Проблема «северных территорий» — это не переговоры о демаркации границ

«Мы хотим развивать отношения с Японией и будем развивать, но ничего не будем делать из того, что противоречит основному закону Российской Федерации». Это заявление 14 декабря 2020 года сделал президент России Владимир Путин российским СМИ. 

Под основным законом России подразумевается содержание, добавленное в Конституцию, поправки в которую внесли в июле прошлого года, — запрет на отчуждение территорий. 

В соответствии с этой статьей, в качестве исключения допускаются переговоры о демаркации границ, однако выходит, что президент Путин четко выразил свою позицию — проблема «северных территорий» не является переговорами о демаркации границ. 

Это действительно так, поскольку официальная позиция российских властей заключается в том, что Южные Курилы отошли СССР по результатам Второй мировой войны. 

Прошло уже пять месяцев с момента инаугурации администрации Ёсихидэ Суги в сентябре прошлого года, и я предполагал, что при ней дипломатия нашей страны в отношении России изменится. 

Как и ожидалось, японская дипломатия в отношении России стала пассивнее в сравнении с временами администрации Абэ. Замечания президента Путина, приведенные в начале, могут быть результатом того, что он посмотрел на шаги японских властей после смены правительства и пришел к выводу, что бессмысленно, как и раньше, делать некие намеки по поводу «северных территорий».

«Остывший» подход России

Затем российский лидер предложил уточнить подробности у министра иностранных дел Сергея Лаврова, однако еще 1 февраля заместитель председателя совета безопасности РФ Дмитрий Медведев сделал аналогичное заявление: «Я знаю, что премьер Суга хочет возобновить переговоры по мирному договору, но по Конституции мы вообще не имеем права вести переговоры по передаче суверенитета на российские территории». Можно сказать, что тем самым он выразил свое негативное отношение к продолжению переговоров по мирному соглашению. 
Теперь понятно, что заявление Медведева носит смысл, аналогичный словам президента Путина. Возможно, Москва наблюдала за реакцией Токио после ремарки заместителя председателя совета безопасности. 

Также Медведев добавил: «Они [японские власти] все понимают, они неглупые, глубокие люди, но у них есть внутренние установки, которые, как они считают, основаны на внутринациональном консенсусе, которые не позволяют им от этого отступить. Поэтому они эту мантру [о принадлежности Курильских островов] произносят. А понимание того, что на основе таких установок невозможно достичь соглашения, я думаю, что у них есть». Это ли не холодный подход? И такого мнения придерживается вся российская политическая элита. 

При Суге дипломатия Японии в отношении России вернулась в традиционное русло

Теперь рассмотрим заявления японской стороны по поводу «мантры», озвученной Медведевым. 

В ходе выступления в парламенте премьер Суга отметил, что он хочет положить конец территориальной проблеме, не оставляя ее будущим поколениям, и что он продолжает переговоры, начатые в 2018 году в Сингапуре. 

Министр иностранных дел Японии Тосимицу Мотэги также коснулся темы сингапурской встречи в верхах. Во время нее стороны достигли соглашения ускорить переговоры по мирному договору на основе Советско-японской декларации 1956 года. 

В соответствии с этой декларацией, после заключения мирного соглашения Японии должны быть переданы острова Хабомаи и Шикотан. Складывалось впечатление, что при администрации Абэ дипломатия строилась вокруг возврата двух островов на основе сингапурского соглашения. 

В вышеприведенных двух заявлениях оно формулировалось как «сингапурское взаимодействие». 

Кроме того, Суга говорит о преемственности курса, но также выражает желание вести переговоры с учетом всех двухсторонних соглашений, а «сингапурское взаимодействие» позиционируется как одна из частей предыдущих договоренностей. 

В некотором смысле это является признанием неудачи стратегии Абэ в отношении России (президента Путина) и означает возврат к традиционной японской дипломатии. 

Можно сказать, что Япония также стала смотреть на вещи более трезво. 

Под покровительством бывшего премьера Абэ

И это совершенно естественно. Дело в том, что тон японской дипломатии задавал именно Абэ. Поскольку он покинул свой пост, политика в отношении России не может не вернуться в привычное русло. 

Абэ мечтал оставить наследие в виде мирного договора с Россией. Поэтому проводил дружественную в отношении России дипломатию. Тем не менее дело не дошло не только до подписания мирного договора, а даже до обсуждения перспектив этого вопроса. 

