За несколько дней до переговоров Нормандской четверки в Париже в декабре 2019 года украинский президент Владимир Зеленский прославился словами о том, что хочет сесть за стол переговоров с президентом Владимиром Путиным еще и для того, чтобы заглянуть в его глаза. Чтобы украинская делегация вообще смогла встретиться с Путиным, Киев вынужден был пойти на несколько уступок.

Впоследствии правая рука Зеленского Андрей Богдан, теперь уже бывший руководитель его администрации, вспоминал момент, когда в Париже Зеленский и Путин действительно взглянули друг другу в глаза. По словам Богдана, он сразу понял, что им предстоит очень сложный переговорный процесс.

Российский президент, как вспоминал Андрей Богдан, общался с Зеленским уважительно, но, скорее всего, учитывал, что Зеленский, в прошлом украинский актер и комик, — любимец российских зрителей. Путина, сидевшего по ту сторону стола переговоров, Богдан описал такими словами: жесткий, самоуверенный, тяжелый переговорщик.

Результаты переговоров тогда никого особо не удивили: по ключевым вопросам Путин и Зеленский не нашли общего языка.

Опыт переговоров с российской стороной несколько дней назад получил и глава дипломатии Европейского Союза Жозеп Боррель, который отправился в Москву вскоре после того, как московский суд приговорил Алексея Навального, отравленного «Новичком» критика Кремля, почти к трем годам заключения.

В Москве из уст министра иностранных дел Сергея Лаврова Боррель услышал, что ЕС — ненадежный партнер, и что Брюссель прибегает к средствам, «изобретенным в США». После возвращения из Москвы Боррель пожаловался на агрессивную пресс-конференцию, а впоследствии рассказал нескольким европейским депутатам, какое глубокое разочарование и недоверие царят в отношениях между Россией и Европейским Союзом.

Его визит в Москву европейские СМИ описали двумя словами: предсказуемая ошибка. Кто-то даже называл этот визит фиаско.

Когда-то вместе с НАТО, а теперь — под санкциями

Редактор чешской газеты «Господаржске новины» Ондржей Соукуп, который многие годы следит за событиями в России, утверждает, что иначе как фиаско визит Борреля в Москву не назовешь. По его словам, такого исхода следовало ожидать.

Он отмечает, что основы отношений между Россией и Европейским Союзом закладывались в 90-е, когда многие предполагали, что Россия будет постепенно реформироваться и приближаться к западным стандартам.

«Россия вступила в Совет Европы, принимала разные декларации и тому подобное. Казалось, что в обозримом будущем она станет нормальной демократической страной и появится общий проект, как тогда говорили, от Лиссабона до Владивостока. Прошло 30 лет, и надежду на нечто подобное утратили обе стороны», — говорит Соукуп.

Один из опытнейших словацких дипломатов, бывший министр иностранных дел и многие годы депутат Европейского парламента Эдуард Кукан вспоминает, что еще в начале тысячелетия общение с Россией складывалось иначе.

Она участвовала в международном диалоге, и новый российский президент Владимир Путин летал к американскому президенту Джорджу Бушу на ранчо в Техас. Работал Совет НАТО — Россия, и благодаря ему страны вместе боролись с терроризмом и контрабандой. По словам Кукана, Западу не всегда удавалось договориться с Россией по серьезным вопросам, но к диалогу с ним она всегда стремилась.

Сегодня, как считает бывший словацкий министр, с Россией складываются совершенно другие отношения.

«У нас действует санкционный режим, который продлевается каждые полгода, и всегда необходимо согласие всех членов Европейского Союза. Ничто не предвещает, чтобы этот режим изменился. Пока Россия не демонстрирует готовности к тому, к чему ее призывает ЕС и его страны-члены, и тем не менее мы были бы рады нормализации отношений и сотрудничеству с Россией при решении многих международных вопросов», — подчеркивает Кукан.

Дискуссии конец

По словам Соукупа, единственное, что осталось у европейцев в отношениях с Россией, это убежденность в том, что русским, вероятно, нужно больше времени, ведь отношения по-прежнему опираются на совместные декларации. Правда, последние годы доказывали, что в Москве считают иначе.

Например, аннексия Крыма послужила своеобразной кульминацией.

«Достаточно вспомнить речь Владимира Путина на конференции в Мюнхене (2007 год, прим. авт.), когда русские по сути заявили, что не намерены сотрудничать с Западом, если он не будет учитывать их интересы. Теперь ясно, что это касается и внутренней политики и выливается в демонстративные шаги. Так, на совместной пресс-конференции в Москве прозвучало, что Запад ненадежный партнер и лицемер. А на вечере в собственную честь глава дипломатии узнал, что Россия выдворяет трех дипломатов. Это уже даже не скандал», — полагает Соукуп.

По его мнению, тем самым Москва дает понять, что ее не интересуют любые мнения насчет происходящего внутри России, и учитывать их никто не собирается.

