На днях американцы узнали, что российский аналог ЦРУ почти наверняка осуществил самую разрушительную кибератаку в истории. В течение многих месяцев злоумышленники внедряли вредоносное ПО в информационные системы правительственных учреждений США и компаний из списка Fortune 500. Среди американских правительственных структур, в компьютерные системы которых, по-видимому, проникли российские спецслужбы в разгар смертельной пандемии — Госдепартамент, министерство финансов, министерство энергетики и министерство национальной безопасности, а также национальные институты здравоохранения.

Полный масштаб ущерба можно будет оценить лишь через несколько лет. Но атака прекрасно вписывается в концепцию, которую на протяжении многих лет озвучивают эксперты и политики. В международной политике позиции Владимира Путина якобы слабы — неустойчивая экономика, относительно небольшая армия, замедление темпов роста численности населения — но ему удается добиваться успехов. Короче говоря, Россия является возмутителем спокойствия, но не главной угрозой.

Недостатком этого общепринятого мнения является то, что в нем во многом недооцениваются те козыри, которые есть у Путина. Россия представляет угрозу не только в киберпространстве. Она возрождается, активизируя свои действия во всем мире — от Крыма и Сирии до черной Африки, Венесуэлы, Арктики, Европы и далее, чего мы позволить себе не можем. Чтобы правильно могущество России, надо выйти за рамки традиционных критериев, таких как ВВП или военные расходы. Как Путин сказал это два десятилетия назад (приписывая цитату Уинстону Черчиллю): «Россия никогда не бывает такой сильной, какой она хотела бы быть, и никогда не бывает такой слабой, какой ее считают».

Сложившееся после холодной войны представление о России как о стране слабой и приходящей в упадок устарело. Россия прошла долгий путь от немощной, обремененной долгами и беззаконием страны, возникшей после распада СССР в 1991 году, страны, которую покойный сенатор Джон Маккейн в 2014 году назвал «бензоколонкой, которая, притворяется страной».

Россия по-прежнему снабжает большинство стран нефтью и газом — ресурсами, от которых зависит мировая экономика. Но Россия не просто добывает, перерабатывает и продает нефть, она также контролирует большую часть мировой инфраструктуры нефте-и газопроводов. Это дает Путину возможность оказывать давление и влияния на целый ряд стран (включая большую часть Европы), которые не проявляются в таких показателях относительной мощи страны, как ВВП.

Кроме того, Россия является крупнейшим в мире экспортером зерна и продает многое другое, что обладает гораздо большей ценностью — в том числе атомные электростанции, строительные материалы, никель, древесину, алмазы, современное горное оборудование, химикаты, высокотехнологичное коммуникационное оборудование и все более совершенное оружие, которое иногда поставляется одновременно с услугами российских военнослужащих и наемников.

Чтобы устанавливать новые отношения, России не нужна была крупнейшая в мире экономика или самая большая армия. Всего через полтора года после того, как русскоязычные ополченцы захватили Крымский полуостров в 2014 году, российские войска провели внезапную мобилизацию и были переброшены по воздуху и морю в Сирию, спасая неустойчивый режим Башара Асада — и изменив баланс сил на Ближнем Востоке. Российская военная техника, в том числе противоракетные комплексы, сейчас размещены на территории Турции и Греции (оба являются членами НАТО), а также в Иране и Сирии. И Саудовская Аравия, партнер Америки в этом регионе, недавно договорилась о покупке таких систем.

Россия воспользовалась вакуумом, возникшим в результате изоляционизма Дональда Трампа и напряженных отношений с союзниками США. Москва поддерживает правых популистов в Западной Европе, в том числе Марин Ле Пен, претендовавшую на пост президента Франции, а Путин стал образцом для подражания среди авторитарных популистов вроде Виктора Орбана в Венгрии. Николас Мадуро остается президентом Венесуэлы благодаря российской интервенции. И одной из главных причин того, что в Ливии по-прежнему царит хаос и продолжается насилие, является поддержка могущественного военного диктатора со стороны России.

Вместе с тем Россия с помощью продажи нефти и оружия создала взаимовыгодный союз с Китаем: Владимир Путин и китайский лидер Си Цзиньпин гордятся своими тесными отношениями, а их страны все активнее взаимодействуют, проводя совместные военные учения. Индия, возглавляемая Нарендрой Моди, также в значительной степени прибегает к помощи России в области поставок вооружений. Однако Россия оставляет большое количество вооружений себе. Она превратила остатки дряхлой Советской Армии в мобильную, профессиональную боевую силу.

