«Она гарантированно безопасна и эффективна», — говорит закадровый голос с мнимым русским акцентом. Откуда это известно? «Потому что ее испытали на медведе, а испытал ее ученый-медведь». Это отрывок из сентябрьской сатирической телепрограммы The Daily Show, темой которой стала российская вакцина от Covid-19 «Спутник V». Но сегодня это уже не смешно. Журнал «Ланцет» опубликовал обзорную статью, в которой «Спутник» назван безопасной и эффективной вакциной. А первоначальное недоверие к ней во многих странах сегодня выглядит как упущенная возможность.

Список стран, заказывающих российскую вакцину, постоянно растет. Но с учетом того, что Россия утвердила «Спутник» еще в августе, задолго до того, как все прочие вакцины получили зеленый свет, почему ее не используют широко и активно? Почему Евросоюз, испытывающий острую нехватку вакцин, не заказал «Спутник V» вместе с другими вакцинами, которые на момент заказа тоже не были утверждены?

На эти вопросы есть упрощенные ответы. Потому что Запад верит собственной пропаганде. А все эти разговоры про медведей — вы можете себе представить, чтобы в 2020-м году американцы в своей телепередаче высмеивали таким образом китайцев или индийцев? Поддельный акцент и все такое? Томас Фридман (Thomas Friedman) объявил недавно на страницах «Нью-Йорк таймс»: «Единственные предметы российского экспорта, которые привлекают людей с Запада, — это икра, водка и матрешки. Но всего этого у нас полно». Такие стереотипы («бензоколонка, маскирующаяся под страну») создают впечатление, что прогресс обошел стороной постсоветскую Россию, и она до сих пор живет за счет давних научно-технических достижений Советского Союза. Из-за этого трудно поверить, что Россия способна создать генетически модифицированную вакцину, которую легче хранить и перевозить, чем всемирно признанную вакцину «Пфайзер».

Но чтобы бороться с сovid, надо прислушиваться к экспертам. А эксперты знали, что никакие медведи в разработке «Спутника» не участвовали. Ее главный разработчик Денис Логунов — авторитетный микробиолог, который часто публикуется. Ему всего 42 года, и он точно не динозавр советской эпохи. В 2016 году он вместе с коллективом из Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи разработал вакцину от эболы, которая разрешена к применению в России и продемонстрировала высокий уровень эффективности в ходе испытаний. Но две другие разработанные на Западе вакцины утверждены для применения в Африке, а российская нет. В последнее время его коллектив работал над созданием вакцины от ближневосточного респираторного синдрома, который, как и сovid-19, вызывается коронавирусом. Получив опыт разработки вакцин от эболы и MERS, Логунов с коллегами опередил многих, когда началась пандемия сovid-19. Они воспользовались тем же самым принципом, что и при разработке предыдущих вакцин. «Это было буквально копирование и вставка», — рассказал Логунов, давая редкое интервью работающему из Латвии вебсайту Meduza.

Иными словами, некоторые люди знали, что разработка российской вакцины — дело вполне серьезное, и что эта работа ведется не хуже, чем у других. Тем не менее, это знание не привело ни к признанию, ни к заказам.

Возможные причины выходят далеко за рамки стереотипов о России как об отсталой стране. Дело не в том, что из-за «русофобии», о которой любит говорить российская пропаганда, российская вакцина от эболы отстала от остальных; не в стереотипных представлениях о том, что «Спутник V» утратил свое лидерство во время разработки, или что вакцина от MERS не будет востребована (хотя конкурирующие с ней вакцины от этого вируса тоже пока не утверждены).

Главная проблема заключается в том, что центр Гамалеи финансируется государством и принадлежит государству. Российское государство занимается там всем, кроме самой разработки вакцины. Как и многие россияне, Логунов решил (и сказал об этом в интервью), что он должен думать только о своей узкой области научной деятельности. Но на государственном предприятии стратегия предпринимательской деятельности всегда находится на втором месте, уступая первенство политическим соображениям. Вот почему, несмотря на очевидный успех в разработке «Спутника», его производство и распределение потерпели неудачу. Россия, будучи самой крупной из утвердивших «Спутник» стран, существенно отстает от других по количеству сделанных прививок, хотя она с декабря пытается сделать эту вакцину доступной для всех, вне зависимости от возраста.

