Мы этого, конечно, ждали, однако мало кто верил, что это событие произойдет. Речь о том, что Владимир Зеленский запретил трансляцию трех одиозных телеканалов: «112 Украина», NewsOne и ZIK. Можно уверенно сказать, что президент нас озадачил, или даже шокировал. Шокировал приятно, по крайней мере большинство из нас.

Уже скоро исполнится два года нахождения Зеленского на посту президента, а мы до сих пор не научились воспринимать его в отрыве от тех, мягко говоря, неудачных фраз относительно войны с Россией, которые он произнес во время избирательной кампании. Это «сойтись посередине», «просто перестать стрелять», «посмотреть в глаза Путину» или даже «стать перед ним на колени». Несмотря на то, что он уже давно изменил риторику, осознав, что с Кремлем полюбовно договориться не удастся. Вспомним, как Зеленский, участвуя в парижской встрече в «нормандском формате», повел себя там очень достойно, отстаивая украинские интересы перед Путиным. Возможно, мы ждем, что он публично признает, что тогда ляпнул глупость, извинится, пролистает эту страницу.

А может перелистыванием этой страницы будет считаться именно его указ от второго февраля, которым он ввел в действие решение СНБО, касающееся пятилетних санкций против депутата Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Тараса Козака и телеканалов, которые ему принадлежат. Если, конечно, одним этим шагом борьба Зеленского с российской пропагандой и агентами агрессора на Украине не ограничится.

Понятно, что острие этих санкций направлено не столько против Козака, который в этом случае является лишь подставным лицом, таким себе «зицпредседателем Фунтом» (один из персонажей романа «Золотой теленок» — прим. перев.), сколько против Виктора Медведчука — реального бенефициара этих телеканалов и главного проводника «русского мира» на Украине. И даже больше — против Кремля, медведчукового кума Путина и ведомой им гибридной войны. И если уж Зеленский мобилизовался на эту войну, то он должен стать решительным и последовательным.

Любопытно наблюдать за реакцией украинского политикума, отреагировавшего на этот шаг СНБО и президента. Пропрезидентская фракция «Слуга народа», конечно, одобрила санкции. Хотя, как мы знаем, и партия, и фракция являются довольно неоднородными. И там хватает сторонников замирения с Россией. Благо, одного агента российского влияния — депутата Александра Дубинского — удалось выставить из фракции. Но получилось ли этим решить проблему? Не уверен. Но пока фракция, по крайней мере на словах, всецело поддерживает такие решительные действия президента.

Курьезно или скорее хитро повел себя выходец из «Слуги народа», председатель Верховной рады Украины (ВРУ) Дмитрий Разумков. Хотя здесь речь не о реакции, а о самом событии — принятии решения СНБО. Разумков в очередной раз встал в оппозицию к президенту Зеленскому, не поддержав закрытие телеканалов. Этот случай лишний раз показал, с одной стороны, политические амбиции Разумкова, что, как уже стало понятно, не ограничиваются спикерским креслом. С другой — его особую, мягко говоря, позицию в деле противодействия кремлевскому влиянию.

Вполне понятна реакция ОПЗЖ, ведь санкции были направлены против ее члена и главных рупоров. Странно, правда, что спикером фракции в этом вопросе выступил Вадим Рабинович, ведь сделанное им с трибуны Верховной Рады заявление могло разве что насмешить, но никак не напугать. «Мы инициируем процедуру импичмента президента Зеленского, который поиздевался над избирателями и над страной. Сегодня фашизм в нашей стране получил свой цвет — зеленый. Но как наши отцы и деды в свое время остановили и победили фашизм, мы сделаем то же самое. Но пасаран («они не пройдут» — с испанского языка), фашизм не пройдет — и вы все погибните, потому что вы — фашистский дьявол!» — восклицал Рабинович под громкий хохот депутатов других фракций.

Эта угроза импичмента звучит довольно инфантильно, ведь всем понятно, что фракция ОПЗЖ не обладает достаточным потенциалом не только для объявления, но даже для инициирования импичмента. Хотя понятно и то, что эта политическая сила, которая фактически представляет на Украине интересы страны-агрессора, оружия так просто не сложит. Следует ожидать судебных исков, возможно и в ЕСПЧ, активизации всех открытых и скрытых ресурсов Медведчука, приобщения к этой борьбе Кремля, который может, в частности, спровоцировать дополнительное напряжение на фронте. Одним словом, Медведчук и его команда еще испортят Зеленскому немало крови.

Однако еще интереснее стала реакция лагеря Петра Порошенко. Представители «Европейской солидарности», с одной стороны, как бы и поддержали закрытие пророссийских каналов, но с другой — выдвинули Зеленскому кучу претензий. Сам бывший президент неожиданно указал своему преемнику: «Почему же Зеленский ждал целых два года, до тех пор, пока пророссийская истерия на каналах не набрала невиданных ранее оборотов? И даже заявлял, что не имеет прав и полномочий закрывать любой канал. И почему решение СНБО не касается канала „Наш", где российские пропагандисты атакуют нашу армию и требуют привлечения к ответственности наших воинов?».

