Международная федерация хоккея на льду лишила Белоруссию права на проведение Чемпионата мира, который должен был состояться в конце мая — начале июня. Такой шаг оказался для Лукашенко гораздо более болезненным ударом, чем прежние европейские санкции. Это связано с тем, какое огромное значение для белорусов и их авторитарного президента имеет хоккей.

Официально члены Федерации обосновали свое решение невозможностью обеспечить безопасность спортсменам, судьям и зрителям. «Мы старались действовать так, чтобы чемпионат служил примирению и преодолению общественно-политических проблем в Белоруссии, поиску пути вперед», — отметил Рене Фазель (René Fasel), который занимает пост ее главы с 1994 года. В том же самом году Лукашенко стал президентом и с тех пор не выпускал бразды правления из своих рук.

Лукашенко не видит никаких проблем

За неделю до принятия решения Фазель прилетел в Минск и встретился с Лукашенко. Тот объяснял, что эпидемиологические показатели в Белоруссии не вызывает тревоги, а по поводу политики волноваться тоже не стоит. «У нас протестующие и прочие недовольные не штурмуют правительственные учреждения и капитолии в Беларуси. У нас совершенно нормальная обстановка с точки зрения развития демократических процессов», — уверял он.

Приведенная цитата показывает, что Лукашенко совершенно уверен в правильности своих решений, а избиение не проявляющих агрессии демонстрантов и стрельбу по ним он считает мерами, необходимыми для поддержания порядка и стабильности в государстве. Это ключевые для него понятия, а любые перемены могут порядок и стабильность нарушить.

Кстати, если уж сравнивать ситуацию в Белоруссии и в США, то следует сказать, что в Вашингтоне 6 января во время штурма Капитолия задержали 52 человек. В ходе относительно немногочисленных, совершенно мирных акций в Минске, не сопровождавшихся даже малейшими актами вандализма, 6 декабря прошлого года, по данным белорусского МВД, задержали 330 белорусов.

Другим свидетельством того, что минские власти стараются всеми силами изобразить ситуацию в стране стабильной, служит курьезное объявление белорусского комитета по организации ЧМ. Оно появилось после встречи с Фазелем. Минск публично заверил, что во время чемпионата в Белоруссии не будут отключать интернет, а все журналисты получат аккредитацию. Доступ к сети ограничивали в течение нескольких дней после прошедших в августе президентских выборов, а потом во время воскресных акций протеста. Аккредитации перестали выдавать уже за несколько дней до выборов, в октябре их просто аннулировали, из-за чего страну пришлось покинуть большинству заграничных корреспондентов.

Минск также подчеркивал, что он не преследует граждан, а в особенности спортсменов, по политическим мотивам (между тем некоторые из них за критику в адрес режима лишились мест в сборной или были арестованы), продолжается обсуждение новой конституции (о том, что к нему не допускают оппонентов власти, умалчивается), а изучением причастности главы Федерации хоккея Белоруссии Дмитрия Баскова к убийству активиста Романа Бондаренко занимается прокуратура (разумеется, она полностью подчиняется Лукашенко). Официальные минские власти уверяют, что в стране не происходит ничего экстраординарного. Лукашенко, в свою очередь, еще в начале января старался показать, что возможная отмена чемпионата его не тревожит: «Мы особо не паримся. Пройдет — пройдет, не пройдет — не пройдет. Но оснований, чтобы он не прошел, на миллиметр нет. Это будет позор полный».

Полный позор произошел

Однако в понедельник 18 января появилось сообщение об отмене чемпионата. Судя по оживленной реакции белорусских чиновников и молчанию самого Лукашенко, это стало для него болезненным ударом. На следующий день пресс-служба опубликовала фотографии, на которых он запечатлен колющим дрова и купающимся по случаю Крещения в проруби в компании своего любимого шпица Умки.

«Это решение имеет исключительно политическую подоплеку», — возмущенно восклицали государственные СМИ. Они не объясняли, однако, что дело в действиях Лукашенко и жестоких акциях по разгону демонстрантов, на которые неоднократно обращали внимание представители Латвии, Германии, Финляндии и других стран. Эту тему подняли также спонсоры, «Шкода», «Нивея» или «Ликви Моли», подчеркивая, какое большое значение для них имеют права человека. Возможно, угроза того, что они откажутся от участия, стала решающим фактором. Однако белорусские чиновники и СМИ об этом не упоминали, подчеркивая только, что Белоруссия наверняка смогла бы провести турнир на самом высшем уровне, но Международная федерация хоккея подчинилась политическому давлению. Собственно, сложно не согласиться с тем, что Белоруссия смогла бы провести чемпионат, а причины его отмены были чисто политическими. Оппозиция, Запад и те, для кого важны права человека, оценивают принятое решение положительно.

Точки над «i» расставил Рене Фазель, который сказал на следующий день после обнародования решения в беседе с агентством РИА Новости (отчасти, вторя риторике Минска): «Из-за сложившейся ситуации в Белоруссии мы понимали, что оппозиция будет использовать чемпионат мира в своих политических целях, будет устраивать демонстрации. Конечно, в таком случае может последовать реакция правительства. А ведь всем во время чемпионата мира надо гарантировать безопасность».