То есть российско-японские дипломатические отношения вообще никак не развивались. Итак, отсутствие дипломатических результатов говорит о провале политики Абэ? Это не так. Он проводил активную дипломатию на высшем уровне, которую редко можно было встретить в последние годы, и подчеркнул свой особый авторитет среди глав различных стран. В частности, можно сказать, что симпатия, проявленная к президенту Путину, получила соответствующий отклик со стороны главы России. 

Российская сторона наградила дружественную дипломатию Абэ всего лишь лояльным отношением к переговорам по мирному договору. Тем не менее Москва открыто не отказывалась от территориальных переговоров, как это сделал Путин в своем последнем заявлении, и позитивно относилась к общению с Токио. Она даже делала вид, что переговоры продвигаются. Безусловно, это было удобно для администрации Абэ. 

Другими словами, ситуация была такая: стороны понимали, что есть непреодолимые разногласия по проблеме «северных территорий», но от формальных переговоров не отказывались. 

Формальный министр экономического сотрудничества с Россией

Несмотря на это, бывший премьер Абэ продолжал прилагать усилия к достижению реальных результатов. Необходимо признать его старания, включая труды министерства иностранных дел, которое работало в соответствии с пожеланиями премьера. 

Но двигались ли они в правильном направлении? В сентябре 2016 года Абэ назначил министра экономики Хиросигэ Сэко (Hiroshige Seko) ответственным за экономическое сотрудничество с Россией. То есть, проводя дипломатию в отношении России, Абэ стал меньше внимания уделять вопросам безопасности и сосредоточился на торгово-экономических аспектах. 

Если говорить о товарообороте с Россией, то экспорт составляет около 700 миллиардов иен, а импорт 1,5 триллиона иен. Это — всего лишь одна десятая от объемов торговли с Китаем, экспорт которого равняется 15 триллионам иен, а импорт — 18 триллионам.

Кстати, при администрации Суга номинальная должность министра экономического сотрудничества с Россией сохранилась — ее занимает Хироси Кадзияма (Hiroshi Kajiyama). 

По-моему, чтобы перезагрузить дипломатию в отношении России, этот пост необходимо аннулировать. Вообще крайне странно, что есть должность со словом «Россия» в названии. 

В результате всех этих шагов японские власти стали проявлять чрезмерную заботу о России, например, из «Синей книги по дипломатии» за 2019 год была удалена фраза о том, что четыре «северных острова» являются исконно японской территорией. Этот факт решили даже не упоминать во время парламентских слушаний, чтобы не навредить переговорам. 

Был период, когда министр иностранных дел Таро Коно не отвечал на вопросы о переговорах по мирному договору. Несложно представить, что соответствующее распоряжение было отдано премьер-министром. 

Отношение россиян к Японии

Как же относится Россия к подобной политике Японии? На самом деле, многие россияне вообще ничего не знают о проблеме «северных территорий». По данным социологического опроса, проведенного «Левада-центром» (включен Минюстом России в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, прим. ред.) в ноябре 2018 года, только 19% ответили, что они следят за этим вопросом. 49% заявили, что они слышали об этой проблеме, но подробностей не знают. Число россиян, которые впервые узнали о ней, оказалось без малого 31%. 

Другими словами, 80% граждан России не проявляют никакого интереса к проблеме «северных территорий». Тем не менее реальность такова, что симпатия к Японии уступает симпатии к Китаю.

По информации «Левада-центра», в ноябре 2018 года 61% ответили, что у них хорошее впечатление о Японии. При этом в сентябре того же года число россиян, позитивно относящихся к Китаю, составило 75%. То есть россияне расположены к Китаю больше, чем к Японии безотносительно территориальной проблемы. 

Итак, какую же следует проводить дипломатию в отношении России? Стоит отметить, что смена Абэ на Сугу имеет как позитивные, так и негативные аспекты. 

Положительная сторона заключается в том, что излишне дружелюбная политика Абэ не принесла ощутимых результатов, также она была нежелательна с точки зрения международных ценностей. Отношения с Россией должны быть прежде всего реалистичными. 

В свою очередь, негативная сторона состоит в том, что российско-японские отношения, по всей видимости, продолжат остывать с учетом избрания президентом США Байдена, который настроен против России. 

Тем не менее не стоит излишне опасаться ухудшения отношений между Россией и Японией. Дело в том, что в отличие от Китая и Южной Кореи Россия не пытается набрать очки на внутренней арене за счет проведения жесткой политики в отношении Японии. 

Хотя в России имидж Японии немного хуже, чем имидж Китая, он намного лучше отношения к западным странам. Можно даже с уверенностью сказать, что у российских властей нет ни одной причины специально ухудшать отношения с Японией. 

