Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся. Эти поэтические строки Тютчева как нельзя более точно характеризуют эпоху соцсетей, когда достаточно одного неосторожного высказывания в публичном пространстве, чтобы надолго оказаться в социальной изоляции. На днях газета «Нью-Йорк таймс» подробно осветила скандал с выложенным в соцсетях трехсекундным видео подростка, содержащим расовое оскорбление. Эта видеозапись, быстро став вирусной, в конечном итоге не только разрушила жизнь совсем юной девушки, но и привела к обвинениям в «системном расизме» в одном из самых благополучных и богатых округов США штата Вирджиния.

Собственно, сама история проста и незатейлива: 18-летний выпускник средней школы округа Лоудон (штат Вирджиния) Джимми Галлиган выложил в соцсети коротенькое видео, записанное его одноклассницей Мими Гроувс ещё несколько лет назад. Пятнадцатилетняя девочка-подросток, сдав экзамен на водительские права, отправила тогда своей подруге видео, на котором она смотрит в камеру и произносит короткую фразу: «Я умею водить, негры». Видео распространилось среди некоторых учеников ее школы, однако особого внимания тогда не привлекло. Мулат-одноклассник Галлиган увидел его только в прошлом году и решил сохранить, чтобы впоследствии опубликовать в более благоприятное время. Тогда, когда можно будет с наибольшим шумом привлечь внимание общественности к расовым оскорблениям.

Галлиган так и поступил. Он опубликовал видео некорректного высказывания тогда 15-летней Мими Гроувс, написав, что оно отражает общую обстановку в школе, где процветают проявления расизма, несмотря на поступающие жалобы со стороны учеников. Молодой человек (мать которого чернокожая, а отец белый) утверждает, что и сам неоднократно сталкивался в классах и коридорах школы с оскорблениями на расовой почве (в том числе советами «идти собирать хлопок», например). А поэтому он, мол, просто хотел, чтобы одноклассница «поняла всю суровость» наказания, которое полагается за употребленное ею слово.

К этому моменту Мими Гроувс уже была капитаном школьной «команды поддержки». То есть увлеклась популярнейшим для американских подростков видом спорта — девочки «чирлидеры» своим особым видом гимнастического танца подбадривают перед матчем и в его перерывах спортивную команду своей школы или вуза, создавая на стадионе благоприятную морально-психологическую атмосферу.

Участие в «команде поддержки» считается для девушки в США большим бонусом при поступлении в вуз — все учебные заведения хотят заполучить свое запоминающееся девичье «лицо колледжа» на стадионе, под объективами сотен камер…

После школы Мими Гроувс собиралась поступать в престижный университет Теннесси в Ноксвилле, команда чирлидеров которого являются действующим чемпионом США. Когда после убийства Джорджа Флойда расовые протесты захлестнули всю страну, девушка опубликовала в сети Инстаграмм антирасистсткие призывы «протестовать, жертвовать, подписывать петицию, митинговать, делать что-то» в поддержку Black Lives Matter (BLM). Джимми Галлиган точно рассчитал время для «возмездия»: он дождался ровно того дня, когда Мими Гроувс подала документы в выбранный ею колледж. И сразу же опубликовал припасенное им архивное видео в TikTok, Snapchat и Twitter. Через несколько часов в соцсетях разразилась настоящая буря, негодующие пользователи завалили университет Теннесси требованиями отозвать своё приглашение о приеме для Мими Гроувс. Надо сказать, что Галлиган был не одинок в своей своеобразной «вендетте»: на волне расовых волнений подростками были созданы сотни анонимных акаунтов в Инстаграмм для того, чтобы призвать к ответу за расистские высказывания или неподобающее поведение своих одноклассников.

Расплата для девушки последовала незамедлительно, через два дня ее уже исключили из команды поддержки, а затем под давлением сотрудников приемной комиссии она была вынуждена забрать своё заявление с просьбой о приеме в университет Теннесси. Администрация последнего заявила, что с учетом шквала возмущённых звонков и писем с требованиями отказать мисс Гроувс в приеме она просто не видит иного выхода из ситуации. При этом более дюжины университетов в США столкнулись в этом году с такими же проблемами: когда-то допущенные расистские высказывания в соцсетях не позволили выпускникам школ продолжить обучение в выбранных колледжах.

«Нью-Йорк Таймс», которая сама активно поддерживает Black Lives Matter, быстро выяснила, что одна из одноклассниц Мими Гроувс рассказала журналистам, будто в классе «всегда было очень неудобно быть чёрным». Многие чернокожие ученики охотно поделились с прессой сведениями о том, что в этой школе города Лисбурга (в школе Heritage High, расположенной в одном из самых богатых в стране пригородов, всего 8% чернокожих учеников, ещё 6% принадлежат к смешанным расам) всегда царила атмосфера «расовой нечувствительности». Вспомнились и случаи использования расовых оскорблений.

