Что объединяет экс-нардепа Игоря Мосийчука, российского оппозиционера Бориса Немцова и чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева? Все они стали героями нового дела против России в Европейском суде по правам человека. С жалобой обратилось государство Украина, обвиняя Кремль во внедрении устойчивой практики убийств своих политических оппонентов и соперников.

В этой жалобе — около 20 погибших или тех, кого Россия пыталась убить, но не преуспела в этом. В том числе речь идет о многолетнем президенте Черногории Мило Джукановиче, Сергее Скрипале и Алексее Навальном. Покушение на Навального играет в этом деле ключевую роль. Нет, не потому, что украинское правительство решило заступиться за судьбу автора фразы про «бутерброд». Но именно это отравление «Новичком» позволило Украине инициировать дело в Страсбурге.

Цель процесса — юридически доказать, что Россия является государством-террористом, для которого внесудебные убийства — обычная практика.

Почему Навальный?

В пятницу 19 февраля Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ, международный суд, который расположен в Страсбурге и действует для государств-членов Совета Европы) получил жалобу, в которой Украина обвинила Российскую Федерацию во внедрении установившейся практики убийств своих оппонентов. На первом месте в списке указан политический оппонент Путина Алексей Навальный. Дата 19 февраля 2021 года была выбрана не случайно. За шесть месяцев до этого — 20 августа 2020 года — в российском Омске экстренно сел самолет, на борту которого Навальный терял сознание. Впоследствии российские власти согласятся отправить оппозиционера на лечение в Германию, и уже там выяснят, что его отравили боевым ядом «Новичок». Правительство Германии объявит об этом 2 сентября. Еще позже, в конце декабря, появятся доказательства того, что за отравлением стоит российское государство.

К чему эти даты?

Дело в том, что в Европейской конвенции по правам человека — документе, на основании которого функционирует ЕСПЧ, — есть норма о том, что приемлемыми для суда являются только те жалобы, в которых окончательное национальное судебное решение было принято не более шести месяцев назад. Украинская жалоба по Навальному и другим — особенная. В ней не было «национальных», то есть российских решений судов, потому что дело об отравлении по сути даже не расследовали, а потому неясно, с какой даты ЕСПЧ должен отсчитывать шесть месяцев, если решит это сделать. С августа? С сентября? С декабря, когда стало публично известно, что это и правда были действия российского государства, которые оно не желает расследовать?

Последние варианты звучат как наиболее приемлемые. Но в минюсте решили перестраховаться, поэтому подали жалобу в наиболее ранний срок — до 20 февраля. Это дает гарантию, что Страсбург не отклонит жалобу по формальным основаниям. Ведь Навальный — это лишь повод для жалобы, не скрывают в правительстве. Наличие свежего эпизода позволяет ЕСПЧ в принципе взяться за исследование проблемы. Но в ее основе — гораздо более давние эпизоды. Предметом жалобы является не каждый эпизод в отдельности, а «наличие в РФ административной практики спецопераций по уничтожению своих оппонентов», рассказали в ЕСПЧ.

«Сейчас в документах, которые мы передали в Страсбург, речь идет о чуть менее 20 политических убийств или покушений на убийство, по которым есть достаточно доказательств, что за ними стоит российское государство», — пояснил «Европейской правде» Иван Лищина, правительственный уполномоченный по вопросам ЕСПЧ.

Полный перечень этих эпизодов Киев не обнародует, объясняя, что с высокой вероятностью жалоба будет дополнена. Учитывая, что подсчет шестимесячного «срока давности» можно вести разными способами, время для этого есть. Формально есть даже возможность того, что к делу присоединятся другие страны, которые решат представить доказательства против РФ.

При чем тут Украина?

Вы можете спросить: какое отношение к этому имеет украинское правительство? Как правительство в своей жалобе обосновывало, что Украина пострадала от покушения на Навального? Ответ прост: никак не обосновывало. Украина как член Совета Европы имеет право жаловаться в ЕСПЧ «на любое нарушение положений конвенции и протоколов к ней» со стороны другого государства — члена СЕ, говорится в ст. 33 Европейской конвенции по правам человека. Других условий для такой жалобы нет.