Вы это серьезно, Петр Алексеевич? Пять лет на протяжении вашего президентства вы не удосужились никоим образом ограничить вещание прокремлевских пропагандистских телеканалов, а теперь еще выставляете какие-то претензии. Более того, вы реанимировали в политике Медведчука, предоставили ему эксклюзивное право летать в Москву и вести переговоры с Кремлем. Так имейте же мужество признать свои, будем считать, просчеты.

Правда, Петр Алексеевич попытался объяснить, почему во время своей каденции не трогал медведчуковские каналы, несмотря на то, что Верховная рада еще 4 октября 2018 года приняла постановление «Об одобрении предложений по применению персональных, специальных, экономических и других ограничительных мер (санкций)», которая и обеспечила легитимность упомянутому решению СНБО. «Единственная причина, по которой постановление не было тогда реализовано, заключается в том, что оно совпало с началом избирательной кампании. Закрытие каналов во время выборов создало бы фундаментальную проблему с их признанием как честных и прозрачных. Мы отложили это на поствыборный период», — объясняет экс-президент. И объяснение это напоминает скорее, как сказал бы представитель молодого поколения, «гнилую отмазку».

Интересно, что никак не отреагировали на такое важное событие ни фракция «Батькивщина», ни ее лидер Юлия Тимошенко. Возможно потому, что в свое время она сама грозилась инициировать импичмент Зеленского, а тут ее обошел Рабинович. Обидно.

Фракция «Голос» полностью поддержала шаг СНБО и президента, хотя и от ее представителей звучали упреки в адрес Зеленского. Мол, президент это сделал лишь для того, чтобы угодить новому американскому президенту Джо Байдену. Что вряд ли дело сдвинулось бы с места, если бы новый госсекретарь США Энтони Блинкен не позвонил накануне украинскому коллеге Дмитрию Кулебе и не выдвинул соответствующих требований.

Прозвучал еще один упрек, который несколько диссонирует с предыдущим. Суть его в том, что Зеленский, мол, решился на отключение медведчуковских каналов, учитывая последнюю социологию. А она свидетельствует о падении рейтинга «Слуги народа» и росте популярности ОПЗЖ. Поэтому якобы Зеленский, отключением главного пропагандистского рупора своего конкурента, убил сразу двух зайцев. Во-первых, лишил медведчуковцев мощного инструмента влияния на электорат востока и юга Украины. Во-вторых, улучшил свое реноме в глазах патриотического электората как борец с «русским миром».

Что касается первого упрека, то знающие люди указывают на определенную несостыковку. Ведь разговор Блинкена с Кулебой состоялся только первого февраля, то есть за день до заседания СНБО, на котором было принято решение о санкциях против Козака и трех его телеканалов. Впрочем, решение отнюдь не могли принять неким кавалерийским наскоком. На это должны были бы уйти недели (если не месяцы) подготовки, работы СБУ и разведки. Работники спецслужб должны предоставить неопровержимые доказательства работы телеканалов на Россию и их российское финансирование. Только после такой серьезной работы СНБО под председательством Зеленского смог бы осмелиться на такой решительный шаг. Потому что, как уже было сказано, Медведчук и его команда будут пытаться через самые разные судебные инстанции обжаловать это решение, и поэтому команда Зеленского должна диспонировать (располагать) неопровержимыми доказательствами своей правоты.

А что касается второго упрека об устранении электорального конкурента, то сложно его подтвердить или опровергнуть, не зная мнения Зеленского. Но если это так, то какой смысл президенту было спешить, ведь до начала любых выборов — и парламентских, и президентских еще далеко. За период между выборами это событие полностью деактуализируется, потеряет свою электоральную ценность. Особенно если президент и его команда не будут предпринимать дальнейших шагов в борьбе с агентами российского влияния.

Какие еще шаги должны быть предприняты? Прежде всего, президент должен дать команду СБУ вплотную заняться российскими агентами. Хотя бы теми, которые заседают в парламенте. Решения СНБО и президента свидетельствуют, что кейсы на этих врагов государства уже составлены. Поэтому хотелось бы, чтобы компетентные органы действовали без проволочек с учетом войны на востоке Украины, которая все еще продолжается.

Можно быть уверенным, что Соединенные Штаты в этом деле окажут Украине широчайшую поддержку. Ибо, как уже отмечало наше издание, впервые со времен окончания холодной войны в Белом доме собралась команда, которая не декларирует намерений улучшить отношения с Россией. Наоборот, новый американский президент и его администрация в довольно жесткой манере выдвигают претензии Москве, угрожая привлечь ее к ответственности и за вмешательство в выборы, и за кибератаки, и за отравление Алексея Навального, и за подстрекательство талибов против американских военных в Афганистане и тому подобное. Поэтому можно предположить, что Байден не столько вынудил Зеленского на решительные шаги против российского влияния, сколько благословил его на это. И то, что Вашингтон через свое посольство в Киеве постфактум поддержал санкции против каналов Медведчука, лишь подтверждает этот тезис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.