Намеченное на 22 февраля заседание Совета по иностранным делам ЕС будет посвящено будущему отношений с Россией. Именно там верховный представитель по иностранным делам представит отчет о поездке в Москву 5 февраля. Жозеп Боррель отправился туда в том числе с целью потребовать освобождения оппозиционера Алексея Навального, которому московский суд дал два года и восемь месяцев строгого режима, несмотря на отсутствие какого бы то ни было реального преступления с его стороны. Министр иностранных дел России преподал европейскому коллеге урок перед прессой.

Сергей Лавров раскритиковал чувство собственной «исключительности» Запада, который, по его словам, считает себя вправе вмешиваться — когда угодно и как угодно — во внутренние дела других стран. В тот же день МИД выслал из страны трех европейских дипломатов (немца, поляка и шведа), которых видели на демонстрации сторонников Навального. Все европейские СМИ писали об «унижении» Борреля.

Плохая стратегия

Таким образом, есть все основания предполагать, что заседание европейских министров 22 февраля будет по большей части посвящено Навальному и вопросу прав человека в России. У этого элегантного юриста и основателя Фонда борьбы с коррупцией есть три качества, которые очень ценит молодежь российских больших городов. Прежде всего, это его смелость, как физическая, так и интеллектуальная. Далее, он — красноречивый и эффективный оппозиционер, гений работы в соцсетях, который сосредотачивается на слабостях российских иерархов, то есть их непомерном обогащении. Наконец, он — националист, который, например, считает Крым российской землей. Неловкие нападки на него со стороны российского аппарата безопасности (вчерашнее отравление и нынешнее заключение) создали ему ореол мученика и прославили его на весь мир. Навальный не скрывает стремления стать президентом России. Если он однажды окажется в Кремле, будет ли он большим демократом, чем Путин? Возможно. Но не обязательно.

Некоторые европейские страны (Польша, Литва, Латвия, Эстония) предпочли бы, чтобы ЕС ввел новые санкции против России по правам человека. В таких условиях перед нами, европейцами, встает следующий вопрос: существует ли хоть малейшая возможность, что эта карательная стратегия сработает с Россией? Поспособствует ли она укреплению прав человека? Нет. На протяжении всей истории россияне всегда в штыки воспринимали то, что иностранные государства пытаются учить их жизни, навязывать извне линию поведения и мышление.

Кроме того, не факт, что нынешняя кампания давления на Россию со стороны ЕС служит интересам Навального. Дело в том, что она становится аргументом пропаганды режима, который стремится представить того агентом иностранных держав (кем он не является). Поддержка отважного и несправедливо осужденного оппозиционера со стороны СМИ и НКО вполне естественна, но попытка государств сделать это с помощью санкций контрпродуктивна.

Политика ЕС по отношению к России должна быть продиктована интересами, а не эмоциями. Германия права в том, что хочет завершить строительство газопровода «Северный поток — 2», который обеспечивает ей прямую связь с резервами российского газа через Балтийское море. Почему она должна платить на 35% больше за американский сланцевый газ? Франция совершила ошибку, когда отказалась в 2015 году поставить заказанные Россией военные транспортные корабли. Если мы хотим постепенно привлечь россиян к нашим европейским ценностям, нужно торговать с ними, а не вводить санкции!

Не навредить торговле

В то же время реализм подталкивает нас к непреклонности с россиянами, когда они наносят по нам удар на нашей территории. В частности, они поступают так, мирясь с умножением хакеров в стране. Активность пришедших из России программ-вымогателей переживает бурный рост в Европе. Это ПО способно заблокировать все данные в компьютерной сети, и для ее разблокировки собственникам предлагается заплатить выкуп. Было бы разумно сказать россиянам, что европейские предприятия больше не смогут вести с ними дела, если те и дальше будут принимать у себя такие источники кибератак.

Во французской доктрине кибервойны существуют лишь оборонительные меры. Это ошибка. Полный паралич крупного российского ведомства стал бы четким сигналом для Кремля. В отношениях с Россией нам нужно уметь проявить жесткость там, где это полезно. Но, пока обе стороны сохраняют уважение к национальному суверенитету, не будем вредить торговле, которая во все времена сближала страны.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.