«Нью-Йорк таймс» не поленилась поворошить прошлое и выяснить, что в отчёте, подготовленном школьным округом, говорится об «укоренившейся практике» игнорирования руководством школы расовых оскорблений учениками и учителями. Там же говорилось и о «несоразмерных дисциплинарных наказаниях» для чернокожих учеников по сравнению с белыми. Согласно данным отчёта, «низкий уровень расового сознания и расовой грамотности» администрации школы и учительского состава привёл к формированию «враждебной среды обучения» для меньшинств. Руководство школьного округа Лоудон спешно отреагировало на скандальный отчёт: в августе был выпущен план по борьбе с системным расизмом, а в сентябре были принесены и официальные извинения за неожиданно всплывшую в этом районе «сегрегацию».

Для Мими Гроувс публикация видео стала личной трагедией, перечеркнувшей ее жизненные планы. Девушка столкнулась в том числе и с угрозами физической расправы в случае ее появления в общежитии университета. Сама Мими, которой недавно исполнилось 19 лет, в своём интервью говорит о том, что «ей теперь противно оттого, что эти слова когда-то вылетели из ее уст». Она, по ее словам, была тогда «слишком молода, не понимала серьёзности этого слова, истории и контекста, стоящего за ним», и просто повторила ругательное слово, которое «было в песнях, которые ребята слушали». Родители девушки считают, что их дочь стала «мишенью мафии в соцсетях» за ошибку, которую совершила в подростковом возрасте: все её реальные достижения и многолетняя работа были обесценены в один миг. И это, «к сожалению, повлияет теперь на всю оставшуюся жизнь». «Я узнала, — говорит Мими Гроувс, — как быстро социальные сети могут представить искаженный портрет человека, которого они совсем не знают. И как такое искажение может потенциально разрушить чью-то жизнь».

Одна из ее подруг, выступившая в ее защиту, несмотря на последовавший огонь критики со стороны пользователей соцсетей, написала сообщение в Snapchat, в котором подчеркнула, что «необходимо учить людей, а не разрушать их жизни только из-за желания почувствовать свою силу». Однако Джимми Галлиган, по его словам, ни о чем не жалеет. Если бы он не разместил видео в интернете, никаких подвижек бы не произошло, — завил он журналистам.

Сегодня в странах, где работает институт социальной репутации, действительно можно легко «исчезнуть с радаров» за неудачную шутку или недопустимое с точки зрения сегодняшнего дня высказывание. В этом случае не спасёт даже то, что в момент этого высказывания говорить так не считалось зазорным. Известную американскую ведущую Мегин Келли со скандалом уволили из собственного шоу за «расистские высказывания о блэкфейсе» (в США блэкфейс, то есть разновидность грима, представляющая собой изображение чернокожего, считается расизмом в грубой форме). Обсуждая в прямом эфире тему костюмов, уместных во время маскарада на Хэллоуин, журналистка заявила, что не видит ничего страшного в подобном гриме, чем вызвала волну негодования в свой адрес. Популярному ведущему вечернего шоу Джимми Киммелу, обвинённому в расизме из-за своих старых пародий на афроамериканцев, пришлось рассыпаться в самых горячих извинениях и временно прикрыть свою передачу до лучших времён. И таких примеров в последнее время великое множество в самых разных областях.

А между тем, когда в 2000 году впервые была опубликована содержавшая откровенно расистские высказывания запись телефонного разговора 37-го президента США Ричарда Никсона с занимавшим тогда пост губернатора Калифорнии Рональдом Рейганом, ничего и близко подобного эффекту разорвавшейся бомбы не наблюдалось. Разговор между двумя известными политиками состоялся в 1971-м году после голосования в ООН, когда право представительства Китая в этой организации перешло к КНР, а не к союзнику Соединённых Штатов Тайваню. Воодушевленная итогами голосования делегация Танзании устроила танцы прямо в зале заседаний. «Смотрел [голосование в ООН] по телевизору, видел этих обезьян из африканских стран, черт возьми, им все ещё неудобно носить обувь», — раздраженно сказал тогда Рейган под смех президента Никсона. Вызывающая неполиткорректность (с сегодняшней точки зрения) этого высказывания будущего 40-го президента США ничуть не помешала оставаться ему в памяти американцев одним из самых уважаемых и популярных лидеров страны.

Но времена меняются, и к тому, что у цифровизации есть и свои темные стороны, придётся привыкать в ускоренном порядке. Во многих странах, и в первую очередь в США, расовая тема уже стала «идеологически опасной» для карьеры. А доступные благодаря цифровизации старые аудиозаписи становятся неисчерпаемым источником «политического компромата» на расовой почве.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.