Центральное разведывательное управление США (ЦРУ) предстает в новом облике в эпоху многообразия, шпионов-любителей и разбирающихся в брендах новобранцев.

За несколько дней до того, как мятежники взяли штурмом Капитолий, Центральное разведывательное управление, называющее себя «первым рубежом обороны страны», представило свой новый бренд. Вебсайт государственного образца представили в новом виде, установив «темный режим».

А патриотическая эмблема (орел, компас, свиток) обрела удивительно современный дизайн.

Такой авангардный новый образ представляет собой отказ не только от визуальной традиции американских спецслужб. Это отход от традиционных эмблем и символов большинства конкурирующих разведслужб, как союзнических, так и вражеских.

По традиции социальных сетей в новую эпоху, такой ребрендинг вызвал множество остроумных замечаний:

Graphicritic

@graphicritic

Кто-то называет это музыкальным фестивалем. Я бы назвал это логотипом радиостанции или шпионского ведомства из 50-х годов. Что это, стилизованный отпечаток пальца или модная стрижка? Если приложить ее к уху, сразу услышишь резкий голос информатора в шинели, звонящего из телефонной будки. А многообразием здесь и не пахнет.

snacks pearl

@maxpearl

Новый логотип ЦРУ — это буквально плакат с музыкального фестиваля «Мутек».

Были и критики технического исполнения:

CentralScrutinizer

@CipherKnot

В новом логотипе ЦРУ есть безобразные технические недочеты. Про концепцию ничего не скажу (просто фу!), но должен отметить многочисленные технические ляпы, которые может просмотреть только любитель. Печально. Полагаю, свою роль здесь сыграла протекция?

На протяжении 36 головокружительных часов «пранкер из сферы искусства» Райдер Риппс выдавал себя за автора этой работы. Но потом ЦРУ умерило его веселье, опубликовав резкое опровержение. Что любопытно, параллельно опровержение опубликовала швейцарская шрифтолитейная фирма Grilli Type, изготовившая две отобранные ЦРУ гарнитуры: Sectra и America.

Grilli Type Foundry

@grillitype

Что касается использования наших гарнитур ЦРУ. Лицензия была приобретена напрямую их агентством через наш онлайновый магазин. Мы заранее не знали, как это будет использоваться, и ни в коей мере не принимали участия в переработке.

В своей ставшей шпионской классикой книге «Шпион, выйди вон!» Джон ле Карре писал:

«Хейдон считал само собой разумеющимся, что спецслужбы — это единственная настоящая мера политического здоровья нации, единственное подлинное выражение ее подсознания».

Что же в таком случае прикажете думать о ребрендинге таких ведомств, как ЦРУ? Или о различных силах, занимающихся его рекламой? Зачем нужна гражданская бдительность, сигналы населения? К чему это горделивое самолюбование после многолетней таинственности? Наверное, дело в невозможности тотальной анонимности, даже если речь идет о шпионах, а еще и в гонке за получение лучших и самых талантливых.

Несмотря на все эти насмешки из мира дизайна, мотивы ЦРУ предельно ясны: создать новый смелый бренд для нового смелого поколения разбирающихся в брендах новобранцев. Как сказала бывший директор ЦРУ Джина Хаспел, «мы прошли большой путь с тех пор, как я подала заявление, просто отправив письмо по адресу: округ Колумбия, Вашингтон, ЦРУ…. Я горжусь нашим новым вебсайтом и надеюсь, что он вызовет интерес у талантливых американцев, даст им ощущение динамичной работы, которая ждет их здесь».

Набор в спецслужбы внутри страны преследует две основные цели: привлечь лучших из лучших и в то же время обезопасить молодых от возможного «внимания» со стороны иностранных разведок. На протяжении десятилетий эти задачи решались на основе строгого соблюдения принципа социального конформизма и в обстановке полной секретности. Шпионаж в целом был уделом белых и отличался патриархальностью. Разведывательные ведомства без колебаний отбраковывали целые слои населения и прятались у всех на виду.

Британское правительство официально признало существование своей службы внутренней безопасности МИ5 только в 1989 году — спустя 80 лет после ее создания. А существование службы внешней разведки МИ6 было официально признано в 1994 году, когда королева должна была открыть ее невероятно эпатажную лондонскую штаб-квартиру.

