В последние месяцы Соединенные Штаты Америки упорно предостерегают «свободную» Европу от «опасного и вредного» российского газа и от энергетических проектов, которые только усилят ее зависимость от России и от хозяев Кремля. Вместо этого Вашингтон предлагает удовлетворить европейский спрос за счет экспорта «проверенного» и «союзнического» американского или неопределенно чьего СПГ (иными словами, Вашингтону нужно повысить общую зависимость Европы от США, то есть поставить ее в зависимость не только в обороне и безопасности, но и в энергетике). Однако из мира энергетики поступают очень интересные новости, которые опровергают американские предостережения (а также предостережения разных НПО, Европа же несильно отличается от Сербии), а зачастую и прямые угрозы (вроде тех, которые сыплются в связи с почти уже завершенным газопроводом «Северный поток — 2»), звучащие в связи с мнимой опасностью энергетического сотрудничества с Москвой.

Мало кто в мире ожидал столь быстрой экспансии российского СПГ на европейский и азиатский рынок, когда все говорило об эксклюзивном праве Соединенных Штатов, Катара и Австралии на расширение этого сегмента бизнеса. Ведь все уже давно понимали, что конкурировать с Россией в экспорте газа по сухопутным и морским газопроводам невозможно. Теперь же Россия готова составить серьезную конкуренцию и в СПГ-бизнесе. Совершенно неприемлемо для либеральной Америки!

Как сообщает британское агентство «Рейтер», в 2018 году Россия обошла США на самом привлекательном и крупнейшем рынке СПГ — азиатском. В прошлом году она экспортировала в Азиатско-Тихоокеанский регион на 20% больше СПГ, чем Соединенные Штаты. Первое место на этом рынке занимает Австралия, второе — Катар, а Малайзия стоит на третьем месте.

В общей сложности в 2018 году поставки СПГ в мире возросли на 8,3%. При этом экспортом СПГ занимаются 20 государств, а импортом — 42. Рост производства СПГ наблюдается в Австралии, США и в России.

Поскольку СССР никогда не пользовался энергетическими договоренностями для политического влияния и не закрывал ради этого Западной Европе газовые вентили, очень трудно теперь, в период после холодной войны, внушить, что капиталистическая Россия намерена так поступить, ведь бизнес всегда находит себе пути, если в перспективе маячит прибыль. А здесь она велика, продолжительна и гарантирована.

В 2018 году Россия начала экспортировать СПГ со своего арктического мега-проекта «Ямал СПГ» и тут же заняла второе место по количеству СПГ, вывезенного во «враждебную» Великобританию. Безусловным лидером по поставкам газа на британский рынок остался Катар, откуда поступило больше всего газа. Хотя отношения между Россией и Великобританией никогда еще не были хуже со времен холодной войны, катарские поставки сократились на 50%, и важную роль тут сыграл именно новый российский газ с Ямала.

Поставки газа с «Ямал СПГ», по оценкам агентств, изменили энергетический облик Европы. Значительное увеличение импорта СПГ из России и США в Великобританию в последние несколько лет привело к резкому снижению роли Катара. Катар занимал первое место по поставкам СПГ в Великобританию на протяжении многих лет, и в 2017 году доля катарского газа в этой стране достигала целых 87%. В 2018 году эта доля сократилась до 39%, а с начала 2019 года упала до 34%.

Тут важно, что поставки газа из других стран позволили снизить рыночные цены на него для британских потребителей, и по тому же пути пошли другие государства (я пишу о государствах, а не о таких странах, как Украина или страны Прибалтики, которые платят за энергоносители и тем самым оплачивают чужие войны).

Как пишут российские СМИ, по результатам 2019 года, благодаря развитию проекта «Ямал СПГ» (а Кремль развивает и «Ямал СПГ 2») России удалось занять первое место по поставкам СПГ в Европу, и это подтверждает заявления «Рейтера» о российском влиянии на энергетический рынок Европы.

США и ЕС, прежде всего Германия и преданные ей члены ЕС, борются (порой опасно для стратегического союза НАТО) вокруг проекта газопровода «Северный поток — 2», который свяжет Россию и Германию по дну Балтийского моря. Тем временем Россия почти незаметно параллельно со своими газопроводами развивает свои перспективные СПГ-проекты большой мощности. Интересно, что российско-китайские мега-проекты типа газопровода «Сила Сибири» (восточная и западная ветка, то есть два больших независимых газопровода) и газопровода Сахалин — Хабаровск — Владивосток остались почти незамеченными.

За прошедший год из-за пандемии коронавируса спрос на газ упал на четыре процента. В текущем году ожидается прогрессивное восстановление спроса. Большую роль сыграет, прежде всего, возвращение спроса на докризисный уровень на развитых рынках, тогда как на так называемых новых рынках ожидается рост благодаря экономическому восстановлению и снижению цен на газ. По прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), ожидаемый ежегодный рост в ближайшие пять лет достигнет полутора процентов.

Наибольший спрос, по предположениям, покажет Азиатско-Тихоокеанский регион, на который будет приходиться до половины мирового потребления газа. Лидерами станут Китай и Индия, и насколько они увеличат потребление, будет зависеть от направления их политики восстановления после кризиса. Пока в обоих государствах газ пользуется мощной политической поддержкой, и судя по проводимым реформам, его роль будет только расти. Европа все еще в центре событий и слабо (почти никак) привыкает к новой ситуации. Потребление газа там сократилось, но импорт СПГ в Европу за последние три года возрос на 55%, тогда как импорт газа по трубопроводам за тот же период сократился на 5,5%. Правда, нынешнее снижение цен на газ объясняется не импортом через СПГ-терминалы, а исключительно застоем в экономике.

Намного большую опасность для интересов старой Европы, чем энергетика, представляет политическая сторона «преданности» американцам новых членов Европейского Союза на его восточном крыле. Эта приверженность лишает доминантные европейские центры, прежде всего Берлин и Париж, возможности проводить независимую внешнюю политику. Восточные члены ЕС просто им сопротивляются и предпочитают слушаться приказов из Вашингтона, а не из Брюсселя или Берлина, хотя и зависят от них экономически. Правда, это уже другая тема: когда-то ЕС проводил необдуманную политику, расширяясь на восток без глубокого анализа последствий, и его действия объясняются по сути ненавистью к России. Прибыли от освоения и эксплуатации новых рынков не дались даром, и теперь приходится расплачиваться за жажду наживы.

Что касается новой администрации Байдена, то там понимают, что не стоит отдельно акцентировать тот факт, что газ из газопровода и в будущем будет дешевле СПГ, как и то, что на азиатском рынке СПГ цены значительно выше (сейчас они просто рекордные), чем на европейском. Поэтому интересно будет следить за тем, насколько американские производители вообще будут заинтересованы в поставках в Европу, где им пришлось бы снижать цены ввиду существующей там конкуренции с другими поставщиками, прежде всего Россией и ее азиатскими сателлитами, которые через Россию экспортируют газ в Европу.

Газ — это, конечно, политика, но, прежде всего, это бизнес.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.