В дискуссиях часто вспоминают 2014 год, когда в Белоруссии тоже должен был пройти хоккейный чемпионат мира. В тюрьмах уже находились политзаключенные, шли преследования оппонентов Лукашенко, но он освободил большинство из них, и турнир состоялся. Сейчас все гораздо более серьезно. Через следственные изоляторы прошло несколько десятков тысяч человек, по демонстрантам велась стрельба, по меньшей мере четверо погибли. Количество политических заключенных достигает почти 200 человек. Весь мир видел сцены жестокого разгона демонстраций в Минске и других городах. Естественно, что известные компании не хотят ассоциироваться с событиями такого рода.

От вируса помогает лед

Чтобы понять, что такое хоккей для Белоруссии, достаточно вспомнить многочисленные интервью, которые Лукашенко давал на ледовых аренах, появившихся при нем в городах и городках по всей стране. В одной из недавних бесед с журналисткой канала «Россия 1» он рассказал, что тренируется как минимум трижды в неделю. У него есть собственная команда, которая регулярно побеждает в проводящемся с 2005 года Рождественском турнире. Лукашенко (он играет с номером 1 или 99) проиграл только три раза: в 2007, 2011 и 2015, тогда победа доставалась россиянам. Успехи президентской команды удивления не вызывают: в ней играют бывшие и нынешние члены сборной Белоруссии, которые противостоят любителям.

В прошлом году мероприятие отменили из-за, как гласило официальное объявление, «распространения вирусных инфекций». Между тем еще весной Лукашенко, находясь на катке, уверял журналистку государственного канала ОНТ, что никакого вируса нет. «Здесь нет вирусов никаких! Ты же не заметила, что они летают? Вот и я не заметил. Самое лучшее здоровье — спорт, а такой холодильник — самое лучшее антивирусное лекарство», — говорил он.

Кстати сказать, именно такое отношение к белорусам, как идиотам, которым можно рассказывать, будто от коронавируса лечит водка, трактор и хоккей, стало причиной падения уровня поддержки Лукашенко накануне августовских выборов.

Хоккей как государственная идеология

Еще в 2017 году Наталья Качанова, глава администрации президента (сейчас — председатель верхней палаты белорусского парламента), которая считается его ближайшим соратником, подчеркивала, какую роль играет хоккей в жизни белорусов. «Вы видите, насколько пристальное внимание президент страны уделяет спорту и хоккею, в частности. Это идеология. Это то, что может сплотить нацию», — говорила она.

Слово «идеология» прозвучало не случайно. На белорусских предприятиях до сих пор есть специалисты по идеологической работе: они следят за взглядами сотрудников и занимаются проведением государственных праздников. В модели белорусского государства, перенесенной из советских времен, спорт занимает важное место. Люди вроде Качановой и Лукашенко считают, что человек (как рабочий, так и представитель интеллигенции) должен трудиться, зарабатывать (все чаще — на минимальном уровне), заботиться о своем здоровье и время от времени развлекаться, то есть, как говорят белорусы иметь «чарку и шкварку». Большего гражданину не полагается. Эта мысль сквозит в неофициальных записях встреч Качановой с трудовыми коллективами предприятий и студентами. «Кто вам мешает, скажите? Вы учитесь, вы закончите вуз, вам нет работы? Вам негде реализовать себя?» — недоумевала она во время одной из них.

Лукашенко лишился не только турнира. Он сам формально занимает пост президента Национального олимпийского комитета Белоруссии, а его сын Виктор — заместителя президента. МОК отстранил их от участия в Олимпиаде. Это значит, что Лукашенко не сможет рассказывать хоккеистам, как им играть. В 2010 году в Ванкувере после не слишком удачных матчей сборной он объяснял им: «Схватил шайбу, толкнул ее ногой, коньком, головой, рукой, чем угодно, и затолкал в ворота, а там разбирайся».

После объявления решения МОК Лукашенко старался показать, что оно его ничуть не тревожит, поскольку он и так уже 25 лет «не посещал эти мероприятия». Впрочем, правда выглядит иначе: в 2008 году, например, он был в Пекине.

МОК также приостановил финансирование Олимпийского комитета Белоруссии. Деньги на подготовку теперь направляются непосредственно спортсменам в обход белорусских чиновников. Это тоже важный шаг, поскольку многие спортсмены, открыто выступавшие против режима, лишились своих мест в сборной, а некоторые попали в СИЗО и тюрьмы. 1 500 из них подписали письмо с призывом остановить насилие и провести честные выборы.

Что будет дальше?

Оппоненты Лукашенко, в том числе лидер оппозиции Светлана Тихановская, приветствовали решение лишить Минск чемпионата. «Это победа каждого белоруса, который знает, что хоккей — это игра, и белорусы не собираются играть с преступниками. Это наша общая победа», — заявила она.

Тихановская, а тем более ее советники, не могут не понимать одного: лишить Лукашенко турнира — все равно, что отнять у ребенка любимую игрушку. И если он даже не стал сейчас громко рыдать по этому поводу, то наверняка затаил обиду. Эта обида может переродиться в агрессию, направленную на политических соперников. Сейчас Лукашенко уже ничто не будет останавливать. Какой смысл сохранять видимость приличий, если терять нечего?

На международной арене, как он говорил в упомянутом выше интервью каналу «Россия 1», у него есть один друг — Владимир Путин (после прозвучал целый список претензий в адрес Москвы). В Белоруссии Лукашенко располагает верными людьми вроде Дмитрия Баскова и правоохранительными органами. Он никого не отправил в отставку, никого не лишил властных полномочий, и тем более не сделает этого после обнародования решения Международной федерации хоккея, продолжая держаться за свою верную гвардию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.