Для целых поколений шпионов такой социальный конформизм и «стратегическая неопределенность» были аксиомой, предположительно приносившей пользу. Но в условиях быстро меняющейся географии агентурной разведки и технической сложности радиоэлектронной и радиотехнической разведки потребность в специалистах, обладающих конкретными языковыми, компьютерными и аналитическими навыками и умениями, перевешивает существовавшее на протяжении поколений почтительное отношение к анкетным данным и к традициям старой школы.

Более того, в условиях беспощадного соперничества за современные таланты громоздкие, ограниченные бюджетом и непрозрачные государственные ведомства внезапно сошлись лицом к лицу с крупнейшими технологическими гигантами, которые проворны, сообразительны, богаты и обладают знаменитыми брендами.

В результате спецслужбы вынуждены перенимать идеи многообразия и протягивать оливковую ветвь мира тем группам, которых прежде они всячески сторонились — и даже брали на прицел.

Как сообщает управление директора национальной разведки, в 2019 финансовом году женщины в кадровой американской разведке составляли всего 39%, а представители меньшинств — 27% (в федеральных и гражданских ведомствах их доля составляет 37%). Поэтому неслучайно, что на новом вебсайте ЦРУ в центре внимания оказались женские и цветные лица.

Неслучайно и то, что британские спецслужбы хвастаются, как они принимают на работу людей с ограниченными возможностями, борются за права женщин, за равенство в оплате труда, за расовое многообразие. Британские шпионы официально поддерживают движение «Жизни чернокожих имеют значение» (BLM).

В 2017 году Джастин Трюдо извинился перед канадским ЛГБТ-сообществом за многолетнее преследование федеральных служащих и военных, в том числе за их проверки на «фруктовой машине». Это такое хитроумное устройство, которое якобы измеряет гомосексуальное возбуждение. Точно так же МИ5 в 2020 году «с сожалением и стыдом» призналось, что до 1991 года не пускала в свои ряды людей нетрадиционной сексуальной ориентации, и на протяжении десятилетий вела за ними слежку и подвергала гонениям.

Не все поверят в это внезапное и полное изменение убеждений. Журналистка Элли Белл (Elly Belle) так написала об обновлении образа ЦРУ «в соответствии с новыми веяниями современной молодежи»:

«По правде говоря, этот ребрендинг нацелен не только на рекламу „динамичной работы" в управлении. Используя трендовую эстетику, ЦРУ может замаскировать то, чем оно на самом деле занимается и для чего существует. Ведь его цель — это не просто быть „первым рубежом обороны страны", но и творить насилие над американцами и населением других стран, в основном над чернокожими и цветными людьми».

Катализатором такого ребрендинга шпионского ведомства мог также стать «промышленный масштаб» кибершпионажа, направленного против людей, не подозревающих о своей разведывательной ценности. Наш мир все больше полагается на сложные технические системы и распределенные сети, в связи с чем возрастает ценность тех, кто имеет доступ к секретным данным и интеллектуальной собственности. К их числу относится огромная армия гражданских ученых, преподавателей, инженерно-технического персонала и бизнесменов.

Как следствие спецслужбам приходится отражать пробные подходы иностранных разведок с тем же упорством и творческой фантазией, с которой они занимаются подбором талантливых кандидатов внутри страны. Это такая раздвоенность типа «браконьер-лесник», олицетворением которой стал приятный в своей откровенности лозунг австралийских спецслужбъ: «Вскрывай их связь, защищай нашу».

Например, в ноябре прошлого года члены разведывательного альянса «Пять глаз» (Австралия, Канада, Новая Зеландия, Британия и США) запустили гламурную кампанию под названием «Думай, прежде чем подключаться». Ее цель — предупредить всех имеющих доступ к секретной информации лиц о действиях «злонамеренных сил, которые устанавливают контакты с людьми при помощи онлайновых платформ, приложений, вебсайтов и электронной почты».

Особое место в установлении таких контактов занимает LinkedIn.

В 2017 году немецкая контрразведка (BfV) сообщила, что с января по сентябрь китайские власти более 10 000 раз пытались установить контакты с людьми через эту сеть поиска, представляясь специалистами по подбору персонала, консультантами, учеными и научными деятелями.

По данным самой LinkedIn, с января по июнь 2019 года эта компания предприняла действия против 21,6 миллиона поддельных аккаунтов (получается, что скорость их создания — 5 000 штук в час). 19,5 миллиона получили отказ при регистрации.

