Недавно Рагад Саддам Хусейн, дочь покойного иракского лидера, одетая в черное вечернее платье и пиджак, на котором можно заметить значки с флагом и гербом Ирака (орёл и свиток с надписью «Иракская республика») дала эксклюзивное интервью саудовскому каналу «Аль-Арабия», чем подогрела интерес СМИ и вызвала широкий политический резонанс.

15 лет дочь Саддама Хусейна находилась в тени, не привлекала внимание средств массовой информации и не появлялась на арабском экране. Поэтому ее внезапное появление стало предметом активных дискуссий экспертов, вызвав множество вопросов относительно последствий данного шага, будь то внутри или за пределами Ирака, и особенно в соседнем Иране.

Рагад Саддам Хусейн никогда не была политической фигурой, но каждый раз, появляясь на различных информационных площадках (что было редкостью), она становилась причиной серьезной политической полемики. Объяснением служило не только то, что она была дочерью иракского президента и хранительницей его секретов, но и ее популярность среди сторонников лидера страны.

Рагад стала гостем серии выпусков на саудовском телевидении. Она поделилась своими воспоминаниями об отце, детстве, браке с Хусейном Камелем и обстоятельствах его смерти, вторжении Ирака в Кувейт и, наконец, рассказала о своем отношении к сегодняшней ситуации в стране и роли Ирана в разжигании конфликта на ее территории.

Назад к воспоминаниям

Собеседником женщины был алжирский ведущий Сахиб Шрейер. Дочь президента рассказала, каким запомнила правление своего отца и период после его казни. По словам женщины, ее семья пережила множество тяжелых ситуаций после падения Багдада и была вынуждена перемещаться между Сирией и Иорданией.

В ходе беседы телеведущий спросил Рагад, чем, по ее мнению, Ирак Саддама Хусейна отличается от нынешнего государства и чего оно достигло. Как она призналась, ее воспоминания могут не отражать полную картину, поскольку она была дочерью президента. Поэтому она сослалась на то, что слышала от других: «В наше время было лучше, это был славный период, когда народ был в почете и никто не мог его обидеть».

По словам Рагад, Ирак — богатая, стабильная страна, и ее благоденствие распространялось на всех: «Люди жили в уверенности, что их дети в безопасности и у них есть средства к существованию». Тогда ведущий напомнил об отсутствии свободы в период правления Саддама Хусейна, на что она ответила: «А что такое свобода? Если это то, что принесла с собой оккупация под лозунгом уничтожения диктатуры и создания демократии, то иракцам такая свобода не нужна».

Она также рассказала об отсутствии в те времена какой-либо политической роли для нее и ее сестер. По ее словам, отец не препятствовал их участию в политике, но сестер она не привлекала. Что касается лично ее, то она всячески отвергала политику и хотела связать судьбу с кем-то вне этого круга, чтобы не оказаться втянутой в политическую деятельность.

«Однако американское вторжение в Ирак и арест моего отца побудил меня отказаться от той позиции и оказаться в центре политики, чтобы защитить его и противостоять активным попыткам его очернить», — добавила она.

Когда речь зашла о сегодняшней обстановке в стране, дочь Саддама Хусейна выразила обеспокоенность по поводу раскола Ирака как самой главной проблемы на текущем этапе. Она обвинила в происходящем Иран: «Иранцы захватили Ирак в отсутствие законной власти, и страна превратилась в легкую добычу. Серьезного сопротивления нет, так что иранское вмешательство приняло вопиющие масштабы».

Демонизация и реабилитация имиджа

Первый вопрос, который напрашивается сам собой: почему телеканал Саудовской Аравии изменил свою редакционную политику в отношении покойного президента Ирака? Как известно, канал занимает враждебную позицию по отношению к Саддаму Хусейну и его режиму, поэтому покойный муфтий Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Баз издал фетву, разрешающую джихад против него как атеиста. Об этом свидетельствуют его заявления для саудовской газеты Okaz во время иракского вторжения в Кувейт.

Сегодня канал следует совершенно иному дискурсу, и во время интервью Рагад пыталась реабилитировать имидж своего отца, главной причиной демонизации которого были средства массовой информации. Так, например, когда речь зашла об обвинениях в жестокости в отношениях с окружающими людьми, его дочь рассказала, каким запомнила его в детстве: дети вместе ходили с ним на рыбалку, плавание и верховую езду, и приходя домой, он целовал и обнимал их. Также она попыталась объяснить убийство своего мужа, сказав, что это был племенной акт и он был убит прямо перед ней.

Кроме того, во время интервью телеканал упомянул давнее заявление Саддама об иранцах, наступающих на земли Ирака, и амбициях Исламской Республики в отношении его страны. Это должно было послужить своего рода подтверждением, что причиной войны с Тегераном стало его посягательство на иракскую территорию, хотя раньше говорилось совсем иное.

Первая цель

Прагматизм — вот, что лежит в основе стратегии саудовского телеканала в ходе работы над передачей «Ирак Саддама Хусейна». Выбор персонажа, подобного Рагад Саддам Хусейн (что невозможно сделать без разрешения высшего политического руководства страны), не был случайным. Иракская женщина известна своей жесткой позицией по отношению к Ирану и категорическим неприятием вмешательства в иракские внутренние дела.