Тем не менее, «дело Навального и других» на самом деле тесно связано с нашим государством. «Европейской правде» известно о как минимум шести украинских эпизодах политических убийств и покушений на убийство в этой жалобе. Иван Лещина подтвердил, что все эти эпизоды Киев передал в Страсбург вместе с доказательствами, что преступления были спланированы и совершены российской агентурой.

31 марта 2017 года в центре Мариуполя во время движения взорвался автомобиль, за рулем которого находился полковник контрразведки СБУ Александр Хараберюш. Мину под автомобиль подложила диверсантка Юлия Прасолова. Впоследствии ее задержали. Следствие установило, что за эту спецоперацию ей заплатили 15 тысяч долларов, заказчиком теракта называют контролируемый и финансируемый россиянами отдел спецопераций «МГБ ДНР».

27 июня 2017 года в Киеве произошел похожий подрыв автомобиля, погиб полковник ГУР минобороны Максим Шаповал. На этот раз исполнителю теракта удалось сбежать на территорию РФ до задержания, но его личность установили — это был Олег Шутов, представитель той же структуры.

Организатором обоих резонансных убийств в СБУ называют начальника департамента контрразведывательных операций ФСБ РФ генерал-лейтенанта Дмитрия Минаева.

Третий подобный случай произошел в апреле 2019 года и получил меньший резонанс: тогда российский агент подкладывал взрывчатку под автомобиль украинского разведчика, но ошибся и подорвался сам. Личность разведчика, на которого совершили покушение, не раскрывается, но в Страсбург эти данные передали. Тогда СБУ арестовала двух исполнителей преступления: Тимура Дзортова и Алексея Комаричева. Оба являются гражданами России и сотрудниками военной разведки РФ.

Еще в двух эпизодах речь идет о покушениях на украинских политиков. Эти истории, а также данные об их российском следе, в свое время многие восприняли скептически, подозревая пиар. Однако материалы контрразведки и следствия свидетельствуют об обратном.

В январе 2017 года СБУ рассказала о предотвращенном теракте — взрыве с целью ликвидации действующего нардепа. Им оказался Антон Геращенко, близкий соратник главы МВД Арсена Авакова. Двух исполнителей теракта тогда задержали и впоследствии признали виновными; известны данные их российского куратора.

Следующий эпизод — взрыв возле телеканала «Еспресо» в октябре того же 2017 года, во время которого был ранен нардеп Игорь Мосийчук, а его охранник погиб. Здесь также есть твердые доказательства, что операцией руководили из РФ.

И, наконец, шестое украинское доказательство политических заказных убийств РФ — расстрел в Ровно в 2016 году украинского военного Ивана Мамчура, который воевал против агрессора в зоне АТО, а также был в Грузии во время войны 2008 года. Агент ФСБ, совершивший это нападение, осужден, известно, кто именно его вербовал.

Это далеко не все убийства и покушения, совершенные или профинансированные на Украине спецслужбами РФ. Однако по другим историям, где российский «госзаказ» очень вероятен, у следствия нет твердых доказательств. Поэтому, чтоб не ослаблять украинскую жалобу, минюст не включил их в пакет документов, объясняет Лищина.

Поэтому ЕСПЧ в этом деле не будет исследовать отравление Виктора Ющенко в 2004 году, подрыв автомобиля Павла Шеремета в 2016-м, убийство в Киеве экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, покушение на Аркадия Бабченко и тому подобное. Впрочем, в ближайшие дни дело еще можно дополнить. В том числе старыми эпизодами. И не только украинскими.

Важная деталь: в жалобе в ЕСПЧ могут фигурировать только убийства, не связанные с военным противостоянием, поэтому об украинцах, погибших в результате российской военной агрессии, в представлении речь не идет.

Зачем все это?

К сожалению, пока Украина — единственный истец по этому делу, хотя логично было бы видеть поддержку еще нескольких правительств, ведь речь идет об убийствах не только на Украине. В Европейском суде по правам человека раскрыли некоторые эпизоды, фигурирующие в жалобе.

В Британии таких эпизодов произошло целых два — это нападение в Солсбери, с использованием «Новичка», на бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля (2018) и отравление радиоактивным полонием в Лондоне российского политэмигранта, в прошлом контрразведчика Александра Литвиненко (2006).

