Прошел ровно месяц после инаугурации, и вчера Джо Байден уже выступил со своей первой речью перед международным сообществом (на конференции по безопасности в Мюнхене, ежегодном ключевом событии в области безопасности и внешней политики). В речи он обозначил некоторые важнейшие моменты и дал понять, как при его администрации Америка будет взаимодействовать с миром.

Кое-кто уже воодушевленно отмечает, что речь обозначила «исторический поворот». Конечно, в данном случае под «поворотом» на самом деле понимается отказ от подхода предыдущей администрации Дональда Трампа и возвращение на уже известный американский путь, по которому США двигались на протяжении двух мандатов Барака Обамы, пока Байден был его вице-президентом.

Все это было более чем ожидаемо, однако теперь мы получили недвусмысленное подтверждение от самого Байдена. «Америка вернулась. Трансатлантический альянс вернулся. И мы не оглядываемся назад, мы вместе смотрим вперед», — заявил Байден, и эта фраза стала самой цитируемой в его вчерашней речи. Кто эти «мы», кто идет вместе вперед? США и Европа, разумеется. «Партнерство между Европой и Соединенными Штатами лежит в основе всего, чего мы хотим достичь в XXI веке», — сказал Байден.

Это действительно серьезный «поворот» относительно политики, которую проводил Дональд Трамп. Скажу так: две администрации Обамы проложили путь к этим «достижениям XXI века», и администрация Байдена теперь продолжает этот путь. План отчасти провалился, поскольку администрация Трампа «даже не имела права на существование», и все, что Обама и Байден начали, должна была с еще большим рвением продолжить первая американская женщина президент Хилари Клинтон. Трамп нарушил эти планы и отсрочил их на четыре года, встав на другой путь. Это был новый путь — политика «Америки на первом месте» по Трампу. Если бы Трампу по случайности удалось выиграть и вторые выборы, то сейчас он проводил бы эту политику еще более уверенно, что особенно сказалось бы именно на тех аспектах, которые Байден выделил, назвав их главными. Речь о трансатлантических отношениях, укреплении НАТО, формировании «концепции XXI века» (для триумфа либеральной демократии не только за рубежом, но и «дома»).

В каком-то смысле администрация Джо Байдена — это администрация Хиллари Клинтон. Он займется всем тем, что, согласно плану, должна была сделать она. Почему же сейчас в Белом доме Джо, а не Хилари? Потому что она потерпела поражение в 2016 году, и Демократическая партия до сих пор винит ее в том, что последние четыре года у власти стоял Трамп. Но процесс нужно продолжать, поэтому никому и в голову не пришла идея снова привлечь того, кто мог остановить Трампа еще в том 2016 году, включая Берни Сандерса.

Во время вчерашней речи Байден не называл имя Трампа, но явно имел его в виду, говоря, например, о НАТО. «Последние четыре года были очень непростыми. Но Европа и США должны вновь уверенно повести за собой, с верой в наши возможности, с готовностью к нашему собственному обновлению, с доверием друг к другу и способностью Европы и США ответить на любой вызов, чтобы обеспечить наше совместное будущее», — отметил Байден.

Иными словами, Европе говорят, что она должна радоваться: «старый дядюшка» вернулся и снова понятно, кто тут лидер. Убедить Европу Байдену будет нетрудно, поскольку она сама хочет того же, по крайней мере если говорить о доминирующей правящей структуре Европы. Брюссель, как и, разумеется, Париж и Берлин, испытывают такое чувство, как будто у них свалился с плеч камень, тяжкий груз, который они совсем не хотели тащить. По крайней мере не сейчас (а лучше никогда). Французский президент Эммануэль Макрон, который одним из первых понял, что ситуация с Трампом приобретает серьезный оборот, в какой-то момент заявил о «смерти мозга» НАТО. Теперь тот же самый Макрон говорит, что «верит в НАТО». Разумеется, он верит, так как знает, что сейчас оно бессмысленно и Европа вынуждена поспешно создавать собственные альтернативные транснациональные структуры для защиты своей безопасности (в каком-то смысле такие структуры — связующий элемент, необходимый для существования официальной экономическо-политической модели управления западным миром вообще). Далее Макрон, имиджа ради, упомянул о возможности формирования «европейской армии», но он, конечно, рад, что отныне она еще долгое время сможет существовать только в теории.