За последние несколько лет путинская Россия также научилась использовать свою «мягкую силу» для поддержки антилиберальных ценностей. Наиболее восприимчивы к влиянию этой силы консервативные общества Ближнего Востока, Восточной Европы, черной Африки и Латинской Америки.

Многие в этих странах видят в Путине социально консервативную альтернативу американскому и европейскому гедонизму, вседозволенности и «политкорректности». Идеологию России распространяет по всему миру международный информационный телеканал RT, международный рупор Путина, а также родственное ему новостное агентство Sputnik. Общеизвестно, что Россия также использовала свою «жесткую силу» для проникновения в информационную среду других стран, включая кибератаки, такие как совершенный недавно взлом компьютерных сетей госучреждений США, и дезинформационные кампании, направленные на то, чтобы вызвать замешательство по поводу разницы между правдой и вымыслом.

Избранный президент Джо Байден и его внешнеполитическая команда должны противостоять истинной угрозе, исходящей от сегодняшней России. Это означает взаимодействовать с Владимиром Путиным в тех областях, в которых необходимо, и при этом противодействовать его многочисленным попыткам нанести ущерб американским интересам — как за рубежом, так и внутри страны.

Одной из непосредственных возможностей для сотрудничества является американо-российский контроль над вооружениями, поскольку договор СНВ-3, предусматривающий важнейшие ограничения на дальнейшее развертывание ядерного оружия и обеспечивающий широкий режим проверки выполнения условий — истекает в феврале 2021 года. Команда Байдена также должна оперативно приступить к совместной работе с Россией и другими странами, чтобы возродить иранскую ядерную сделку, из которой Трамп слишком опрометчиво вышел. Иран, стремящийся к обладанию ядерным оружием, не отвечает ни российским, ни американским интересам безопасности. Москва имеет прочные связи с Тегераном и будет способствовать тому, чтобы муллы подписали любое новое соглашение. Точно так же Россия остается жизненно важной в вопросе ограничения ядерного потенциала Северной Кореи, после того как попытки Трампа наладить отношения с Ким Чен Ыном оказались безуспешными и не помогли закрыть программу создания и испытаний ядерного оружия. И, наконец, администрация Байдена должна взаимодействовать с Москвой над ограничением дальнейшей милитаризации космоса и Арктики.

Совершенно иначе обстоят дела на Украине: Байдену следует взаимодействовать с нашими европейскими союзниками, чтобы противостоять России, продолжающей помогать сепаратистам на востоке Украины, и оккупации Москвой Крыма. У США есть определенные рычаги влияния благодаря введенным ими против России жестким санкциям. США могут предложить Москве постепенное, частичное смягчение санкций в обмен на конкретные действия по прекращению конфликта на справедливых условиях, включая восстановление восточной границы Украины с Россией. При этом команда Байдена должна уделять особое внимание и способствовать экономическому и политическому успеху Украины, в том числе борьбе с коррупцией. Прогресс и процветание на Украине Киеве продемонстрируют россиянам, что демократия может давать лучшие результаты и, чем агрессивная автократия.

В то же время администрация Байдена должна воспользоваться некоторыми ключевыми слабостями России, включая «путинский исход населения» в последние несколько лет. Из России уехали тысячи самых высокообразованных граждан, и по данным недавних опросов, все больше россиян (особенно в возрасте 18-30 лет), заявляют о намерении эмигрировать навсегда. Это лишает Россию трудового и творческого вклада самых талантливых ее граждан. Упрощение порядка иммиграции в США для этих высококвалифицированных российских рабочих пойдет нам на пользу, а Путину во вред.

Россия сегодня не является сверхдержавой в традиционном смысле слова, но она обладает разнообразным набором мощных инструментов и при Путине — желанием и готовностью использовать их, чтобы оставаться грозным глобальным игроком. США должны противостоять угрозе, которую сейчас представляет Россия, с пониманием безотлагательности. Они должны задействовать весь спектр своих дипломатических, экономических и политических ресурсов, в том числе возобновленные усилия, направленные на сплочение мира в соответствии с нашими традициями, основанными на демократических ценностях.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.