Необходимо предметное сотрудничество

Премьер Абэ считал, что только президент Путин способен урегулировать территориальную проблему, однако для главы России, который сохраняет власть за счет подогрева патриотических чувств, нереально пойти на уступки по проблеме островов. 

Поскольку Медведев прекрасно понимает позицию Токио, у Японии не остается другого выхода, кроме как продолжить стоять на своем, пусть даже это и выглядит как мантра. 

Если мирный договор будет единственной темой обсуждения России и Японии, то наши страны будут соприкасаться исключительно в сфере безопасности. Тем не менее у России и Японии есть и другие возможности для сотрудничества. Например, в результате аварии на АЭС «Фукусима» активизировалось взаимодействие российских и японских специалистов по проблемам деактивации реактора и ликвидации радиоактивного загрязнения.

Кроме того, сейчас наши страны сотрудничают в области совместной разработки экспресс-тестов для нового коронавируса. Нам необходимо развивать предметное сотрудничество с Россией, не отклоняясь от принципиальной позиции по территориальной проблеме. 

Комментарии японских читателей

Ber

СССР незаконно оккупировал «северные территории». Ошибочно полагать, что земли, отобранные силой, можно вернуть за счет переговоров. Россия проводит военные учения на Южных Курилах и размещает там новейшие танки, поэтому, если представится шанс, она может вторгнуться на Хоккайдо. Надо приостановить все экономическое сотрудничество с ней и наладить отношения с Западом. 

Tre

Россия и не собиралась возвращать острова. Она делает одно и то же — приманивает Японию, чтобы добиться компромисса и помощи. И это будет повторяться. Почему все настолько оптимистичны и думают, что острова будут возвращены? Виноваты не СМИ и Россия, а японские власти. 

Det

Ничего не изменится, кто бы ни стал премьером Японии. Во время переговоров Япония даже не может пригрозить, что вернет острова силой. Более того, все обрушились с критикой на оппозиционного депутата, который озвучил эту идею в баре. Конечно, враги будут пользоваться такой трусостью. Власти говорят, что хотят вернуть территории, но проблема в том, что сам народ к этому не готов. 

Gen

Было давно понятно, что Россия не собирается возвращать острова, поэтому удивляться нечему. Россия намекала на возврат и получала от Японии помощь и технологии. Теперь Япония очнулась и просто вернулась к прежней жесткой позиции. Надо заморозить все экономическое, технологическое и культурное взаимодействие с Россией до тех пор, пока она не вернет территории. Если какая-то компания захочет развивать совместную деятельность с Россией, необходимо тут же обнародовать информацию об этом. 

Whi

К сожалению, об островах можно забыть. Россия не вернет захваченные территории. Проблему можно решить только войной. История подтверждает это. Многие возразят, что сейчас другие времена, но времена меняются, а суть людей и стран остается. Суга ни на что не способен, но это назначение было необходимо, чтобы проснуться от кошмара. Намеки России больше не должны подрывать национальные интересы.

Nek 

Администрация Суги не виновата в том, что переговоры зашли в тупик. Путин, чей рейтинг падает из-за экономического кризиса и усиления авторитаризма, может положиться только на национализм, поэтому он не пойдет на компромисс. Ключ к решению — крушение администрации Путина и демократизация России. Надо набраться терпения. 

Ymn

Как и в случае похищения японцев КНДР, Россия уверена, что время решит проблему, — ждет пока не скончаются все бывшие жители островов. Чем больше пройдет времени, тем сложнее будет Японии вернуть территории. Я с Хоккайдо, и эта проблема не была мне чужда, однако, пока все японцы не проявят к ней интерес, японская дипломатия не сдвинется с мертвой точки. 

Ncf

Раньше Путин предлагал решить территориальную проблему методом «хикивакэ» (термин из дзюдо, означает ничью, прим. ред.), но, похоже, что он не был искренен. Бывший премьер Абэ пытался урегулировать этот вопрос возвратом двух островов, площадь которых меньше 10% от территории Японии, но из этого ничего не вышло. Менять четыре острова на два — это провальная дипломатия, но я считаю, что при Путине и Лаврове подвижек не будет. 

Nanashi

Очень жаль, но нет смысла тратить ресурсы на проблему «северных территорий». Надо принять факт поражения 75 лет назад. Сейчас более эффективно продумать создание государства, которое не будет проигрывать. 

Kha

На островах уже живут русские, поэтому вернуть их не получится. Япония слишком слаба в переговорах. Необходимо требовать компенсацию за интернирование и эксплуатацию в Сибири японских солдат. Или же вместо нее договариваться о возврате Хабомаи и Шикотана, где маленькое население. Я думаю, других вариантов нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.