«Что себе думает Зеленский — почему до сих пор он не поговорил с Байденом по телефону?» — то ли с удивлением, то ли с возмущением спрашивают представители общественности на Украине, которые искренне заинтересованы в налаживании отношений с США. Мол, новоизбранный американский президент уже и с Трюдо поговорил, и с Джонсоном, и со Столтенбергом, и (о, Боже!) даже с Путиным, а с президентом Украины, несмотря на вроде бы дружеские чувства к нашей стране — до сих пор нет. Более того, от себя добавлю, отдельные из зарубежных лидеров уже успели дважды поговорить с Байденом — после его избрания и после инаугурации.

Проблема в том, что подобная постановка вопроса — «Что себе думает украинская власть?» предусматривает, что это вроде украинский президент или украинская власть не добиваются разговора с Белым домом. Вроде бы Байден и не против, но ведь украинская власть упорно жмет на тормоза.

Действительно, после избрания Байдена президентом Зеленскому не удалось поговорить с ним ни разу. Но при всем критическом отношении к власти — сетования на отсутствие факта такого разговора нужно адресовать Киеву, или, возможно, все же Вашингтону?

Более чем уверена, что попытки в телефонном режиме поздравить Байдена делались сразу после того, как стало известно, что именно он займет Овальный кабинет на следующие четыре года. И только интенсифицировались по линии Киев-Вашингтон ближе ко дню инаугурации и сразу после нее.

То, что такой разговор не состоялся, действительно показательно. Но, по-моему, показательно не с точки зрения бездействия украинских властей, а с точки зрения дальнейшего восприятия Украины в Вашингтоне, в частности, в окружении Байдена.

А горькая правда в этом восприятии для нас заключается в том, что Украина и в дальнейшем считается уязвимым местом Байдена, а не его сильной стороной. В американской столице, в том числе и в близких к администрации кругах, Украину продолжают называть даже не токсичной, а радиоактивной. По моей информации из ряда источников, именно шлейф истории с импичментом является причиной того, что не разговор состоялся сразу после избрания Байдена президентом. Не исключаю, что именно этот шлейф, а также факт отсутствия каких-то насущных вопросов для обсуждения именно с украинским президентом (как это было с некоторыми другими зарубежными лидерами) стал причиной того, что такой разговор на момент написания этой статьи не состоялся между лидерами и после инаугурации. Ведь в отличие от контактов с другими зарубежными лидерами, разговор Байдена с Зеленским рассматривался бы наиболее активными оппонентами нынешнего президента США если не под микроскопом, то очень пристально.

То, на чем сегодня действительно стоило бы сфокусировать внимание поборникам стратегического партнерства Украины и США — это на поиске аргументированного ответа на вопрос: «Какой конкретный вклад Украина может сделать в повестку дня президентства Байдена?». Без хорошо аргументированного и понятного не только для новой администрации, но и ее критиков в США, ответа на этот вопрос будет значительно сложнее снимать остатки вышеупомянутой «радиоактивности».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.