Великое открытие вице-премьера Пабло Иглесиаса (о том, что члены бывшего правительства Каталонии преследуются Мадридом — прим. ред.) было подмечено в Москве. То есть в России, этом образце защиты прав меньшинств (находящихся под ответственностью его жены, министра равных возможностей Испании Ирене Монтеро). Особенно хороша Москва в защите подвергшихся насилию женщин или членов ЛГБТ+.

Весь анекдот [ситуации с вице-премьером Пабло Иглесиасом, заявившим вслед за главой МИД РФ Лавровым, что в Испании преследуются политики — сторонники независимости Каталонии — прим. ред.] состоит в следующем. Несмотря на бесстрашные усилие лидеров движения за независимость Каталонии и несмотря на всю их активность за границей, ни одна серьезная сила за границей так и не признала претензии этих лидеров на независимость Каталонии (под лидерами имеются в виду бывший глава Каталонии Карлес Пучдемон, находящийся в эмиграции, и его бывший зам Ориол Жункерас, отбывающий 11-летнее заключение — прим. ред.). Не признает заграница и требование этих политиков предоставить Каталонии право на самоопределение, которое бы гарантировало ее право на принятие собственных решений.

Хотя каталонский процесс кажется шуткой из-за всей его гротескности, 27 октября 2017 года, когда Карлес Пучдемон провозгласил независимость Каталонии (а затем приостановил ее), зарождающуюся каталонскую республику получила только два признания: ее признал Мигель Урбан, тогдашний член Европарламента от крайне левой партии «Подемос», а также каталонцев признала Южная Осетия, грузинская провинция, насильно отделенная от Грузии Российской Федерацией после войны 2008 года. (Так в тексте, на самом деле трагические события 2008-го года были вызваны в первую очередь попыткой грузинского лидера Саакашвили силой вернуть отделившуюся еще в 1991-м году от Грузии автономную республику Южная Осетия — прим. ред.).

Хотя признание Урбана было безусловным, признание Южной Осетии зависело от дальнейшего поведения независимой Каталонии. Поскольку каталонская независимость вскоре кончилась, признание Южной Осетией также было приостановлено.

В Организации Объединенных Наций (ООН) с провозглашением независимой Каталонии не согласился ни Совет Безопасности, ни Генеральная Ассамблея, ни Гаагский суд. В ЕС — ни Европейский Совет, ни Еврокомиссия, ни Европарламент, ни Конституционный суд Люксембурга, ни Совет Европы, ни Парламентская ассамблея (ПАСЕ), ни Страсбургский суд, ни Венецианская комиссия, ни Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств. Не было ни одного случая, который бы подтвердил тезис Иглесиаса о том, что Испания является хоть в чем-то «ограниченной демократией», нарушающей основные права каталонцев. Никто в этих почтенных организациях не согласен и с тем, что судимые и осужденные лидеры «независимой Каталонии» являются политическими заключенными, «узниками совести» и т.д. Никто не высказывает и мысль Иглесиаса, что их бегство можно считать синонимом изгнания.

Именно в этом контексте мы вдруг получаем от вице-премьера Пабло Иглесиаса настоящее самобичевание: он, оказывается, работает «в правительстве ограниченной демократии». Это великое открытие политолога Иглесиаса подметили дипломаты в Москве, этом крупном бастионе прав национальных меньшинств. Как там любят нацменьшинства, вам подтвердят крымские татары и чеченцы (автор пытается иронизировать, намекая на то, как сотрудники МИД РФ указали в Москве каталонцу, высокому представителю дипслужбы ЕС Жозепу Боррелю, на ситуацию с каталонскими сепаратистами в ответ на требование освобождения Навального — прим. ред.).

Членов ЛГБТ+ в России убивают с такой же жестокостью, как журналистов и диссидентов. И кто же это у нас взялся защищать каталонских сепаратистов и бедные меньшинства? Пабло Иглесиас — мужчина, испанец, представитель среднего класса, сын состоятельных государственных служащих, житель европейской либеральной демократии, буржуазный домовладелец. Выходит, ненависть Иглесиаса к самому себе не знает границ. Пускай же [премьер-министр Испании] Педро Санчес пожалеет его и, наконец, избавит от страданий. Отправив в отставку.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.