В Германии подобное убийство произошло в прошлом году: в берлинском парке киллер-эфэсбэшник расстрелял чеченского полевого командира, гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили. Суд над убийцей продолжается, следствие доказало связь с Москвой, и это, кстати, может быть еще одним поводом для возобновления сроков в Страсбурге.

Еще один эпизод произошел в Болгарии в 2015 году — речь идет о неудачном отравлении ФСБшниками бизнесмена, торговца оружием Емельяна Гебрева.

Самое высокое должностное лицо, ставшее объектом доказанной российской атаки — многолетний лидер Черногории, действующий президент Мило Джуканович, возглавляющий эту страну с непродолжительными перерывами еще с 1991 года (включая период, когда Черногория была регионом Югославии и государства Сербия и Черногория). В 2016 году Россия планировала покушение на него и госпереворот, рассчитывая, что это позволит сорвать присоединение страны к НАТО. Это преступление удалось предотвратить. Впрочем, сейчас правительство Черногории возглавляют оппоненты Джукановича, просербски (и отчасти пророссийски) настроенные. Вероятно, поэтому страна не присоединилась к украинской жалобе.

Конечно же, больше всего политических убийств произошло в самой России. В украинской жалобе упоминаются Борис Немцов, Анна Политковская, Тимур Куашев, Руслан Магомедрагимов, две попытки отравления Владимира Кара-Мурзы…

И, наконец, особое значение имеет убийство, совершенное за пределами Европы: взрыв автомобиля одного из чеченских лидеров Зелимхана Яндарбиева в столице Катара, возле главной мечети города. Тогда власти Катара арестовали исполнителей — россиян, работавших временными сотрудниками посольства, и установили, что взрывное устройство в Доху отправили из РФ по дипломатическим каналам.

В этой истории, вызвавшей неимоверный дипломатический скандал, вина РФ была настолько очевидной, что в конечном итоге МИД РФ публично признал, что именно Москва была организатором этого убийства, принес извинения Катару, выплатил многомиллионную компенсацию и договорился, чтобы исполнителей убийства выдали России. Их передали якобы «для отбывания наказания», но в Москве их встретили с воинскими почестями. Этот эпизод стал в жалобе Украины дополнительным доказательством того, что Россия действительно практикует политические убийства своих оппонентов.

Говорить о шансах украинского дела пока рано, хотя по описанию они кажутся довольно неплохими. К тому же, минюст нарабатывал эту жалобу в консультациях с авторитетным британским юристом Беном Эмерсоном. Однако полной уверенности не дает и это. Ведь подобных прецедентов в Совете Европы просто не было. При этом рассмотрение дела не будет быстрым, оно займет несколько лет. К тому же, ЕСПЧ — не уголовный суд. Даже признав вину РФ, он не посадит Путина за решетку. Но его решение все равно имеет вес.

«Самое очевидное, чего мы хотим достичь — это установление факта административной практики. То есть что для Российской Федерации политические убийства являются устоявшейся практикой. В РФ должны понимать, что их преступления не остаются в тени, каждый их шаг отслеживается. Конечно, есть также идеалистическая мечта — сделать так, чтобы такого не повторялось, ведь раньше, до начала 2000-х годов, был период, когда не известно ни о каких убийства от имени РФ за рубежом. Поэтому ЕСПЧ должен требовать от РФ прекратить практику политических убийств», — объясняет Лещина.

При этом Украина не требует финансовой компенсации. Решение суда само по себе будет наказанием. Это — юридическая сторона дела, а еще важнее политическая. «Это сделает из России государство-изгоя. Наша задача — показать Россию в ее реальном виде. Они — просто убийцы, которые занимаются этим системно, за деньги. Причем не только платят за убийства, но и, похоже, работают на заказ», — объясняет Лищина.

И это, похоже, действительно так. Есть примеры убийств в Турции, где эфэсбэшники охотятся не только на беженцев-чеченцев, но и на… туркменских правозащитников, которые российскому государству никак не угрожают — но за их головы готов щедро платить Туркменбаши.

По сути, речь идет о международном признании того, что РФ — это государство-террорист. Для украинцев это очевидно уже сейчас, но теперь это будет подкреплено судебным решением. Поэтому решение ЕСПЧ может стать невероятной победой Украины.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.