Путин слишком хитер, умен и амбициозен, чтобы удовольствоваться ролью прислужника ельцинских олигархов. Поэтому он создал своих олигархов, которые служат ему, а не он им.

В середине 2003 года я провел несколько дней, сопровождая крупного бизнесмена в России несколько рабочих дней, и наслушался о том, как делался бизнес в России в 90-х, когда мой собеседник только начинал осваивать рынок. На бизнес-переговорах на столе каждый раз появлялось столько денег наличными, что кому-то наконец пришло в голову взять с собой деревянную линейку и мерить с ее помощью пачки банкнот, как правило, состоявшие и самых крупных купюр. По высоте стопки можно было быстро (а быстрота — это самое главное) определить, сколько в одной пачке денег: 50, сто или двести тысяч, и так понять, сколько в стопке на столе миллионов: один, два или три…

Это было дикое время раннего русского капитализма, о котором мы, журналисты, кто время от времени приезжал в Россию по прошествии десяти лет, слышали от тех, кто все это видел собственными глазами, но старался забыть. В конце 2003 года был арестован Михаил Ходорковский, воплощение того лихого периода раннего русского капитализма и дикой приватизации. С его ареста началась трансформация: на место одной олигархии приходила другая, путинская, которая не уступает своих позиций до сих пор.

Российский президент Владимир Путин на примере Ходорковского установил новые правила игры в России, наказав один круг олигархов, которые ранее помогли ему прийти к власти, но относились к нему не до конца лояльно, и создал новый круг олигархов из своих друзей детства, из секции дзюдо, КГБ и Питера (Санкт-Петербурга). Переход от коммунизма к капитализму продемонстрировал восточную версию Дикого Запада, гангстерский капитализм. И во время этого перехода Ходорковский и ему подобные присвоили себе (купили, но с помощью ваучеров и махинаций, не всегда на честные деньги и в соответствии с законом и честью) все, что было ценного в России, включая предприятия и промышленные объекты. Борис Березовский однажды сказал, что в то время семь олигархов, в том числе и он, контролировали 50% всей российской экономики.

Второй переход от дикой олигархии к олигархии путинской началась и закрепилась после краха Ходорковского. Взлет Путина на самый верх, сначала на должность премьера, а затем и в наследники Ельцина, олигархи поддерживали. В первую очередь, Березовский и Роман Абрамович, как и все остальные, кто видел в нем гарантию того, что все награбленное ими у государства во времена Ельцина останется нетронутым и при Путине. Владимир Владимирович, однако, слишком хитер, умен и амбициозен, чтобы удовольствоваться ролью прислужника ельцинских олигархов. Поэтому он создал своих олигархов, которые служат ему, а не он им.

Теперь перенесемся в настоящее время и рассмотрим нынешнюю ситуацию. Алексей Навальный, блогер, который превратился в лидера оппозиции и который едва выжил после режимного покушения на него боевым отравляющим веществом «Новичок», вернулся в Россию и попал в тюрьму. Однако он позаботился о зрелище для всех, кому интересно, насколько Путин разбогател в новой версии русского капитализма, который уже не гангстерский, а «кагэбэшный». Навальный опубликовал на «Ютюбе» документальный фильм, который разоблачает Путина как настоящего владельца и жильца роскошного частного дворца, построенного на берегу Черного моря. Возведение дворца финансировали олигархи близкие к Путину, однако Путин утверждает, что дворец не его. Однако все происходящее с Навальным заставляет политический Запад (ЕС, Великобританию и США) снова задуматься над тем, как обуздать агрессивное поведение путинского режима. Все чаще высказывается мысль о том, что санкций, введенных против России после незаконной аннексии Крыма, недостаточно самих по себе и что нужно более активно арестовывать имущество путинских олигархов в западных банках, на западных побережьях, горнолыжных курортах и столицах. Некоторое время назад Европейский Союз объявил о своем варианте американского закона известного как закон Магнитского.

Речь идет о законе, который позволяет персональные санкции в виде замораживания имущества любого человека или предприятия, которые причастны к серьезному нарушению прав человека в любой части мира. Закон получил название по имени Сергея Магнитского, российского аудитора, который умер в тюрьме. Его задержали после того, как он разоблачил хищение государственного имущества, в котором участвуют государственные чиновники. На Западе Магнитского считают человеком, который своей работой, а потом и судьбой, пролил свет на темную сторону путинской олигархии. Путин вернул России гордость и процветание. Но что он взял взамен? Ответ на этот вопрос пока не найден и только формируется политическими, экономическими и геополитическими событиями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.