Москва недовольна позицией Дамаска в отношении работы Конституционного комитета в Женеве. Кроме того, она ждет, когда администрация президента США Джо Байдена конкретизируют свою политику по отношению к Сирии и России. Москва вновь получила предложение от сирийской оппозиции, призывающей к формированию коалиционного Военного совета, в состав которого войдут армии, вооруженные группировки и оппозиционные силы, но у нее есть и другие заботы. Например, если Башар Асад победит на предстоящих выборах, то он издаст указ о выводе из страны всех иностранных сил и милиций, за исключением российских военных, которые помогают объединить страну и поддерживают политическое урегулирование.

Россия по-прежнему придерживается следующей позиции. Во-первых, она делает ставку на президентские выборы, проведение которых запланировано на конец мая, и избрание президента Башара Асада на новый срок, так как считает это «поворотным моментом для выхода Дамаска из дипломатической изоляции». Во-вторых, она поддерживает работу Конституционного комитета по Сирии в Женеве и деятельность трех стран-гарантов (России, Турции и Ирана), которые намереваются встретиться в Сочи в середине следующего месяца, чтобы привести в действие «механизмы» работы комитета и вывести их из «негативного ритма», заданного Дамаском. В-третьих, она поддерживает урегулирование, договоренности и сделки между противоборствующими сторонами, сирийскими оппозиционными силами и их внешними «спонсорами» в Эс-Сувейде, Деръа, Эль-Хасаке, Эль-Камышлы, Алеппо и Идлибе.

Москва имеет и «другие планы», о чем заявил специальный представитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев во время тайного визита в Дамаск, где он встретился с высокопоставленными сирийскими генералами и президентом Сирии Башаром Асадом перед тем, как отправиться в Женеву. Например, российские гражданские лица и военные деятели неоднократно призывали сирийцев рассмотреть возможность создания коалиционного Военного совета. Предложения поступали разными способами, в том числе от министра иностранных дел России Сергея Лаврова и его заместителя Михаила Богданова, а также от спецпредставителя Минобороны РФ Александра Зорина.

Военный совет

Первое предложение поступило в письменном виде от «Московской» и «Каирской» платформ сирийской оппозиции, отказывающихся выполнять резолюцию СБ ООН № 2254. В нем говорилось о необходимости «сформировать Военный совет на переходном этапе, срок действия которого будет согласовано дополнительно». «Аш-Шарк аль-Аусат» удалось получить копию документа. Сообщается, что в Военный совет войдут три группы. Во-первых, вышедшие в отставку офицеры, служившие в эпоху президента Хафеза Асада, имевшего большой военный и общественный вес. Во-вторых, действующие офицеры. И в-третьих, офицеры-оппозиционеры, которые не участвовали в военном конфликте или в формировании вооруженных группировок. По словам «Аш-Шарк аль-Аусат», Военный совет станет гарантом выполнения резолюции СБ ООН 2254 и 10 шагов к миру, в том числе способствует проведению военной реформы, восстановлению страны, созданию условий для искоренения терроризма и ликвидации всех вооруженных группировок, сбору оружия, восстановлению суверенитета сирийского правительства над всей территорией страны, формированию Временного правительства, обладающего всеми исполнительными полномочиями, предусмотренными Конституцией 2012 года, проведению Конгресса национального диалога Сирии, созданию учредительного собрания для написания новой конституции страны, освобождению арестованных, возвращению беженцев в места их первоначального проживания и установлению международных контактов для мобилизации усилий по восстановлению Сирийской Арабской Республики.

Среди выдвинутых предложений: вывод из Сирии всех иностранных вооруженных сил, за исключением российских военных, которые помогут Военному совету и Временному правительству обеспечить стабильность, выполнить условия резолюции СБ ООН № 2254, учредить Комиссию по национальному примирению, защитить референдум по проекту новой Конституции и отстоять право на проведение парламентских и президентских выборов в стране.

Что касается правовой базы, в документе были предложены два варианта. Первый состоит в том, что Конституция 2012 года остается в силе во время переходного периода при условии, что все полномочия президента САР, предусмотренные Конституцией, будут переданы Военному совету. А второй вариант предусматривает создание временной Конституционной декларации, согласно Венскими договоренностями 2015 года. Кроме того, с российской стороной обсуждался вопрос о том, что президент Сирии Башар Асад после предстоящих президентских выборов издаст указ о создании Военного совета и передаст ему свои полномочия.

