Пример Алексея Навального подтверждает, что борьба с Кремлем не означает автоматический борьбу за западные ценности. Но даже та часть российской оппозиции, которая с ним не согласна, вынуждена смириться с тем, что в России больше никто так не противостоит Путину.

Всего через несколько дней после вынесения вердикта судом, который приговорил Алексея Навального более чем к двум годам тюремного заключения, вышла статья его бывшего партийного начальника Григория Явлинского. В длинном материале он раскритиковал Навального.

Он назвал его популистом и националистом и напомнил, как во время российско-грузинской войны Навальный называл грузин «грызунами».

«Демократическая Россия, уважение к человеку, свобода, жизнь без страха и без репрессий несовместимы с политикой Навального. Это принципиально разные направления», — написал Явлинский в статье, которая немедленно вызвала полемику в российской оппозиции.

Также нужно сказать, что протесты Навального поддерживают люди с самыми разными убеждениями, которые вообще с его позицией не согласны. Они исходят из того, что Навальному удалось оживить демократическое движение, и протесты важнее его фигуры как таковой.

По мнению некоторых комментаторов, критику со стороны Явлинского, который в 90-е годы был авторитетным оппозиционером, можно толковать как признание Навального главной силой в борьбе с путинским режимом.

Избавиться от насекомых

В политической партии Явлинского «Яблоко», главной российской либеральной партии 90-х, Навальный начинал, вступив в нее в 1999 году. Но в 2003 году партия уже не вошла в российский парламент.

После тех выборов Навальный начал заигрывать с национализмом и антимиграционной риторикой.

«Он понял, что традиционного либерализма недостаточно для того, чтобы достучаться до большинства россиян», — сказал в интервью «Москоу Таймс» политолог Илья Матвеев из Президентской академии государственной службы Санкт-Петербурга.

Нулевые в России были периодом экономического развития. В Москву ехали рабочие с Кавказа и из Средней Азии. Также часто происходили террористические акты, совершаемые исламистскими экстремистами.

Средняя Азия снабжает Россию необходимой рабочей силой, прежде всего для строительной отрасли. Навальный также говорил, что мигранты из Средней Азии виновны в половине всех преступлений, совершенных на территории российской столицы. Впоследствии он отказался от этого заявления.

К тому же периоду относится ролик за легализацию владения огнестрельным оружием. В нем Навальный приравнивает террористов с Северного Кавказа к насекомым, насаждает представление о мусульманах как агрессорах и выстрелом из пистолета ликвидирует «террористку» в хиджабе.

Кроме того, Навальный занимает агрессивную внешнеполитическую позицию, выступает за аннексию территории Грузии и Молдавии, а также за интеграцию Белоруссии и Украины с Россией. В 2007 году партия «Яблоко» исключила Навального из своих рядов за его национализм.

Также Навальный бывал на Русском марше, который проводят националистические и ультраправые группировки, и даже участвовал в его организации.

Переход к коррупции

После российской оккупации Украины произошел перелом.

По мере того как падали цены на нефть, вопрос миграции терял свою остроту, и Навальный обратился к другим темам. После аннексии Крыма ухудшилась ситуация в российской экономике. Запад ввел санкции, а цена на нефть упала. Россияне стали замечать, что на рубли в своих кошельках могут купить меньше, чем раньше. На первый план вышел вопрос неравенства и несправедливости в экономике.

Одновременно развалился общественный договор, который до тех пор действовал между российским режимом и населением. Речь о том, что политическую пассивность меняли на благосостояние и растущий уровень жизни. Теперь же все больше роскошная жизнь российской элиты контрастировала с жизнью населения, чьи реальные доходы все время снижались.

Таким образом, объединяющим элементом, на который делает ставку Навальный, уже не был национализм. Теперь он поднял вопрос борьбы с коррупцией.

В 2013 году, когда он баллотировался в мэры Москвы, Навальный отходит от агрессивной риторики. В то время он утверждал, что российские власти бесчеловечно обращаются с мигрантами, представил программу их интеграции и намеревался бороться с незаконной миграцией.

Но легальной миграции он не допускал. Кроме того, Навальный продолжал выступать за отмену безвизового режима для мигрантов из Средней Азии, ничего не говоря о зависимости российской экономики от их рабочей силы.

Сегодня Навальный не говорит о мигрантах так же часто, как раньше. Но в интервью «Шпигелю», опубликованном летом прошлого года, он не стал отказываться от своих первоначальных убеждений.

В программе Навального теперь сочетаются правые и левые элементы: снижение налогов и регулирования, с одной стороны, и повышение минимальной оплаты труда, с другой. Также Навальный выступает за создание профсоюзов российских врачей, чтобы они смогли добиться от российского государства достойной зарплаты.

Но об окончательном развороте влево речи не идет, и Навальный, как подтверждает упомянутое интервью «Шпигелю», берет то, что «работает», для создания широкой коалиции против Кремля.

«Единственная моя цель — в том, чтобы Россия встала на европейский путь развития. Я не вижу никакого противоречия между популяризацией профсоюзов и требованием ввести визы для мигрантов из Средней Азии», — сказал он немецким журналистам.

Навальный — национал-демократ

Сочетание ксенофобии и прозападного курса при черно-белом восприятии российской политики может выглядеть парадоксально, но Навальный в этом не оригинален.

Эксперт по российскому национализму Марлен Ларуэлл из американского университета Джорджа Вашингтона относит Навального к так называемым национал-демократам, которые сочетают «прозападные либеральные нарративы с этническим национализмом и ксенофобией». В отличии от позиции сторонников евразийства и других идейных течений, по мнению Навального, место России — однозначно на Западе.

Как пишет Ларуэлл в своей книге о русском национализме, эти идеи привлекали российский городской класс, процветавший после 2000 года, но затем на фоне оккупации Украины и аннексии Крыма эти идеи подверглись критике.

Навальный не политический философ, а практик. В его высказываниях и воззрениях есть много других противоречий. Это хорошо видно по его отношению к аннексии Крыма, за которое его очень часто критикуют.

Он осудил аннексию украинского полуострова, назвав ее вредным нарушением международного права. По мнению Ларуэлл, это соответствует этническому национализму, который отвергает имперское расширение территорий.

Но признавать Крым частью Украины Навальный не хочет. По его словам, вернуть полуостров Украине просто так невозможно, ведь это не бутерброд с колбасой.

В своей программе к президентским выборам 2018 года он утверждает, что решать судьбу Крыма должны жители полуострова на настоящем референдуме.

«Все мы будем долго страдать, жители Крыма будут страдать, инвестиции в Крым не будут идти. Я буду отвечать на этот вопрос много-много-много лет, пока занимаюсь политикой, но никаких перспектив не видно», — сказал оппозиционер в интервью «Эхо Москвы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.