Монгольская империя «всего лишь» убивала и жгла, но одновременно придерживалось принципа религиозной толерантности, поэтому Александр сделал правильный выбор, громя немцев, но склоняя голову перед монголами. Он также послужил примером, став первым русским властителем, который защищал отчизну от экспансии Запада. Потом были поляки, Франция Наполеона, Германия Гитлера, а сейчас…

Голосование запустят 25 февраля, что символично, завершится оно 5 марта в годовщину смерти Сталина. «Красный царь», вполне вероятно, поддержал бы обе эти кандидатуры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.