Пока на Западе идут споры о том, какую статую свалить с пьедестала следующей, в России картина иная. Похоже, что скоро домой вернется Феликс Дзержинский, или «железный Феликс» — основатель тайной полиции большевиков. Произойдет это спустя 30 лет после того, как эту статую убрали с Лубянки, где находится штаб-квартира бывшего КГБ.

Дзержинский был польским аристократом, но стал революционером. Ленин в 1917 году поручил ему создать Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем, которая получила известность под своей очень короткой аббревиатурой ЧК. Дзержинский выполнил поручение и возглавлял чрезвычайную комиссию в годы Гражданской войны. В ходе этой войны большевики отвоевали по сути дела всю страну, но это было сделано ценой огромных человеческих жертв.

ЧК отбирала зерно у крестьян, чтобы накормить город, делая этой пулей и штыком, и невзирая на последствия, к числу которых относится массовый голод на селе. Революционные суды «тройки» выступали в качестве судей, жюри присяжных и палачей одновременно. Они без долгих разбирательств казнили тысячи «врагов народа». Поначалу предполагалось, что ЧК будет действовать временно. Но при Дзержинском эта комиссия была преобразована в ГПУ. Это был первый ребрендинг советской политической полиции, которая впоследствии регулярно меняла свои названия, не отказываясь при этом от кровавых и деспотичных методов работы.

Дзержинский был фанатиком, «преданным рыцарем пролетариата», говоря словами Сталина. Его наследие измеряется не только количеством жизней, но и силой аппарата политической полиции, у которого нет ни морали, ни сдерживающих принципов, а есть только стремление исполнять волю Кремля. (А еще он породил целый жанр черного юмора, в том числе, польский анекдот о том, что Дзержинский является величайшим из всех поляков. Почему? Потому что он убил больше русских, чем любой другой поляк.)

В 1958 году на большой площади под названием Лубянка возвели 15-тонную статую, сделанную, естественно, из железа. Дзержинский, засунув одну руку за борт шинели, сурово и пристально наблюдал за происходившими в России событиями: репрессии, застой, коррупция, заговоры.

Но в августе 1991 года группа консерваторов, в число которых входил руководитель КГБ, неумело организовала путч против Михаила Горбачева и его реформ, который потерпел неудачу. Спустя три дня, когда появились новости о провале заговора, на Лубянке собралась толпа. Под возгласы «снести его» люди попытались низвергнуть Дзержинского с пьедестала. Но он не поддался. Тогда приехала бригада рабочих из горсовета и демонтировала статую при помощи крана.

Долгие годы памятник лежал на муниципальной территории, пока в парке искусств «Музеон» возле Центрального дома художников не организовали музей скульптуры советской эпохи.

Путин уже 20 лет занимается реабилитацией чекистов и проводит целенаправленную кампанию по переформатированию истории. Чтобы обосновать и оправдать его правление, предпринимаются значительные усилия. Людей, события и институты власти скрепляют воедино, когда это необходимо для подтверждения его повествовательной линии о великой, непобедимой и стабильной державе, которая сильна и едина, когда находится под крепкой рукой.

Место для железного Феликса в такой концепции явно найдется. Наследники КГБ из Федеральной службы безопасности по-прежнему называют себя чекистами. А на противоположной от здания на Лубянке стороне улицы находится легендарный книжный магазин «Библиоглобус», где есть специальный отдел книг по истории российских и советских спецслужб. Полки там стонут под грузом жизнеописаний Дзержинского, его современников и их духовных преемников.

Еще в 2013 году количество россиян, поддерживавших возвращение Дзержинского на Лубянку, в два раза превышало число тех, кто был против. Однако Кремль всегда воздерживался от этого неоднозначного шага в силу его символизма.

Но на сей раз реакция на открытое письмо различных националистически настроенных политиков и деятелей культуры, призывающих вернуть «железного Феликса», оказалась весьма неоднозначной. Когда об этом спросили президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, он просто отмахнулся от вопроса, сказав, что это дело городских властей.

В письме Дзержинский назван «неоднозначной фигурой». Однако авторы выдвигают довод о том, что это очень подходящий памятник «великой и трагической эпохе революций и потрясений».

Однако у авторов письма и их сторонников в голове явно более современные мысли. Давая интервью интернет-изданию Gazeta.Ru, они заявили, что это станет мощным предостережением антиправительственным демонстрантам.

Если на Западе низвержение статуй часто воспринимается как знак прогрессивной добродетели, то восстановление памятников в России подаст сигнал иного рода. Это будет мощным предупреждением о том, что не стоит шутить шутки с Кремлем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.