Великие принципы меняются с широтами? Именно такой вопрос встает при сравнении отношения дипломатов и СМИ к двум разоблачителям, которые во многом отличаются, но оба не могут свободно вести борьбу без столкновения со слепыми репрессиями: Алексею Навальному и Джулиану Ассанжу. Быстрое задержание российского оппозиционера повлекло за собой бурю негодования в западных странах. Будь то Вашингтон, Париж или другие столицы — отовсюду раздаются крики неодобрения. И этому можно только порадоваться, какими бы ни были подспудные мысли тех и других. Юридическое крючкотворство, которым воспользовался Кремль, чтобы отправить оппозиционера за решетку, перекликается, скорее, с книгами Гоголя, чем с юридическими фолиантами.

При этом непонятно, почему Джулиан Ассанж не вызывает такой же солидарности. Потому что основатель WikiLeaks — австралиец, а не россиянин? Потому что он выступил с критикой американского контроля, хотя в СМИ сейчас модно усматривать руку Путина за любым политическим событием, от мелкого до в высшей степени стратегического? Потому что он был назван врагом государства в США (представителями всех политических течений), и никто не осмеливается оспорить политическое превосходство Белого дома?

Ни один член ни одного правительства не осудил заключение загнанного и посаженного за решетку в Лондоне человека, которому может грозить выдворение и пожизненное заключение в США. Лишь один представитель ООН осудил ситуацию и назвал ее «пытками». Никто не решился повторить эти слова. ЕС не упускает возможности пригрозить России санкциями, но молчит об участи Джулиана Ассанжа, словно сама мысль об осуждении американской сверхдержавы приводит в ступор брюссельских бюрократов. Франция, родина прав человека, тоже никак не проявила себя.

Когда Эрик Дюпон-Моретти был адвокатом, ему пришла в голову прекрасная мысль потребовать от Парижа предоставления политического убежища лондонскому узнику. Но после назначения на министерскую должность он старательно молчит, как и глава МИДа Жан-Ив Ле Дриан. Тот выпустил пресс-релиз с требованием освободить Навального, но воздержался от подобных заявлений насчет основателя WikiLeaks, чье существование он, судя по всему, предпочитает игнорировать. Как говорил Сомерсет Моэм, «у всех принципов общее в том, что ими при необходимости всегда можно пожертвовать».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.