Скандинавы восприняли всерьез слова Путина, что если бы Навального хотели убить, то довели бы дело до конца. Многие истолковали их как признание, что в России такое в порядке вещей. Норвежский журналист иронизирует над «дружеской болтовней» о любви. Шведка переживает, что не смогла своими глазами увидеть «нервный» смешок Путина.    

Путин о Навальном: ФСБ довела бы дело до конца (Hufvudstadsbladet, Финляндия)

Отравление Алексея Навального, кризис из-за коронавируса и растущая безработица. Владимиру Путину пришлось отвечать на очень сложные вопросы на четырехчасовой пресс-конференции, предоставляющей репортерам и общественности редкую возможность призвать российского президента к ответу.

Путин о роли России в мире: да, мы белые и пушистые и настроены вести диалог (Yle, Финляндия)

Пресс-конференция затянулась, но нового на ней было мало.

«Да, мы белые и пушистые и настроены вести диалог», — сказал Путин.

После этого он, как обычно, пространно объяснил, что плохого натворил Запад и почему Россия должна на это реагировать.

В этом ответе, по сути, не было ничего нового, но он в очередной раз продемонстрировал, насколько глубоки сейчас противоречия между Россией и западным миром.

Владимир Путин, как всегда, будто мантру повторял, что в России все хорошо.

В этот раз, однако, он ощутил явное сопротивление в виде бесчисленного количества вопросов, из которых становилось ясно, что россияне страдают как от экономических проблем, так и от недостатков системы здравоохранения.

Как всегда, поступали частные вопросы по поводу проблем отдельных граждан, и, как всегда, Путин обещал их решить. Таким образом он создает нужное впечатление, что держит в своих руках все нити и всегда заботится о каждом из своих граждан.

Агентов обвинили в отравлении лидера оппозиции, но Путин это отрицает: «Если бы хотели, довели бы до конца» (DR, Дания)

Президент Путин уже многие годы считает важным не называть Алексея Навального по имени, рассказывает российский корреспондент DR Матильде Кимер (Matilde Kimer). «Сначала он был „блогером", в какой-то момент — „оппозиционным политиком". Сегодня стал „пациентом берлинской клиники"».

Делается это для того, чтобы выставить Навального незначительной фигурой в российской политике. Но это резко контрастирует с разоблачением Bellingcat в сотрудничестве с The Insider, Der Spiegel, El País и CNN.

Путин: «Конечно спецслужбы присматривали за Навальным» (Dagens Nyheter, Швеция)

Рассуждения президента на практике подтверждают, что информация о преследовавших Навального сотрудниках ФСБ соответствует действительности.

«Но это совсем не значит, что его травить нужно, кому он нужен-то?» — сказал Путин с нервным смешком.

Другими словами, Путин признал, что российская служба безопасности убивает людей, а это поразительно.

Читатель Göran Johansson

Путин никогда не смеется нервно, вы это неправильно истолковали.

Для Владимира Путина убийство — это естественно (Sydsvenskan, Швеция)

Ни разу во время своей пафосной ежегодной пресс-конференции Путин не произнес имени Навального. На прямой вопрос он отвечал, называя оппозиционного политика «пациентом». Президент заявил, что Навальный — инструмент в руках американских спецслужб. В своей обычной высокомерной манере он дал понять, что Навального, конечно, могли бы убить, но он настолько никому не интересен, что оно того не стоит.

То есть Путин прямо признал, что его режим считает себя вправе убивать российских граждан.

Хочется в Москву (Sveriges radio, Швеция)

Сижу за компьютером. На мониторе — Владимир Путин, он отвечает на вопросы из своей резиденции под Москвой. Журналисты, которые обычно собираются в огромном зале в российской столице, в этот раз разбросаны по разным помещениям по всей гигантской стране. Их увеличенные изображения тоже показывают на больших мониторах.

На Владимире Путине нет маски. Все остальные в масках. Владимир Путин никогда не носит маску. Как будто опасается, что она может сделать его чересчур похожим на обычного человека.

Да, нынешняя осень показала, что многие задачи по работе можно решить, просто имея доступ к компьютеру. Но когда Владимир Путин начал рассуждать, что если бы он действительно хотел убить Навального, то проследил бы, чтобы это было сделано, после чего издал неопределенный смешок, который многие описали как «нервный», я сполна ощутила, как хотела бы оказаться там, на месте событий, в реальной жизни.

Любовь спасет мир (Dagbladet, Норвегия)

Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган — братья по духу, во всяком случае когда речь идет о демократии и правах человека. Но во многих других вопросах они находятся по разные стороны баррикад. Поэтому было неожиданно, когда российский президент на своей ежегодной большой пресс-конференции в четверг выделил турецкого президента как одного из лучших партнеров. Путин сказал: «Это человек, который держит слово. Мужчина. Он хвостом не виляет».

Нет, он действительно не виляет. Во всяком случае, не на Кавказе, где Эрдоган нанес Путину самое серьезное в 2020 году политическое поражение, если не считать социальных и экономических потерь из-за коронавируса. Война Азербайджана против кавказского союзника России Армении стала унизительным переломным моментом, она сильно навредила авторитету в России в ее ближнем зарубежье. Эрдоган агрессивно вмешался в войну, отправив туда консультантов из Турции и наемников из Сирии. Он открыто вторгся в сферу влияния России, оставив после себя след, свидетельствующий, что Россия потеряла как политический, так и военный контроль в одном из самых стратегически важных для нее регионов. Таким образом Путин получил по морде от своего хорошего друга Эрдогана.

Однако на вопрос, в чем секрет семейного счастья (таких вопросов в стиле дружеской болтовни на этой четырехчасовой конференции было много), Путин ответил: «Любовь. Но это не секрет, это все знают».

И продолжил: «Это чувство должно лежать в основе отношений в семье. И, если уж вы затронули международные отношения, то и в отношениях между народами», — сказал Путин, на этот раз совершенно серьезно.

Итак, теперь-то мы знаем.

Проблема лишь в том, что в путинской России сейчас маловато счастливых людей. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.