Так случается все чаще. В тех областях, где государства и транснациональные организации не успевают или отстают, их роль берут на себя крупные корпорации. По крайней мере отчасти это заметно, скажем, в области окружающей среди и социальной сфере. Например, «Нестле», выходя на новые рынки, начинает строить там более качественные дороги. Правда, компания делает это в основном для того, чтобы проще было свозить молоко с горных ферм на заводы у подножий. Однако в итоге новые дороги достаются всем и останутся там еще долго после того, как «Нестле» покинет страну.

Недавно мы стали свидетелями того, как подобным образом поступила и чешская «Шкода». Автопроизводитель бескомпромиссно заявил, что если в этом году чемпионат мира по хоккею состоится в Белоруссии, стране, охваченной массовыми гражданскими беспорядками из-за результатов фальсифицированных президентских выборов, то организаторы мероприятия могут забыть о спонсорских деньгах от «Шкоды». Прошли две недели, прежде чем Международная хоккейная федерация сообщила, что чемпионата в Белоруссии не будет якобы из-за «угрозы безопасности».

Неужели именно угроза лишиться спонсорских денег от «Шкода Ауто» перевесила все в глазах организаторов? Вряд ли. Против того, чтобы в этом году чемпионат проходил в Белоруссии высказался ряд политиков и других спонсоров. Но не стоит сомневаться в том, что позиция генерального спонсора дала первый толчок к решению спортивных функционеров. Кстати, как заявил на Чешком телевидении президент Чешского союза хоккея на льду Томаш Крал, он и сам не представляет, как можно было бы справиться с проведением чемпионата без поддержки «Шкоды Ауто».

А воз и ныне там…

Конечно, «Шкода Ауто» нисколько не заменяет чешских дипломатов. Тем не менее трудно не сравнить реальный результат от действий «Шкоды» с конкретными поступками некоторых политиков. Например, с премьером Андреем Бабишем. После белорусских выборов он занял позицию, которую лучше всего можно охарактеризовать как «много слов, а воз и ныне там». По крайней мере так написано в анализе Ассоциации по международным вопросам, где отмечают, что сначала после фальсифицированных выборов премьер отзывался о последнем европейском диктаторе очень резко и призывал повторить 1989 год. «Но за этими громкими словами не скрывалось содержания, и премьер изменил свою жесткую линию. Лучше всего о потере интереса со стороны Андрея Бабиша говорит то, что он отказался встречаться с лидером белорусской оппозиции Светланой Тихановской после встречи премьеров Вышеградской четверки в Польше», — говорится в материале.

Кстати, авторы исследования хвалят Чехию за то, что она продемонстрировала один из лучших примеров помощи поствыборной Белоруссии. Особенно позитивно оцениваются такие проекты, как программа «Медевац» Министерства внутренних дел, финансовая помощь Министерства иностранных дел, как и острая риторика МИДа. Но тут же в материале добавляют, что «стратегическая коммуникация Чешской Республики опять была слабой и нескоординированной, а чешская внешняя политика, которую проводило высшее руководство, не была единой. Нехватка инструментов для решительной реакции в ответ на нарушение демократии и прав человека в мире по-прежнему ограничивает возможности чешской дипломатии».

«Шкода Ауто» действовала прямолинейнее (да, государство часто не может себе этого позволить), и результат налицо. Конечно, хоккейного фаната Александра Лукашенко и его режим потеря чемпионата расстроила и лишила последних остатков международного веса. Вопрос, не удалось ли таким образом достичь большего, чем «крайне решительным политическим осуждением».

Конечно, «Шкода Ауто» не Мирек Душин (литературный герой, воплощение дружбы, честности, искренности, самопожертвования — прим. перев.), и она даже не претендует на эту роль. Кстати, с точки зрения цифр пойти против Белоруссии не самый героический поступок. Продажи группы «Фольксваген», куда входит «Шкода Ауто», за год до начала кризиса достигали 89 миллиардов евро, а это почти в два раза больше ВВП Белоруссии в 2018 году. Критики напоминают автопроизводителю, что в других случаях, в частности когда речь шла о подавлении меньшинств в Китае, он не столь решителен.

Конечно. Но даже китайский пример не уменьшает ценности нынешнего «белорусского шага». Автопроизводитель мог просто не осложнять ситуацию на местном рынке, особенно ввиду спада продаж в мире. Но вместо этого «Шкода» нанесла белорусскому режиму, возможно, даже более сильный удар, чем многие политики, которые на протяжении 27 лет позволяли последней европейской диктатуре цвести у себя по соседству. А что касается Китая, то наиболее точное определение политики, включая коммерческую, с которой мы тут и столкнулись, звучит так: «Это искусство возможного».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.