Умопомрачительные масштабы создания этих потемкинских профилей указывают на те опасности, с которыми сталкиваются сегодня специалисты из самых разных областей. Бывший спецагент ФБР Клинт Уоттс (Clint Watts), работающий старшим научным сотрудником в Центре кибернетической и внутренней безопасности (Center for Cyber and Homeland Security), рассказал CNBC:

«Для иностранных разведывательных служб LinkedIn — это золотая жила, потому что там можно приобрести друзей, подписчиков, семью, а также получить информацию о положении людей в компаниях…. В Кремниевой долине секретов больше, чем в Вашингтоне».

Безусловно, LinkedIn не единственная компания в зоне риска. «Группа анализа угроз» из компании «Гугл» недавно рассказала подробности о кампании, авторство которой приписывают «пользующейся поддержкой государства организации из Северной Кореи». Эта организация использовала Twitter, LinkedIn, Telegram, Discord, Keybase, YouTube, блоги и электронную почту для обработки специалистов по безопасности и установки вредоносных программ.

Угроза кибершпионажа присутствует постоянно. Она понятна и все время видоизменяется. В прошлом году западные разведслужбы предупреждали, что русские хакеры обрабатывают гражданских ученых, которые создают вакцины от сovid-19. А официальные лица заявляли, что Китай и Россия могут попытаться расстроить работу американской сети поставок вакцины. Всего несколько дней назад «Таймс» сообщила, что службы безопасности ведут расследование в отношении почти 200 британских ученых, которые «непреднамеренно передавали Китаю данные передовых исследований в области современной военной авиационной техники, информацию о конструкции ракет и кибероружии». Максимальное наказание за такое преступление — 10 лет лишения свободы.

Поэтому нет ничего удивительного, что кое-кто переосмысливает устаревшие шаблоны шпионского ремесла с его секретностью и туманностью, отдавая предпочтение более смелым, ориентированным на бренды методам.

Стирание границ между государственным и общественным, между правительственным и корпоративным, между тайным и явным происходит главным образом по причине всепроникающего присутствия технологий. Это настоящий ящик Пандоры, в котором для разведки есть невероятные возможности и риски.

В январе 2017 года сервис для отслеживания активности спортсменов с помощью мобильных устройств Strava опубликовал очень подробную тепловую карту мира, на которой показаны маршруты пробежек спортсменов.

Поскольку солдаты и шпионы больше всего на свете любят бегать по периметру, ищейки из интернета очень быстро оконфузили их. Тепловая карта сервиса Strava непреднамеренно показала места расположения секретных военных и разведывательных объектов, в том числе: передовые военные базы США в афганском Гильменде, посольский комплекс в северокорейском Пхеньяне и, предположительно, американскую «секретную базу» в Джибути.

Что еще хуже, базу данных Strava можно проанализировать с целью выявления личностей и ежедневных маршрутов военных и разведчиков.

Paul D

@Paulmd199

Это проникает все глубже и глубже. Можно элементарно изучить сегменты и получить список людей, которые бегают по маршруту, элементарно получить список пользователей.

Бег — не единственная опасность. В 2018 году выяснилось, что один причастный к кибератакам против Запада русский шпион выложил на сайте знакомств mylove.ru свою фотографию, сделанную в нескольких метрах от здания Главного разведывательного управления (ГРУ). А в 2019 году появились сообщения о том, что русские могли использовать выборы на Украине в качестве испытательного полигона для проверки приложения Tinder на предмет сбора компромата.

Естественно, приложения для фитнеса и знакомств — это лишь капля в море открытых (или поддающихся взлому) онлайновых источников, среди которых цифровые карты, спутниковые снимки, данные слежения за полетами самолетов и маршрутами судов, управление воздушным движением, камеры на пешеходных переходах, веб-архивы, даркнет, интернет вещей, псевдонимы, имена пользователей, архивы изображений, приложения для планирования, архитектурные чертежи, маршруты поездок и даже авиационный тренажер «Майкрософт». Это не говоря уже о настоящем цунами из интимных (и компрометирующих) постов, фотографий и видео, которые пользователи добровольно выкладывают в соцсетях ежеминутно. Каждый из этих кусочков информации наполнен метаданными о времени и месте съемки.

Приложения традиционно предполагают анонимность. Но повсеместное распространение доступных данных идет параллельно разработке современных аналитических средств, включая распознавание изображений, распознавание лиц, обратный поиск изображений, геолокацию, хронолокацию, анализ метаданных, виртуальную реальность и цифровое моделирование. Такие инструменты в сочетании с методами краудсорсинга становятся во много раз мощнее, напоминая многопользовательские онлайновые игры.

Демократизация (и квази-геймификация) агентурной разведки дала новые, невиданные ранее возможности диванному шпионажу. Сегодня аналитики-любители обладают такими возможностями для слежки и наблюдения, какие раньше были доступны только богатым государствам.

