Когда в среду, 20 января 2021 года, Джо Байден возьмет в руки бразды правления американской исполнительной властью, его первостепенной задачей станет борьба с последствиями пандемии covid-19 в социальной и экономической сферах, а также в области здравоохранения. Но очень скоро на первый план опять выйдут основные вопросы внешней политики, и ему придется сделать важный выбор.

Байден столкнется с четырьмя стратегическими вызовами: возможное создание Ираном ядерного оружия; межконтинентальные баллистические ракеты Северной Кореи; защита Тайваня от коммунистического Китая; мечта России возродить утраченную империю. Чтобы отреагировать на них должным образом, 46-му президенту США потребуется много ума, умения, серьезного подхода к деталям и терпения — качеств, которых часто не хватало его предшественнику.

В декабре 2020 года иранский парламент принял закон, обязывающий его правительство производить и накапливать в стране каждый год 120 килограммов урана с уровнем обогащения 20%. Также закон предполагает блокирование доступа международных инспекторов на свои объекты. Означает ли это, что страна возвращается к созданию атомной бомбы? В июле 2015 года Иран согласовал положения итогового Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД) в обмен на снятие международных санкций, чтобы снова стать великой торговой державой. Но как только Трамп стал президентом, Америка в одностороннем порядке вышла из Венского договора, а европейские, южнокорейские и японские фирмы отказались от торговли с Ираном, опасаясь наказания со стороны Вашингтона.

Режим реакционного исламского духовенства в Тегеране обвиняет умеренного президента Рухани в том, что он пошел на глупую сделку. Они не хотят снова вести переговоры с американцами до тех пор, пока не пройдут испытания их первой атомной бомбы. Будет ли у Джо Байдена достаточно сил и смелости, чтобы очень быстро предложить «большую сделку» Рухани, последний срок полномочий которого истекает в середине июня 2021 года? Это был бы дипломатический торг, включающий в обмен на отмену санкций США обсуждение всех злободневных тем: ядерное оружие, баллистические ракеты, вмешательство во внутреннюю политику Ирака, Сирии, Ливана, Йемена. Это могло бы дать шанс на избрание нового умеренного президента, такого как министр иностранных дел Джавад Зариф.

Что касается возвращения Северной Кореи на международную арену, то Дональд Трамп сделал большой шаг вперед, оказав диктатору Ким Чен Ыну должное внимание и поговорив с ним напрямую. Тема для разговора была та же, что и с Ираном: денуклеаризация в обмен на экономические и торговые выгоды. Но Белый дом не отнесся к этому вопросу с должной серьезностью, и диалог зашел в тупик. Сегодня режим в Пхеньяне собирается сделать с опорой на собственные силы атомную ракетную подводную лодку — стратегическое оружие, способное однажды создать прямую угрозу США.

В отношении Китая администрация Байдена будет не менее подозрительной, чем администрация Трампа. Взаимодополняющий характер сотрудничества Китая и США во времена Клинтона перерос в стратегическое, политическое, коммерческое, технологическое и финансовое соперничество Америки и КНР. Беда в том, что сейчас Америка ведет это соревнование в состоянии упадка. И она не в восторге от перспективы, что скоро на смену ее мирового лидерства придет коммунистическая диктатура Пекина.

Вашингтон не в полной мере осознал, что Китай нарушил два своих международных обязательства: оставить Гонконгу либеральную систему на пятьдесят лет после того, как в 1997-м году из Гонконга ушла британская колониальная администрация. Пекин упирает на тот факт, что Гонконг вошел в состав Китая в качестве автономии. Но Китай надо обязать еще и никогда не милитаризировать необитаемые рифы, захваченные им в Южно-Китайском море. Сегодня существует опасность, что материковый Китай однажды захочет силой захватить остров Тайвань, образец нашей демократии в Азии. При попытке вторжения Тайвань будет защищаться, но что будут делать США? Это неоднозначный вопрос, который нужно срочно решать.

По отношению к России в американской политике отсутствовали ясность и реализм. Байдену придется торжественно подтвердить свою приверженность статье 5 устава НАТО, гарантирующей вмешательство США для помощи союзной стране, подвергшейся нападению. Как только Польша и страны Балтии обретут уверенность, Вашингтону придется осознать, что политика санкций против Москвы не сработала. Наивно полагать, что завтра в России установится прозападный либеральный режим. Запад зря тратит время на лекции России о правах человека. Если он захочет понемногу направлять Россию в русло своей политики, то это будет возможно только посредством торговли и дипломатического компромисса (финляндизация Украины и Грузии; разоружение; общая борьба против исламизма).

Ясность и реализм? Этих качеств не было ни у Трампа, ни у Обамы. Но почему их не должно быть у Байдена?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.