Москва — Михаил колесит по Москве на велосипеде по 12 часов в день с большим рюкзаком за спиной, даже в самый разгар зимы. Он развозит еду из ресторанов на дом голодным клиентам.

Это совсем не похоже на старомодную службу доставки пиццы. Михаил работает в одной из самых быстрорастущих отраслей в мире.

Он работает в «Яндексе», а этого цифрового гиганта нередко называют «российским ответом Google». Его основной конкурент, «Деливери клаб» (Delivery Club), принадлежит Сбербанку и одной из крупнейших интернет-компаний страны Mail. Ru. У обеих каждый день трудятся по 10 000 курьеров, которые разъезжают по городу на велосипедах и общественным транспортом, а некоторые даже на собственных авто.

После начала пандемии и карантина бизнес резко пошел в гору. Из роскоши и удобства доставка еды превратилась в спасательный круг для бедствующих ресторанов и клиентов, запертых в четырех стенах. Достоверных цифр нет, но по некоторым оценкам, доставка еды выросла как минимум в три раза. Тысячи молодых парней, оказавшихся без работы, — продавцы, официанты, строители и так далее — подались в курьеры, чтобы свести концы с концами.

В этом есть и свои преимущества. «Никого не волнуют ваши политические пристрастия — только не ругай компанию. Можно подобрать удобное рабочее время — хочешь днем, а хочешь ночью. В каком-то смысле, это свобода, — говорит Михаил. — Работы много, хоть завались».

За каждый принятый заказ ему платят по таксе за время и расстояние, чтобы он отправился в указанный ресторан, забрал еду и доставил ее клиенту. Но если он по какой-либо причине задержится, его оштрафуют. Если он отключит на своем телефоне GPS дольше, чем на полчаса, за этот день ему не заплатят. Если он откажется принять заказ, его тоже оштрафуют. По подсчетам Михаила, он работает в среднем 240 часов в месяц и зарабатывает где-то 680 долларов (порядка 50 000 рублей).

Что бы он поменял, если бы мог?

«Нам бы не помешал профсоюз», — отвечает Михаил.

В официальную систему трудового законодательства курьеры не входят. Нет трудового договора — нет ни гарантий, ни пособий, ни возможности урегулировать жалобы. Бывает даже опасно: в апреле прошлого года в Санкт-Петербурге молодой курьер скончался от сердечного приступа — предположительно, от истощения. По иронии судьбы, в стране, где 70 лет заправляла коммунистическая партия, курьерам приходится изобретать систему профсоюзов с нуля, чтобы отстаивать свои интересы.

«Все больше людей зарабатывают себе на жизнь курьерской работой, и в сегодняшней экономике у них мало других перспектив, — говорит журналист-активист Кирилл Украинцев, который создает курьерский профсоюз. — По ущербному трудовому законодательству России, они проходят как самозанятые, и таким образом компании не несут за них никакой ответственности. Курьеры — часть самой быстрорастущей и прибыльной сферы, но прозябают в нижней части трудовой пирамиды. Их сверхэксплуатируют. И мы хотим это изменить».

«Герои пандемии»

Разумеется, феномен доставки не уникален для России. С началом пандемии курьеры заполонили города по всему миру.

«Это огромный и быстрорастущий бизнес. Это совершенно новый мир, рожденный технологиями XXI века, — говорит социолог-экономист и бывший советник правительства Евгений Гонтмахер. — Вы видите, как традиционный Сбербанк объединяется с цифровой компанией и создает целую экосистему новых услуг и по мере своего развития преобразует экономический ландшафт. Занимаются этим в основном молодые — как сами курьеры, так и руководители этих новых предприятий, — и им приходится совершенствовать навыки работы с людьми, чтобы развиваться дальше. И так не только в России, это глобальное явление».

И, как и везде в мире, у российских курьеров мало рабочих льгот или элементарной защиты. Вот почему где-то полгода назад Украинцев решил, что не хочет дальше освещать социальные конфликты и надумал создать профсоюз курьеров по доставке еды.

С тех пор он собрал где-то с сотню активистов, — включая Михаила, — в пока еще не признанный Союз курьеров. Сам он утверждает, что сторонников у него гораздо больше. Они выдвигают два основных требования: отменить штрафы и дать курьерам право подписывать трудовые договоры наравне с другими работниками. Украинцев в курсе глобальных событий и знает про Предложение 22 в Калифорнии, которое обеспечило водителям компаний Uber и Lyft, оказавшимся в схожем положении, ряд преимуществ, но в других отказало.

Они уже даже могут похвастать первыми скромными успехами. В октябре группа организовала однодневную забастовку, — участников она собрала немного, но получила немало положительных отзывов в любопытных московских СМИ. Руководители «Деливери клаб» согласились встретиться с активистами и пообещали снизить часть штрафов.

Ранее несколько компаний профинансировали установку первого в мире памятника курьерам по доставке еды, «героям пандемии», на одной из московских площадей.

В ответном письме без подписи от «Деливери клаб» говорится, что все жалобы курьеров на задержки платежей и аналогичные претензии уже рассмотрены и «служба работает в обычном режиме».

Украинцев говорит, что не питает иллюзий, что благоприятные отзывы прессы и ловкий корпоративный пиар что-то изменят.

«Будет непросто, — говорит он. — Новая цифровая экономика разрушает все контакты между людьми. Каждый работает сам и с начальством общается главным образом по телефону, не имея прямого контакта. Штат постоянно меняется, текучка огромная. Многие — мигранты без гражданства, они боятся поднимать шум, чтобы их не выслали из страны. Наш ответ — пользоваться цифровыми методами самих компаний, связываться друг с другом через социальные сети, каналы „Телеграм" и „Ютуб". Еще мы проводим уличные протесты и занимаемся другими, более традиционными формами пропаганды».

«Курьерам по доставке еды нужна поддержка»

Ветеран левого движения и профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Борис Кагарлицкий говорит, что, несмотря на первые успехи для достижения главной цели, — чтобы с ними обращались как с обычными работниками, — курьерам понадобится твердая политическая поддержка.

«В растущей отрасли добиться результатов проще. Если бы они боролись за крохи в разваливающейся отрасли, их первые же шаги могли пойти прахом, — говорит он. — Совершенно очевидно, что решающую роль тут сыграло общественное мнение, — и оно будет незаменимым в дальнейшем. Работодателям, чьи службы каждый день плотно работают с общественностью, нужен хороший пиар, иначе это обернется против них».

«Но кроме того, курьеров должны поддерживать политические силы — продвигать законы, которые удовлетворяют их потребности. Если бы у нас в России правительство было дружественным к рабочему классу, — а его нет, — оно заставило бы компании брать сотрудников в штат. Курьеров отчасти поддерживают несколько членов Мосгордумы, в основном коммунисты, но на их сторону не встала ни одна политическая партия».

Официальная 30-миллионная Федерация независимых профсоюзов, близкая прокремлевской партии «Единая Россия», помогать, похоже, не намерена. Более малочисленная Конфедерация труда России оказала курьерам юридическую поддержку, но сделать больше, судя по всему, не в силах.

«Нам надо сопротивляться этим идеям о „гибкости труда", которые ориентированы на работодателей, — а для этого нужны согласованные политические действия, которые выльются в строгие законы и закрепят права работников раз и навсегда, — говорит Кагарлицкий. — Сейчас мы очень далеки от этого, но это только начало».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.