Результаты могут быть удивительными.

Объединив общедоступные данные и неисчислимое количество аналитических человеко-часов, «частный международный коллектив исследователей и гражданских журналистов» Bellingcat отыскивает тревожную информацию о деятельности государств и негосударственных сил, в том числе: о сбитом самолете MH17; об отравлении в Солсбери Сергея и Юлии Скрипалей; о загрязнении иракской реки Шатт-эль-Араб и об отравлении Алексея Навального веществом нервно-паралитического действия. (Так в тексте, на самом деле доказательная база Bellingcat неубедительна; привлекает внимание и тот факт, что все перечисленные здесь «расследования» направлены не против злоупотреблений самих США и Ес, а против геополитических противников Запада — прим. ред.)

Исследовательское агентство Forensic Architecture, работающее при Голдсмитском колледже Лондонского университета, использовало аналогичные методы при расследовании предполагаемой жестокости полицейских во время протестов движения «Жизни чернокожих имеют значение», химических атак в Думе, пожара в высотном здании Гренфелл-Тауэр, взрыва в бейрутском порту и многих других случаев.

А в интернете сегодня полно добровольцев, которые тщательно изучают фотографии прессы, телевизионные кадры и информацию из социальных сетей в попытке выявить участников беспорядков на Капитолийском холме и донести на них правоохранительным органам. Получается, что бдительные «аналитики» шпионят за бдительными «патриотами».

Но тем, кто аплодирует вроде бы благонамеренной «кибербдительности», следует помнить, что толпа никогда не бывает нейтральной, источники редко бывают идеальными, а мотивы нечасто бывают чистыми. Иными словами, хорошие хакеры допускают ошибки, а плохие хакеры имеют доступ к тем же самым данным из открытых источников.

Влияние такой кибербдительности на отбор людей в государственные спецслужбы трудно предугадать. Будут ли «гражданские журналисты» ревностно защищать свою свободу и возможность расследовать все, что они пожелают? Или кто-то из них начнет незаметно обслуживать государственные спецслужбы? Конечно, это предполагает, что такие группы цифровой бдительности на самом деле независимы, и что в их ряды не проникли (пока) государственные силы, как дружественные, так и враждебные.

Несмотря на все насмешки над новым обликом ЦРУ, это вряд ли последний ребрендинг спецслужб в новом тысячелетии.

В эпоху технических новинок, конкурентного набора и любительского шпионажа направить письмо с неполным адресом в ЦРУ или надеяться, что «охотник за талантами» в твидовом пиджаке с оксфордско-кембриджским образованием тебя заметит, столь же старомодно, как занятия «милого дядюшки», разгадывающего кроссворды, решающего онлайновые головоломки, задачки по криптографии и пасущегося на микросайтах для детей.

Надо сказать, что ЦРУ далеко не первое ведомство, отказавшееся от величавой спеси и единообразных символов, и решившее, что лучше взять на вооружение коммерческий бренд.

У вебсайта австралийского управления связи такой же динамичный, акцентированный красным цветом монохромный внешний вид.

А полиция государственной безопасности Финляндии решила сделать свой сайт с национальным и технологическим колоритом.

В 2015 году имеющий богатые традиции слежки Центр правительственной связи Великобритании вышел на улицы с хипстерским объявлением о наборе, напечатав его краской прямо на тротуарах британской столицы. Это довольно сомнительная практика партизанской рекламы в стиле граффити, которую государство обычно не одобряет.

Многие агентства просто разрываются между признанием того, что стереотипы действий в манере Джеймса Бонда и его приключения являются полезным методом вербовки, и осознанием реальности, которая состоит в том, что они рисуют нереалистичную картину шпионажа. У Израиля гораздо меньше сомнений. Когда Моссад в 2014 году открыл свой первый вебсайт по отбору, он показал рекламное видео, где много действий и женщин в роли руководителей. (Там были сцены, очень сильно напоминающие вышедший в 2020 году шпионский телесериал «Тегеран».)

Такая мелодрама легко может стать господствующей тенденцией. Вне зависимости от заурядной шпионской действительности, какой архетип шпиона привлечет больше рекрутов из шумной гражданской журналистики и из IT-гигантов: усердный Джордж Смайли из книги ле Карре или хаотичная Кэрри Мэтисон из сериала «Родина на шоу»?

А вы внимательно следите за тем, какой LinkedIn приглашает вас к сотрудничеству.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.