Интервью с политиком, публицистом, бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew).

wPolityce.pl: Выступая на площадке ООН, президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) назвал возращение к подходу «business as usual» в отношениях с Россией в надежде, что такие действия повлияют на политику Кремля, наивным шагом. Многолетние наблюдения позволяют сказать, что подход Организации Объединенных Наций к Москве, мягко говоря, спорен. Как вы его оцениваете?

Ромуальд Шереметьев: Такие наивные шаги в отношении России предпринимаются уже давно. В этом нет ничего нового. Если кто-то находится от нее далеко, не контактирует с ней, он тем более начинает думать, что ее можно в чем-то убедить, что там можно извлечь какую-то выгоду. Есть, конечно, одно исключение. Германия очень старалась как можно больше сблизиться с Россией, но особенно в этом не преуспела. Как мы видим, по меньшей мере часть немцев это ничему не научило, среди них до сих пор распространен подход, сторонники которого говорят, что с Москвой нужно обязательно вести сотрудничество, договариваться, стараться достичь взаимопонимания и так далее.

Чтобы с кем-то договориться нужно, во-первых, говорить на одном языке, а во-вторых, опираться на как минимум сходные ценности. Тогда появляется пространство для взаимопонимания, для прояснения, в чем суть разногласий. Россия, однако, пользуется не тем языком, каким весь цивилизованный мир, она принадлежит не к той цивилизации, к которой мы привыкли, которая остается доминирующей. Конечно, в этой цивилизационной сфере тоже происходят изменения, мы видим разного рода баталии, в том числе у нас в Польше, но пока она существует, различия в подходе к важнейшим ценностям между людьми, которые выросли в рамках ориентированной на Россию цивилизации, и такими людьми, как поляки, будут огромными. В связи с этим сложно надеяться, что мы сможем что-то россиянам объяснить, в чем-то их убедить. К сожалению, в такой ситуации возникающие конфликты можно разрешить только, скажем прямо, при помощи жесткой силы. Побеждает тот, кто сильнее. Так США одержали победу в холодной войне с СССР.

— Анджей Дуда также обратил внимание, что диалог требует следования определенным стандартам. Нужно добавить, что в случае России в этой сфере ситуация не улучшается, а ухудшается. Польский президент произнес эти слова на площадке Организации Объединенных Наций, которая, правда, осудила захват Крыма, но на самом деле мало что сделала для сохранения территориальной целостности украинского государства. Отреагирует ли ООН на призыв главы польского государства, извлечет ли в конце концов выводы из своих ошибок?

— Мы живем в такие времена, в которые меняется значение слов. Люди перестают понимать значение тех или иных понятий. Правда, стремление к правде — это явления, которые исчезают из общественного пространства. Появляются разного рода причудливые языковые образования, нечто, что можно назвать новоязом. Из определения слова «диалог» следует, что это разговор с партнером, которому мы доверяем. Доверие — необходимое условие для начала диалога или разговора, позволяющего прояснить расхождение во взглядах. Какой может быть диалог в ситуации, когда мы имеем дело с кем-то, кому нельзя доверять ни на грош? Если, конечно, кто-то не понимает под диалогом действия полицейского, убеждающего бандита сдаться. Здесь мы вновь возвращаемся к теме цивилизационных различий, того, как мы видим мир, на какие ценности опираемся.

— Почему, на ваш взгляд, ООН действует в отношении России настолько мягко?

— Не знаю, касается ли это одной только России. В ООН появилось много странных явлений. Возможно, дело отчасти в людях, там работающих. Огромное влияние на организацию некогда оказывали представители так называемого Третьего мира (впрочем, это фальшивый конструкт, созданный в период холодной войны), представленного политиками, которые придерживались специфических, чаще всего левых концепций, симпатизировали левацким идеям. Это, конечно, отражается на функционировании всего организма ООН. В мире в целом возникла проблема с тем, в каком направлении мы хотим двигаться, каким должен быть человек, как должно выглядеть будущее нашей человеческой семьи в XXI веке.

— Возьмем хотя бы тему Навального, его соратников или всех тех людей, которые выходили на демонстрации в России. Мы увидели, что Москву абсолютно не волнуют права человека. Между тем ООН, так активно занимающаяся насаждением левой идеологии под лозунгом защиты прав человека, не использует никаких конкретных инструментов, чтобы призвать ее к порядку…

— И не станет использовать. Напомню, что Российская Федерация — член Совета Безопасности. В конструкции ООН есть привилегированные «суперчлены», обладающие правом вето, от согласия которых зависит, будут ли предприниматься те или иные действия. Россия относится к их числу, поэтому она может вообще не думать о том, какой у нее имидж, чего от нее ожидают. Организация Объединенных Наций, даже если бы она хотела что-то сделать, ограничена в своих возможностях. Напомню, что участие сил ООН в Корейской войне стало возможным лишь потому, что Советский Союз тогда приостановил свое членство в Совбезе, не участвовал в процессе принятия решений. Позже таких ошибок советская сторона не совершала.

— Россия относительно недавно заблокировала принятие резолюции о гуманитарной помощи Сирии

— Да. Так происходит постоянно. Механизмы ООН в области соблюдения принципов международного права несовершенны и неэффективны. Ничего лучше у нас, однако, нет.

— Благодарю за беседу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.