Как говорил Генри Киссинджер, существует три главных правила, которые необходимо выполнять перед любым дипломатическим визитом. Первое: точно определить цели, которых нужно достичь. Второе: полностью контролировать темы обсуждения. Третье: хорошо знать историю и психологию собеседника. С того самого момента, как глава европейской дипломатии Жозеп Боррель прибыл в московский аэропорт 4 февраля, было ясно, что его визит в Россию не соответствует ни одному из этих принципов.

Результатом стала катастрофическая пресс-конференция. Защитник (как предполагалось) интересов Евросоюза никак не отреагировал на их оскорбление. Несколько часов спустя ему пришлось испить горькую чашу до дна, поскольку российский МИД создал утечку информации о запланированном выдворении трех европейских дипломатов.

На фоне опытного и блестящего главы российской дипломатии Сергея Лаврова верховный представитель ЕС выглядел растерянным и потерявшим контроль над событиями. Он хотел играть на уровне грандов, но российский Талейран самым что ни на есть обидным образом показал, что ему там не место.

Событие очень серьезно не только потому, что стало личным оскорблением для Жозепа Борреля: это оскорбление и для всех европейских граждан. К Европе проявили оскорбительное презрение. Но хотя этот провальный дипломатический визит многое говорит об ухудшении отношений Европейского союза и России, он в первую очередь становится отражением структурных трудностей, с которыми сталкивается сегодня европейская дипломатия.

Если европейцы хотят быть не просто свидетелями, а участниками хода истории, им не остается ничего, кроме как построить общую внешнюю политику. По сравнению с Китаем, Россией и США нет ни одного государства-члена (даже Франция и Германия), который обладал бы достаточным весом для продвижения наших интересов, а также ценностей и принципов Европы. Поэтому формирование европейской дипломатии — не роскошь или один из вариантов, а жизненная необходимость для европейцев и один из главных вызовов поколения.

Было слишком мало сделано с момента создания Европейской службы внешних связей в 2010 году. Сегодня этот «европейский МИД» может опереться на сеть из 145 представительств по всему миру. В его рядах (как в Брюсселе, так и на местах) несколько тысяч выдающихся дипломатов, которые каждый день усердно трудятся, чтобы защитить интересы ЕС.

Как бы то ни было, несмотря на все составляющие ее таланты, европейская дипломатическая служба не будет ни на что способна, пока во главе ее не встанет лидер, который обладает политическим влиянием, харизмой и необходимым видением для того, чтобы стать символом европейской дипломатии в глазах всего мира и, прежде всего, наших сограждан.

Европейцы будут гордиться европейской дипломатией, если ее будет направлять лидер, который пользуется уважением коллег и может с гордостью и отвагой нести голос Европы в мире. Но для этого нужно, чтобы лидеры государств-членов решились поставить во главе Службы внешних связей сильных фигур, а не политиканов, чья главная задача — не отсвечивать и не угрожать вотчине их министров иностранных дел.

Для этого также нужно, чтобы государства-члены осознали тесное переплетение своих интересов с интересами ЕС. Только при этом условии они перестанут лишать Европу необходимых инструментов для разработки и реализации последовательной и сильной дипломатии.

Наконец, пора отказаться от изолированных островков в европейской дипломатии. Это может показаться абсурдом, но у верховного представителя по иностранным делам нет сегодня никакого влияния на то, как Европейский союз разрабатывает свою энергетическую политику, торговую политику или политику помощи в развитии, хотя те являются главными рычагами влияния в распоряжении Европы. Все это порождает неустойчивость дипломатии ЕС, в которой зачастую просматривается дефицит стратегического видения и долгосрочной перспективы.

Таким образом, строительство европейской внешней политики — проект огромных масштабов. Но если европейское руководство не примется за него в кратчайшие сроки, то унижений наподобие московского будет становиться все больше, а стремление ЕС стать глобальным геополитическим игроком, которому по силам повлиять на судьбы мира, так и останется недостижимой мечтой. Особенно если европейская дипломатия будут и дальше не в состоянии вызвать у наших сограждан чувство гордости, которое необходимо для формирования прочной связи между ними и европейским проектом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.