Публикации СМИ

Это совпало с публикацией в российском издании «Независимая газета» статьи сирийского оппозиционного журналиста Ясира Бадави, призывающего к созданию Военного совета «на основе консенсуса между действующими в Сирии игроками при лидирующей роли России». По его словам, в состав Военного совет могли бы войти как действующие офицеры сирийской армии, которые не были замешаны в убийствах и неподобающих действиях по отношению к мирному населению, так и офицеры-диссиденты. Военный совет должен ликвидировать терроризм, защищать Сирию и ее граждан, и собрать оружие. Противники данной точки зрения должны понимать, что Россия готова к обсуждению этой идеи, против которой выступил посол Сирии в Москве Риад Хаддад.

В статье говорится, что «раз за разом появляются многочисленные заявления со стороны влиятельных представителей арабских кланов, активистов и политиков, которые призывают поставить по главе Военного совета генерала Манафа Тласа — сына покойного министра обороны Сирии генерала Мустафы Тласа, получившего докторскую степень в области военных наук в 1994 году в Москве».

По словам Бадави, именно он может остановить «фальшивый избирательный процесс», который раз за разом запускают Башар Асад и его окружение. Но он также отмечает, что «роль России должна оставаться определяющей в этих процессах — начиная с призыва к формированию и согласованию работы Военного совета и заканчивая "перезапуском" политической, экономической и социальной жизни в Сирии под его эгидой».

По сообщениям оппозиции, около 1100 офицеров-диссидентов, в том числе проживающих в Турции или имеющих связи на севере Сирии и других местах, заявили о том, что поддерживают создание Военного совета. Командующий «Сирийскими демократическими силами» (СДС) Мазлум Абди, под руководством которого находятся 100 тысяч бойцов, контролирующих более четверти Сирии и большую часть нефтяных богатств страны, сказал «Аш-Шарк аль-Аусат»: «Мы поддерживаем создание Военного совета (…), который сохранит нашу идентичность. Однако этот орган не должен носить национальный, религиозный или сектантский характер. Он должен помогать в защите нашей Родины и не подчиняться чужим интересам».

Точка пересечения

Оппозиция, сирийское правительство и иностранные государства, в том числе Россия, согласны с необходимостью «сохранения государственных институтов САР», несмотря на существующие между ними разногласия в отношении реформ и реструктуризации армии и служб безопасности. Москва ранее предложила «создать Военный совет, в состав которого войдут 40 офицеров», добавив, что эта идея является просто одним из вариантов развития событий. Но западный чиновник заявил, что российская армия «издревле увлекалась военным управлением и созданием Военных советов в союзных странах, несмотря на то, что обстоятельства в Сирии сильно изменились за последние годы». Москва также поддержала формирование Пятого корпуса на юге Сирии. Кроме того, российская военная база Хмеймим поддерживает оперативные связи с сирийской армией и периодически координирует свои действия с силами СДС к востоку от Евфрата, а также поддерживает отношения и договоренности с российской и турецкой армиями, иранскими группировками и «красной линией» Тель-Авива.

Бывший специальный представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура предложил план для реализации Женевских соглашений, который заключается в создании трёх органов: переходный орган власти, коалиционный Военный совет и Конгресс национального диалога. В нём говорится: «Переходный орган власти будет обладать абсолютными полномочиями по всем военным вопросам и вопросам безопасности, а также будет контролировать деятельность коалиционного Военного совета».

Создание Военного совета упоминалось в заявлении оппозиционных сил, призывающих объединить боевиков оппозиции для создания «новой армии», чтобы вывести несирийские милиции из Сирии. В начале 2018 года участники Конгресса сирийского национального диалога в Сочи даже приняли заявление из 12 пунктов. Тем не менее делегация сирийского режима в Женеве продолжает призывать к поддержке «сирийской правительственной армии в борьбе против терроризма». Необходимо также напомнить, что на предыдущих переговорах Дамаск отказался признать СДС независимым образованием в сирийской армии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.