Прошлое продолжает преследовать Германию, однако порой это выражается довольно странным образом. Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) попытался оправдать настойчивое стремление достроить противоречивый газопровод «Северный поток-2» — по которому природный газ будет поставляться напрямую из России Владимира Путина в Германию, — отчасти тем, что его страна в долгу перед Россией за те ужасные страдания, которые нацисты причинили в ходе своего вторжения в Советский Союз.

Мягко говоря, это довольно странная позиция. Этот новый газопровод вызывает практически настоящий ужас у таких стран, как Польша и Украина — которые, кстати, тоже стали жертвами преступлений нацистов, — поскольку он представляет собой инструмент геополитического влияния России.

Поскольку газ по этому трубопроводу будет поставляться напрямую в Германию, многие опасаются, что Путину станет гораздо проще приостанавливать поставки газа в восточноевропейские страны, при этом не навлекая на себя гнев более влиятельных государств Западной Европы. Этот газопровод также лишит такие страны, как Польша и Украина, доходов от транзита газа. И он обеспечит десятилетия устойчивых доходов Кремлю и его приспешникам — а вовсе не многострадальным простым россиянам.

Создается впечатление, что ничто не может умерить энтузиазм Германии в отношении этого проекта. Точка зрения Вашингтона, которую поддерживают обе партии, заключается в том, что этот газопровод представляет собой угрозу европейской безопасности — пуповину, которая привяжет Германию к России и сделает Берлин зависимым от Кремля в вопросах поставок энергоресурсов, необходимых для обеспечения немецкой тяжелой промышленности, работающей на экспорт. Ожидалось, что покушение на российского активиста Алексея Навального и тот приговор, который ему недавно вынесли по сфабрикованному делу, приведет к неким изменениям в подходе Германии, но этого не произошло. И даже стремление сделать экономику Евросоюза более экологически чистой вряд ли как-то помешает реализации этого проекта.

Попытка Штайнмайера внести элемент морализаторства в решение, основанное на чистом прагматизме, является типичным проявлением того, как правительство Ангелы Меркель преподносило свою политику в течение того длительного периода, пока она занимала должность канцлера. Поскольку осенью она должна будет уйти в отставку, уже начали появляться хвалебные речи о первой женщине, возглавившей крупнейший экономический центр силы Европы.

«Mutti Merkel» («Мама Меркель»), как называет ее BBC, позиционируют как экоактивистку, которая свернула атомную энергетику в Германии после аварии на АЭС Фукусима в 2011 году, и как человечного лидера, который открыл границы перед миллионом беженцев с Ближнего Востока в 2015 году.

Подобные шаги позволили ей завоевать репутацию — особенно среди шокированных либералов, пришедших в ужас от Брексита и избрания Дональда Трампа, — некоего блюстителя морали, который благодаря своей мудрости умело вел Германию и Евросоюз сквозь все невзгоды, отвергая гораздо менее благородные мотивы популистов.

Если что-то и определяет поведение Меркель на мировой арене, так это умение запугивать слабых и договариваться с сильными. Несмотря на все ее нравственные поучения, канцлер Германии является архивлиятельной политической фигурой современности. От Москвы до Пекина и обратно — через Анкару — никто не владеет искусством заключать сделки лучше, чем она.

В случае с открытием границ — именно то ее решение, как никакое другое, способствовало возникновению вокруг Меркель мифа о госпоже Нравственности, — она резко изменила стратегию, которую все равно протолкнули, несмотря на бесчисленное множество недостатков и огромные издержки, которые легли на плечи других стран. У соседей Германии по Евросоюзу было мало выбора, когда им сообщили, что они обязаны принять «справедливую долю беженцев» после того, как собственное заявление Меркель о том, что Германия способна «справиться» с притоком беженцев, привело к обострению политической обстановки внутри страны. Греция до сих пор пытается справиться с последствиями, пока Меркель потакает деспотичному президенту Турции Эрдогану, чьи военные корабли вторгаются в воды членов Евросоюза.

Не стоит также забывать и о Китае. Радикальный пересмотр отношения к цепочкам поставок из Китая сегодня стал одним из наиболее актуальных вопросов на Западе, однако тем, кто призывает объединить усилия и выступить против Пекина единым фронтом, не стоит ждать многого от Германии. Всего неделю назад во время одной из пресс-конференций Меркель сказала следующее: «Есть масса причин сотрудничать с Китаем, таких как защита климата и множество других… Не думаю, что отделение — это правильная стратегия». То, что Меркель прибегает к рассчитанной на прогрессивно мыслящих граждан риторике касательно общих интересов с Пекином, — это всего лишь удобный способ заглушить тех, кого тревожит ее готовность и дальше торговать с Китаем.

С момента вступления в должность канцлера Германии в 2005 году Меркель посетила Китай — самый крупный экспортный рынок Германии — 12 раз.

Немецкие промышленные гиганты, такие как BMW, Mercedes и Siemens, не только ведут прибыльный бизнес с Пекином, но и выступают в качестве лоббистов интересов Китая в Берлине. Ведение бизнеса с Китаем, вероятно, приносит большие доходы, однако было бы наивным полагать, что это может каким-то образом помочь, если речь идет о вопиющих нарушениях прав человека или агрессии Китая в отношении его соседей. Старая теория о том, что торговля подтолкнет Китай к тому, чтобы стать полноценной частью западного мира, уже полностью развенчана.

Меркель, которую нельзя назвать моральным героем, способствовала заключению сделок с авторитарными режимами и отодвигала на второй план жертв злоупотреблений власти от России до Китая. Что хуже всего, когда к власти придут ее наиболее вероятные преемники из Христианско-демократического союза — Армин Лашет (Armin Laschet) и Маркус Зёдер (Markus Soeder), — Германия продолжит излучать напускную святость, одновременно с этим заключая сделки с щедрыми деспотами. Нельзя сказать, что нас об этом не предупреждали.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.