В определенной мере это подтвердила история с повторным осуждением Навального. Российская юстиция вернулась к старому делу, которое несколько лет назад уже рассмотрел Европейский суд по правам человека и признал, что права Навального были нарушены.

По словам Соукупа, многое изменилось с тех пор, как разгорелся скандал вокруг панк-группы Pussy Riot в 2012 году. Тогда Кремль еще пытался объяснить, что православие для него — важный элемент, формирующий российскую идентичность, поэтому он не мог разрешить панкам бегать по церкви. «Тогда еще Москва приводила такой аргумент, надеясь на понимание. Больше этого нет, и сигналы свидетельствуют скорее о том, что Кремль не собирается ни с кем разговаривать», — утверждает журналист.

О бизнесе — да, а о правах человека — нет

Чешский журналист отмечает, что эти новые европейско-российские отношения видят и российские прокремлевские аналитики. Так, Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», в одной из своих статей утверждает, что политические отношения на высоком уровне между Россией и Евросоюзом стоит прервать или как минимум на какое-то время свести к минимуму.

«До тех пор пока обе стороны не осознают, какие области сотрудничества важны и выгодны для обеих сторон. Лукьянов пишет, что их меньше, чем можно себе представить. Кроме того, необходимо найти новую парадигму, потому что происходящее сейчас сулит только новые и новые разочарования, санкции и прочее», — объясняет Соукуп.

Иными словами, Россия старается выйти за западные ценностные рамки.

По словам Соукупа, Москва ожидает, что «бизнес пойдет как всегда», а о правах человека мы будем помалкивать. Это равняет их с Китаем и Саудовской Аравией, с которыми мы торгуем, не вдаваясь в подробности того, что Китай творит с уйгурами или что Саудовская Аравия сделала с журналистом, тело которого так и не нашли.

«Россияне хотят такого же отношения. Вопрос только, достаточно ли они сильны экономически для этого», — говорит журналист.

Ни кнута, ни пряника

Добиваться своего им помогает традиционно высококвалифицированная дипломатия.

Поэтому, по словам Соукупа, делегация, которая на прошлой неделе приехала в Москву, должна была понимать, что ее ждет. Кроме того, как напоминает журналист, делегация ехала с негативной повесткой.

«Они ничего не предложили Москве. Теоретически они могли бы поступить так. Вы, мол, нам поможете реинтегрировать Донбасс, а мы представим вам дорожную карту снятия санкций. Баш на баш. Конечно, есть вещи, которые Боррель объективно предложить не мог, не будучи на то уполномоченным. Но тогда и нечего было ездить. Это все равно что прийти к задиристому соседу ростом под два метра, который украл у вашего ребенка велосипед, и любезно попросить его вернуть. А он отвечает: „А если нет, то что?" Вы можете быть великолепным дипломатом и оратором, но если нет ни пряника, ни кнута, то результат предсказуем», — уверен Соукуп.

Поэтому, по его мнению, визит Борреля оказался безнадежным и необдуманным шагом.

«Россия в последние десять лет стала более самоуверенной, более замкнутой, и то, что мы считаем выгодным моментом в общении с Россией, по целому ряду причин, в том числе внутриполитических, ни к чему не приводит»,

«США, Китай, Индия, Иран, Япония, Франция и Великобритания», — так Александр Дулеба из Словацкой ассоциации внешней политики ответил на вопрос, кто сегодня для России — уважаемый партнер.

Но в этом списке нет Европейского Союза.

«Они не считают ЕС партнером, и последний визит убедил их в том, что эту линию можно продолжать. Таков негативный результат поездки Борреля. Россия хочет вернуть отношения на уровень европейских держав, чтобы только с крупными игроками беседовать о своих интересах. Русских не устраивает, что Европу представляет Европейский Союз или НАТО. Они будут подрывать доверие и к тому, и другому, и, к сожалению, визит Борреля добавил Лаврову аргументов», — убежден словацкий эксперт.

Нужно быть идеально готовыми. Они умеют пользоваться слабостями

По словам Кукана, в России есть образованные, владеющие языками, теоретически и практически подкованные дипломаты.

«Конечно, они исходят из своей идеологии, но российские дипломаты — профессионалы», — говорит Кукан. Однако он отмечает, что во главе российской дипломатии уже много лет стоит один и тот же человек, и если другие министры иностранных дел сменяются, то российский, Сергей Лавров, остается. А вместе с ним сохраняется и его глубокое понимание ситуации. Лавров возглавил МИД в 2004 году, а до этого на протяжении десяти лет представлял Россию в ООН. «Благодаря этому у Лаврова сильная позиция, и он очень хорошо ориентируется», — подчеркнул Кукан.

По его словам, когда речь идет о русских, есть правило: к переговорам с ними нужно идеально подготовиться.