Фиаско со сбытом началось тогда, когда Россия поспешила утвердить «Спутник V». Большинство стран тоже срезали бюрократические углы и шли на риски, когда надо было утверждать препараты от сovid. Но Россия утвердила свою вакцину первой в мире (!), когда даже знакомые с работой Логунова эксперты сомневались в ее безопасности. Возникли вопросы, устранить которые могли только дальнейшие испытания и экспертные оценки. Но к тому времени, когда вышла статья в журнале «Ланцет», на дворе уже стоял февраль 2021 года.

Пока частные фармацевтические компании, участвовавшие в гонке вакцин, тихо и спокойно получали необходимые разрешения на ведущих рынках, просили регуляторов ускорить процесс утверждения и вели закулисные переговоры с государственными заказчиками о ценах и поставках, российские власти громко трубили о своем непревзойденном успехе — и лишали «Спутник» шансов попасть на крупные рынки. Обладая колоссальными лоббистскими ресурсами, компании «Пфайзер» и «АстраЗенека» точно знали, что надо делать для достижения результата. А российский пропагандистский аппарат был больше заинтересован в шумихе, а возможно (я осмелюсь такое предположить), и в том, чтобы вакцину отвергли. Ведь его повествовательная линия о русофобии — это тот воздух, которым он дышит.

Еще одна крупная ошибка заключалась в том, что к рекламе подключили российского президента Владимира Путина. Дело не в том, что он очень сильно лукавил и лицемерил, из-за чего ему мало кто верил. И не в том, что западные страны не желали признавать его победу. Громко заявляя о превосходстве «Спутника», сам Путин им не привился, а это лишает его права пропагандировать российскую вакцину при любых обстоятельствах.

Итак, время было потрачено на подрыв доверия к «Спутнику», вместо того, чтобы это доверие укреплять. Из-за этого стало гораздо труднее наращивать производство. У центра Гамалеи есть свои производственные мощности, а паре российских компаний разрешили наладить лицензионное производство этой вакцины. Но масштабная реализация за рубежом возможна лишь в том случае, если в утвердивших эту вакцину странах удастся найти местных партнеров по производству. До выхода статьи в «Ланцете» 2 февраля таких сделок было заключено очень мало. И вообще неясно, использовал ли Российский фонд прямых инвестиций, отвечающий за коммерческую часть проекта «Спутник V», имеющееся у него время для того, чтобы расширить цепочку поставок. Его руководитель Кирилл Дмитриев предупредил о возможных задержках с наращиванием производства из-за проблем со снабжением.

РФПИ якобы ориентирован на бизнес, однако это государственный фонд, относящийся к российскому правительству. Вместо того, чтобы открывать двери для вакцины, он закрывает их, делая исключение только для самых антизападных и самых нуждающихся стран, таких как Иран и Никарагуа. Одно дело купить разработанный в России продукт, и совсем другое — вести дела напрямую с путинским режимом. Дмитриев в начале месяца заявил, что получение разрешения на реализацию вакцины на крупных западных рынках «не является приоритетом» из-за «очевидных политических ограничений в работе с Россией». Но если трудности настолько очевидны, почему бы не поручить реализацию вакцины за рубежом какой-нибудь частной компании, максимально отдаленной от государства? Может, цель не в том, чтобы добиться успеха в распространении «Спутника», а в том, чтобы создать такую карту реализации, которая покажет, что Запад бойкотирует Россию, в то время как остальной мир готов с ней сотрудничать?

Иными словами, хотя российское государство профинансировало разработку высокоэффективной и конкурентоспособной вакцины, которой занимались первоклассные ученые, нередко встречающиеся в российских НИИ, оно неуклюже и грубо политизировало ее рекламу и реализацию, что по сути дела помешало ей добиться всемирного успеха. Как житель Германии я зол на правительство страны, которое не сумело в достаточном количестве закупить вакцину от сovid. Но я не злюсь на него за то, что оно упустило шанс заказать «Спутник V». Из-за российских «усилий в области продаж» от такого предложения легко было отказаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.