Точно такую же радость, если не бóльшую, испытывают в Берлине. Ангела Меркель и общественность с воодушевлением приняли новость о том, что американские войска все же не покинут пределов Германии.

Сейчас Европа ждет определенных доказательств того, что в Америке «не повторится» Трамп, и Байден знает, как это сделать. Он должен всеми способами продемонстрировать, что США предотвратят возвращение Трампа или кого-то похожего на него к власти в Вашингтоне. Байден должен как-то заглушить консервативные голоса, СМИ, по возможности сотрудничая с крупными технологическими гигантами, которые будут играть ключевую роль в «обороне» Соединенных Штатов от новой волны «трампизма» или чего-то подобного.

По сути это очень «коммерческие» отношения. Администрация Байдена, как какая-нибудь корпорация, должна объяснить своим акционерам, каким образом достигнет своих, а значит их общих, целей. Нужно устранить опасность, которую видит весь мир, и нужно рассказать, как систему будут защищать от повторения шестого января 2021 года. Лояльные союзники Соединенных Штатов с радостью повысят порог терпимости, а значит, Байден сможет (более того, от него этого ожидают) «провести зачистку». Ясно, что она предполагает подавление свободы слова, но никто не скажет и слова против.

Мы ведем разговор о том, что США и Европа планируют предпринять вместе для того, чтобы вновь укрепить трансатлантический союз. Однако речь идет не о двух субъектах, а о четырех. Два совместимых друг с другом субъекта сейчас стоят у власти, а два других (один по эту сторону Атлантики, а другой по ту) находятся в оппозиции. Американская и европейская консервативная оппозиция остается на арене, а кроме того, американская почувствовала вкус власти и сделает все, чтобы ее себе вернуть.

Нынешние правящие в Европе круги с воодушевлением приветствуют Байдена не из-за того, что он говорит, а из-за того, что он воплощает. С ним они могут быть уверены, что их не заменят так же, как их американских коллег заменили в 2016 году. Хотя, разумеется, после «эпизода с Трампом» чувствовать себя в полной безопасности нельзя. За Атлантикой все еще неспокойно, и Джо только предстоит доказать, что «Америка вернулась». Сначала словом, что он, похоже, сейчас и делает, а затем и делом.

Что под этим подразумевается? Рост общей враждебности к России, поддержка очередных смен режимов, трансатлантический план по сдерживанию Китая (с помощью конфронтации или ассимиляции).

В речи Байден ожидаемо упомянул Россию, назвав ее «злопыхателем». Он сказал, что США и союзники должны вместе работать над тем, чтобы помешать «российским попыткам подорвать демократию».

«Мы находимся в разгаре фундаментальных дебатов о будущем и направлении развития нашего мира. Для нас настал переломный момент между теми, кто утверждает, что на фоне всех проблем, с которыми мы сталкиваемся — от четвертой промышленной революции до глобальной пандемии, — что автократия является лучшим путем развития, и теми, кто понимает, что необходима демократия — необходима для решения этих проблем», — заявил Байден в речи. Драматизма ей он также добавил, сказав: «Историки будут изучать это время и писать нем как о переломном моменте, как я уже сказал. И я верю, верю всем своим существом, что демократия будет и должна торжествовать».

Это слова Байдена. Однако его речью не обязательно займутся историки, так как ее прозорливо предсказали еще геополитические аналитики, как только стало понятно, что именно он возглавит Соединенные Штаты. Да, США «вернулись», и это те самые хорошо известные Соединенные Штаты. Единственный вопрос, смогут ли они беспрепятственно продолжить с того же месте, где остановились, поскольку, как уже понятно, страну разъедают внутренние противоречия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.