«Приходиться считаться с тем, что с российской стороны стола будет сидеть человек, который разбирается в обсуждаемой проблематике. Это нужно понимать. Иногда, как мне кажется, у нас к этому относятся спустя рукава, что неправильно. Вы должны демонстрировать самоуверенность, просчитать их тактику, предвосхитить их аргументы, а для этого нужно готовиться и точно так же профессионально отвечать. К сожалению, российская внешняя политика развивается негативно. Они не проявляют желания искать позитивные решения», — говорит Кукан.

Тем не менее он уверен, что по возможности нужно вести переговоры.

«Ведь если загнать кого-нибудь в угол, он впадает в отчаяние, и от него не знаешь что ожидать. Но главное, чтобы сохранялась единая линия Европейского Союза. Русские умеют отлично пользоваться любыми, даже мельчайшими различиями в подходе стран-членов ЕС. Они знают, как воспользоваться слабостью или сомнениями. В этом они мастера», — отмечает Кукан.

Образованные люди. Но решают не они

Соукуп подтверждает высокую квалификацию российской дипломатии. Российские дипломаты образованны, но тут есть одна проблема. «Не они определяют внешнюю политику России. Они только исполнительное звено, которое, насколько мне известно, не имело отношения к решению, например, об аннексии Крыма. Все прошло мимо них», — говорит журналист.

Подробнее об этом рассказал Александр Дулеба. По его словам, быть дипломатом — значит обладать не только обширными знаниями, но и определенными коммуникативными способностями. Дипломат должен уметь вести переговоры и добиваться своих целей.

«Дипломаты — инструмент, и не они формируют политику. Дипломаты нужны для того, чтобы чего-то добиваться. Но для этого необходимы определенные качества. У больших государств, больших народов хорошая дипломатия. Пример — Франция, Великобритания, Соединенные Штаты, Россия. У них есть традиции, а также хорошая школа», — комментирует Дулеба.

Встреча Борреля и Лаврова, по его словам, показала, что российский министр иностранных дел обладает всеми качествами для того, чтобы отстаивать те интересы страны, которые ему диктуют авторы российской политики.

«Он уже много лет справляется со своей ролью, в том числе, как мне кажется, потому что уже много лет является министром иностранных дел. Представитель Европейского Союза погорел, потому что было понятно, у него нет дипломатических качеств для представления интересов Европейского Союза в данном конкретном случае», — уверен словацкий эксперт.

По его словам, российская дипломатия подчинена политическим решениям, которые принимает руководство России, а кроме того, как отмечает эксперт, подчинена еще и российской пропаганде. «То, что Россия конфликтует с ЕС, придумал не Лавров. Эта политика существует с 2014 года. Также российская пропаганда формирует образ России как более сильной стороны. Это часть пророссийского нарратива. Дипломаты служат, и Лавров служит», — говорит Дулеба.

Он подчеркивает, что у любого дипломата есть инструкции, ограничения, в рамках которых он может действовать. В этих рамках он может проявить свою изобретательность и дипломатические способности.

«Ограничений для российских дипломатов все больше и больше. Хороший дипломат должен проявлять способность услышать, однако когда его ограничивают инструкции, ему приходится выступать в роли шарманки и „петь одну и ту же песню". Для этого нужна физическая и психологическая выдержка. Он может вас услышать, но это еще не значит, что он отреагирует на услышанное», — поясняет Дулеба.

Легендарный Мистер Нет

Легендой российской, а точнее советской дипломатии был бывший министр Андрей Громыко, который почти 30 лет представлял внешнюю политику Советского Союза. За то, что он часто пользовался правом СССР на вето в Совете безопасности ООН, его прозвали Мистером Нет.

«Это был талантливый переговорщик, который никогда не поддакивал и мало на что соглашался. Если такое случалось, то редко. Когда его партнер по переговорам демонстрировал те же качества, он молча воздавал ему должное, и тогда его „нет" смягчалось», — рассказывает о советском министре Кукан.

Но Громыко, по его словам, умел быть очаровательным и остроумным. «Однажды он выступал на ассамблее ООН, и на трибуне ему стало плохо, поэтому его выступление прервали. Потом он вернулся, продолжил свою речь, но сначала сказал, что во всем виновато освещение в зале», — вспоминает Кукан.

А как русские вели себя, когда камеры уже были выключены и делегации переходили к неофициальной части? По словам Кукана, они были приятными и общительными.

«Я познакомился с Лавровым еще в ООН в 1990 году. Мы обсуждали какие-то экономические вопросы. Это были тяжелые переговоры. Русские не уступали, и все затянулось до ночи. Практиковалась такая хитрость: когда уже было понятно, что дело идет к договору, часы останавливали на полуночи. К соглашению мы пришли в третьем часу ночи, и русские принесли ящик виски или водки и всем подняли настроение. Маска жестких и неуступчивых людей, которой пользуются, чтобы сбить противника с толку или вынудить на максимально выгодные для себя условия, вдруг спадает, и они превращаются в нормальных и дружелюбных людей», — подытоживает Кукан.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.