По мнению немецкого социолога Карла Мангейма, усиление социальной мобильности, вызванное изменением взглядов на новые проблемы, приводит к разрушению иллюзий, преобладающих в «статичных» обществах. Это происходит не только в результате естественного исторического развития, но и под влиянием изменения формы социальной мобильности, когда горизонтальная мобильность, то есть перемещение из одного положения в другое без смены социального статуса, сопровождается насильственным вертикальным движением, возникающим в результате быстрого подъема и падения тех или иных социальных слоев. В таком случае преобладающий в обществе стиль мышления оказывается подорван, как и вера в стабильность этого общества.

В статье для VTimes профессор МГУ Наталья Зубаревич отмечает, что за последнее десятилетие процесс модернизации в России создал благоприятную среду для усиления социальной мобильности и это способствовало изменению преобладающих моделей мышления и, как следствие, ценностей и политических предпочтений. По словам Зубаревич, в России политические и ценностные изменения имеют необратимый характер. Профессор связывает эти перемены с идеей «диффузии инноваций», которая объясняет распространение новых моделей мышления и образа жизни в процессе модернизации. И хотя скорость модернизационных процессов и их диффузия в российских регионах сильно различаются, а также несмотря на наличие множества барьеров, диффузия инноваций является объективным процессом и его невозможно остановить.

Можно выделить три объективных фактора, в значительной степени способствовавших изменению политических ценностей и предпочтений в стране. Первый фактор — внутренняя миграция, ставшая причиной изменения структуры населения, включая возрастную структуру крупных городов и региональных центров России. Второй фактор — продолжающееся снижение уровня доходов россиян в последние годы и низкая вероятность их повышения в будущем. Наконец, третий фактор — это кризис, возникший в условиях пандемии covid-19, повлиявший на качество медицинской помощи, уровень безработицы и доходы россиян.

Было легко заметить масштабы участия молодежи в недавней волне протестов в стране, особенно в городах федерального значения (Москва и Санкт-Петербург), где доля арестованных полицией составила 53% от числа задержанных в остальных 100 городах, охваченных протестами. Оба города уже длительное время являются конечным пунктом миграции из регионов. 70% внутренних мигрантов — молодые люди в возрасте от 18 лет до 35 лет, которые приезжают в указанные города учиться и работать, что привело к серьёзному изменению возрастной структуры и увеличению доли молодежи трудоспособного возраста. Данное явление можно также наблюдать в крупных региональных центрах, что обеспечивает объективные условия для возникновения социальной мобильности в ее горизонтальной и вертикальной формах среди жителей крупных российских городов.

В последние годы уровень доверия к Кремлю в этой группе населения неуклонно снижается, что дало оппозиции возможность использовать растущее недовольство для мобилизации народного движения против властей. Ярким примером стали выборы в Мосгордуму, состоявшиеся в сентябре 2019 года. Они продемонстрировали способность людей мобилизоваться для эффективного участия в выборах местного значения и тем самым подорвать монополию прокремлевской партии «Единая Россия». Она понесла серьезный урон, уступив более трети своих мест оппозиции: в ходе выборов, омраченных множеством нарушений, партия лишилась мест в 20 из 45 округов столицы. Результаты голосования стали самым крупным вызовом для Кремля, решившего принять меры против 150 активистов от оппозиции и заморозить банковские счета. Таким образом власти пытались воспрепятствовать финансированию деятельности оппозиции, однако принятые меры не смогли остановить ее прогресс. На следующих выборах местного значения в сентябре 2020 года оппозиция также добилась успехов, и это совпало с отравлением самого известного противника Кремля — Алексея Навального.

Согласно данным опросов российского аналитического «Левада-центра» (опрошены россияне в возрасте 18-35 лет), опубликованным в прошлом году, эта возрастная группа отличается от других групп, среди которых правящий в стране режим все еще пользуется популярностью. Одним из главных отличий является использование разных источников информации. Так, молодежь в большей степени полагается на современные средства коммуникации и, как следствие, менее уязвима для государственной пропаганды, которая в главным образом ведётся через контролируемые властями (и близкими к властям фигурами) телеканалы. В последние годы самой популярной интернет-платформой среди молодежи стал YouTube, благодаря которому независимые от Кремля политики, активисты и журналисты смогли охватить миллионы молодых россиян в обход контролируемых государством телеканалов. Это увеличило разрыв между кремлевской риторикой и аудиторией независимых фигур, поскольку нынешнюю российскую молодежь в гораздо меньшей степени можно отнести в адептам патриархальных и националистических ценностей, по сравнению с другими возрастными группами населения. Кроме того, они имеют меньше ожиданий в отношении государственной поддержки. Среди молодежи в возрасте до 25 лет доля тех, кто отдает приоритет правам человека, вдвое больше, чем тех, кто ставит во главу угла интересы государства. Среди старших групп ситуация абсолютно противоположная — приоритет отдаётся государственным интересам.

В то же время кризис, вызванный пандемией, и закрытие предприятий имели последствия, усугубившие проблемы с занятостью на фоне без того слабой поддержки, оказываемой государством малому и среднему бизнесу: ресторанам, объектам розничной торговли и небольшим предприятиям, где работает большая часть молодежи. В нынешней ситуации многие из них лишились работы и дохода, которые позволяли бы покрывать арендную плату и другие финансовые обязательства. Разумеется, это ещё больше стимулирует протестные настроения в данной возрастной группе.

Хотя инцидент с отравлением Навального, его арест после возвращения в страну и последующая инсценировка судебного процесса побудили значительную часть российской молодежи выразить недовольство, недавняя волна протестов не может быть связана только с арестом и приговором главному оппозиционеру. Мотивы намного глубже, и именно указанные нами факторы и тенденции, наблюдаемые в российском обществе, являются главными причинами массового социального протеста, хотя, несомненно, ситуация вокруг Навального сыграла свою роль, подтолкнув больше молодых россиян обратить внимание на политику и действовать в рамках общественного движения, имеющего другие политические ценности и предпочтения.

За два десятилетия Кремль закрепил свою легитимность благодаря двум важным моментам. Первый — восстановление баланса в российском обществе и улучшение экономического и социального положения граждан после мрачных 1990-х. Второй — сохранение единства России и возвращение на международную арену в качестве влиятельной державы. В обмен на это Кремль наделил себя абсолютной властью и полностью контролирует ресурсы страны. Сейчас данный подход уже не работает, а это значит, что власти должны найти новую модель для сдерживания общественного движения. Запугивание, аресты и ставка на истощение оппонентов больше не являются эффективными методами. Даже если они позволят отсрочить и замедлить изменения, это не поможет избежать кризиса легитимности Путина, способного уничтожить все, что было достигнуто им за более чем два десятилетия пребывания у власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.