Такое внимание ведущего к ее мнению по поводу ситуации в Ираке на сегодняшний день, внутреннего раскола и усиления межконфессиональных противоречий по причине многолетней деятельности Тегерана и лояльных ему группировок ясно отражает главную цель саудовских СМИ.

Объединение всех сторон в борьбе с иранским вмешательством является первоочередной задачей, стоящей сегодня перед Эр-Риядом. Он сталкивается с целым рядом региональных вызовов и угроз, что заставило власти пересмотреть свою позицию по многим вопросам.

Возможная политическая роль

С улыбкой на лице женщина заметила: «Все возможно». Так Рагад Саддам ответила на вопрос, намеревается ли она участвовать в политической жизни страны в будущем. Что касается комментариев пользователей социальных сетей касательно ее попытки занять должность в Ираке, то она отметила: «Я родом из Ирака, это моя страна, и нет ничего плохого в желании играть такую роль».

Обсуждение политической деятельности дочери бывшего президента — очень хороший материал для использования как внутри страны, так и за рубежом, так как он побуждает нас вернуться к Ираку времен Саддама, который, несмотря на определенные к нему вопросы, был лучше, чем сейчас.

Рагад унаследовала от отца большой актив популярности: у него был и остается широкий круг сторонников. Несмотря на утрату влияния некоторых из них, они имеют большой вес в политическом уравнении, особенно в свете нынешнего раскола в стране. Все это может заставить дочь бывшего президента решиться на авантюру, невзирая на возможные последствия.

Если она действительно собирается выйти на политическую сцену, ее ждет множество препятствий. Во-первых, она оставалась в тени последние 17 лет. За это время многое изменилось, в том числе расклад сил, формирующий политическую карту страны. Возникает вопрос: какие козыри эта иракская женщина может использовать в будущей политической игре?

Саудовская Аравия делает ставку на Рагад?

Данное интервью не будет последним: нас ждет еще серия подобных встреч, которые будут нести в себе множество посланий. Это побуждает многих экспертов задаться вопросом относительно разработки Эр-Риядом нового политического проекта для Ирака с целью противостоянию иранскому влиянию в этой стране. Дочь Саддама Хусейна — очень мощный инструмент.

Судя по реакции на первое интервью (уже спустя несколько часов после трансляции количество просмотров превысило миллионы), серией интервью на телевидении дело не ограничится, на что и намекнула Рагад, сказав: «Все возможно».

Царящая в Ираке анархия, превращение страны в объект вмешательства множества внешних сил и желание иракского народа вернуть стабильность, отсутствующую на протяжении более 17 лет — большие соблазны, способные мотивировать дочь бывшего президента Ирака принять участие в политической деятельности.

Однако одной популярности недостаточно для возвращения на мрачную политическую сцену. Также недостаточно использовать нынешнее состояние раскола. А ностальгия народа по былой стране — не единственный путь к президентскому дворцу в Багдаде.

Как отметил сирийский политолог Абдул Кадир Наана, комментируя первое за долгое время появление Рагад Саддам Хусейн в СМИ, она не похожа на своего отца. Он обвинил ее в том, что она интеллектуально слабее и не имеет ничего общего с Саддамом Хусейном.

На своей странице в Фейсбуке эксперт написал, что эта встреча может стать предметом политических дебатов в СМИ, но не более того, добавив: «Это известный саудовский трюк, который не предполагает разработку комплексного проекта и работу над его реализацией. Сначала они мотивируют те или иные фигуры к определенным действиям, а потом отворачиваются. Любой политический проект с участием Рагад (если такой существует) обречен стать неудачным».

Однако это не значит, что такой сценарий невозможен, если сильный политический проект, учитывающий общие интересы иракцев (освобождение страны от иранских группировок и других внешних сил), все же будет разработан сторонниками Саддама. В то же время данный вопрос требует детальной проработки и полной координации с внутренними и внешними силами, чего на момент написания этих строк не наблюдается.

Интервью вызвало напряженность на национальном уровне, а заявления Рагад об Иране и его пагубной роли в судьбе ее страны могут вызвать кризис между тремя странами: Ираком, Саудовской Аравией и Иорданией. Так, глава комитета мучеников, жертв и политических заключенных Абдул Илах ан-Наили в официальном письме попросил Министерство иностранных дел вызвать послов Иордании и Саудовской Аравии, чтобы передать им ноту протеста в связи с интервью.

Комитет назвал заявления Рагад оскорблением в адрес иракского народа и жертв партии «Баас». По словам, ан-Наили, причиной вызова посла Саудовской Аравии является то, что телеканал, на котором появилась дочь покойного иракского президента, подчиняется политической повестке властей. Кроме того, Рагад и ее семья уже много лет проживают в Саудовской Аравии.

Еще слишком рано оценивать послания, содержащиеся в данном интервью, и давать объяснение возвращению дочери Саддама Хусейна в центр внимания. В то же время нельзя не заметить, что интервью появилось как раз в период запуска саудовской дипломатической кампании против Ирана и его регионального влияния.

Таким образом, пока возвращение Рагад вызывает очень много вопросов и потребуется много времени, чтобы на них адекватно ответить, но уже ясно одно — это не просто интервью, и выбор героя не случаен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.